Archive

Archive for the ‘bsdm, золотой дождь’ Category

Feb
19

Сижу я себе спокойно в баре, и допиваю последние капли пива, как вдруг рядом присаживается девушка лет 22-и. Ноги как говорятся от ушей, привлекательнейшая мини юбочка, туфли на высоких каблуках, а лицо просто заглядение.

— Можно присесть? спросила она.
— Да! — еле вымолвил я.
— Девушка села напротив меня, закинув ногу на ногу. Демонстрируя свои прекрасные ноги.
-Оксана, представилась она.
-Андрей, в свою очередь вымолвил я .
А потом была абсолютно безобидная беседа. Read more…

Mar
03

«Этому дам», — подумала Таня, любуясь длинными и точёными пальцами механика из автосервиса, — «механика ли?» Её денег хватило доставить «пыжик» на эвакуаторе только до вот этой, кажущейся заброшенной мастерской. «Вид на Волгу с другой стороны строения, видимо, потрясающий. Read more…

, , , , ,

Mar
03

Когда мы познакомились с Галочкой, ей был двадцать один, мне – тридцать два. Среднего роста, красивая, с замечательным худощавым, но не тощим, телом. Мой любимый тип: грациозная, поджарая, с длинными, сильными руками и ногами, плоскими животом и грудью, узким тазом с торчащими косточками, обтянутыми полупрозрачной, шелковистой кожей, тонкой талией, прямыми плечами и длинной шеей. Read more…

, ,

Mar
03

Таня и Катя отдыхали в санатории. Они были лесбиянками и искали себе девушку, над которой они могли бы поиздеваться. Но вседевушки, отдыхающие здесь были заняты и им не удавалось подцепить себе девочку для наслаждения. Наконец подругам повезло и к ним в номер Read more…

, ,

Feb
03
Такси подъехало к его дому, я сильно нервничала, думала как пройдет наша сессия. Позвонила в звонок. Он открыл дверь. По глазам было видно что он тоже нервничает.

-Проходите Госпожа, — сказал он.

Я вошла в его квартиру, простенькая, но обставленная со вкусом. Сняла верхнюю одежу. И в сапогах прошла на кухню. Стол накрыт был к ужину. Он шел следом за мной. Это была первая наша встреча. Оба хотели доминации. Сев в мягки кожаный стул, осмотрела кухню, он налил вина, себе налил водки с соком.

-Извини, я нервничаю, -добавил он.

-Ни чего, это бывает, ну за не последнюю, — чокнулись бокалами спиртного, выпили содержимое.

-Начнем?- спросила я.

-Я готов, -ответил он.

-Тогда сядь у моих ног, — приказным тоном сказала я.

Он подошел, медленно сел рядом с моими ногами, смотрел мне с ужасом в глаза, как будто я собираюсь его бить ремнем. Было смешно на него смотреть. Я протянула ногу в сапоге и приказала.

— Снимай!

Он замешкал, не зная как это сделать захотел встать на ноги. Я тут же его одернула.

— Принеси газету, не вставая на ноги.

Он послушался, поплелся на коленках в комнату, затем пришел обратно так же, но в зубах держал газету.

-Этим я буду наказывать тебя, — сказала я, теперь снимай сапоги.

Он сел, возле ног и с трясущими руками стал расстегивать замки на сапогах. Стянул их с моих ног.

-Можешь унести их в коридор.

Он встал, забрал сапоги и понес. Придя обратно снова сел у ног.

-Молодец, но я не говорила чтобы ты встал, должен был на коленях это сделать. Ты виноват.- Он промолчал, опустив голову.

— Виноват?

-Да.

-Значит наказан. Раздевайся и поворачивайся ко мне задом.

Его как будто пронзило током. В его глазах появились слезы.

-Я кому сказала, Сучка!

Он разделся, одежду положил под стол. И повернулся голый ко мне задом. Голову опустил на руки и сжался. Красивая, мужская задница была у него. Я сложила газету и шлепнула раз, второй. трети….

— Все, устала.

Он так и стаял не двигался. Я до пила вино и закурила.

-Поворачивайся ко мне, будешь пепельницей.

Я так подумала, что за первый день я покажу, в чем прелесть доминирования.

Он открыл рот, я стряхнула пепел. Он поморщился. В фужер я налила сока. И еще раз стряхнула ему в рот.

-Ты же должен быть вещью, сейчас ты вещь пепельница, — и еще раз стряхнула ему в рот.

Его организм этого не ждал. Он по морщился. Я заставила проглотить.

-Не глотается,- сказал он.

-Открой рот, — приказала я,- и влила туда сока, не касаясь его губ.

Он сглотнул, ему стало легче, окурок затушила в пепельнице.

— Ну наливай еще и перейдем в другую комнату.

Налив спиртное мы выпили. Он сидя на полу у ног моих. Я встала, пошла в комнату, похоже это была гостиная. Он на коленях плелся за мной. Посредине комнаты стояло кресло, с кожаной обивкой, я уселось в него. Он пришел к моим ногам. Я сняла чулок с правой ноги.

-Поцелуй мне ногу.

-Хорошо Госпожа.

Он стал целовать стопу, пальцы. Приподняв ногу я всунула ему пальцы в рот и он их начал сосать. Сосал он умело. По моему телу разошлась волна удовольствия.

-Продолжай!

Я закрыла глаза. Кайфовала. Приоткрыв глаза посмотрела на его член. Он стоял в готовности.

-Выше ногу целуй…

И он начал подниматься выше и выше каждый сантиметр целуя губами, проводил языком дыша на мою ногу дыханием. Моя пися уже истекала соками желания, низ живота ныл от желания. Я взяла его за волосы и притянула к трусикам.

— Стягивай без помощи рук.

Он стал зубами нежно хвать стриги, сильно нервничал, а шелк нижнего белья все не поддавался, возвращался на место обратно.

-Госпожа можно я руками? – трясущимся голосом спросил он.

Я встала с кресла и сняла их с одной ноги.

-Вторую сам,- и села снова в кресло, задрав юбку.

Пися уже истощала аромат желания, была влажной…

-Приступай, не заставляй ждать меня Сучка…

Он начал целовать внутреннюю сторону бедра, проводя по ней языком. Приятные волны разошлись по телу, дыхание захватывало от его теплых губ. Я чувствовала что щелка наполняется вожделением. Я тихо взяла ремень со спинки кресла. И ударила по спине Макса ремнем. Он взвизгнул, поднял на меня глаза.

-За что?

-Плохо справляешься Сучка, со своей работой.- Ответила я.- И почему ты мне задаешь вопрос, без моего разрешения.

Шлепнув его ремнем еще раз по спине. На ней уже красовалась красная полоса. Он начал целовать бедро нежнее, щекотать его языком. Я закрыв глаза наслаждалась. Взяв его за волосы, притянула к щелке. И он стал порхать языком на моей писчке, слизывая всю влагу с нее. Я начала постанывать, чего то еще хотелось… Мои раб тяжело дышал, вытянув ногу я почувствовала его возбужденный член. Надавила на яички стопой и его затрясло…Моя нога стала мокрой, я поняла что Макс стал кончать. Это прошло так быстро, он даже сам не понял, уткнувшись в мой лобок он сидел не двигаясь…Поняв что он сделал это не так как надо было.

-Вставай Сучка, ты наказан.

Он встал. Лицо его было красным от того что ему было стыдно, перепачканное моими выделениями. Волосы взъерошены. На члене еще красовалась капля спермы.

-Ложись на подлокотник дивана, буду наказывать. Думаю 10 ударов ремня с тебя хватит.

Он лег на живот, на подлокотник дивана. Сжал попку, зная что ее будут хлестать.

-Ну считай в слух, -и я начала ударять ремнем по его заднице.

Он считал, а я рассекала ремнем, на его теле уже были красивые полосы. Счет перешел за число 5 , но мне понравилось, хотелось продлить удовольствие.

-Не слышу как считаешь!

-Шесть, — стонущим голосом сказал он.

Я ударила сильнее ремнем.

-Семь, совсем шепотом выдавил он.

Еще раз ударила его ремнем.

-Восемь.

-Я еще семь не слышала… Семь,- и еще раз хлестанула ремнем.

-Так не честно, -прошептал Макс.

-Семь, — еще раз ремнем ударила по его красной заднице.

-Семь, — сказал Макс.

Еще ударила ремнем, он уже четко стал отсчитывать удары. После десятого удара он сполз на пол и сел у моих ног. Я закинула одну ногу на диван.

-Иди ко мне, вылижи на сухо.

-Спасибо моя Госпожа за доверие,- обиженно и шепотом сказал моя Шлюха и уткнулся в мою киску.

Я чувствовала что она мокрая, по ней текло. Как только язык вошел внутрь влагалища, меня пробил оргазм, я застонала и прижала голову плотнее к своей пизденке. Это был кайф…

После отдыха я уже не обращала на его возбужденный член. Мы пошли на кухню разбирать наш первый урок доминации с Максом. И нам он обоим понравился, решили продолжать наши сессии…

Feb
03
Солнечный лучик все-таки нашел брешь в обороне плотно задернутых штор и теперь, словно играясь, надоедливо светил в глаза спящей девушки. Она вертела головой, пытаясь сохранить остатки сна, но все было тщетно.Кристина открыла глаза, сладко потянулась и подняв ноги коснулась ими стенки за спинкой кровати. Опустив их, девушка замерла и улыбнулась. Тихо тикали старые часы, солнце уже успело встать, в квартире стояла тишина.. Сессия осталась позади и теперь можно было насладиться отдыхом. Заканчивался июнь и впереди оставались два месяца удовольствий, от этих мыслей между ножек Кристины начиналась сладостная дрожь. Девушка встала с кровати , распахнула шторы, впуская в комнату солнечный свет, и нажав кнопку включения ноутбука побежала в душ.

Проходя мимо комнаты родителей она бросила взгляд на аккуратно убранную постель, и вспоминая вчерашнюю ночь представила, как папа с глухим рычаньем таранит мамину пещерку, а та бесстыдно раскинувшись на этой самой постели сдерживая стоны наслаждения кошкой изгибается под ним. Сегодня отец уехал в отпуск, а вчера Кристина стала невольной заложницей обстоятельств. Проснувшись среди ночи девушка услышала звуки которые трудно с чем-то перепутать, и вот теперь богатое воображение отчетливо рисовало всевозможные картины того, как крупный и мускулистый отец натягивает круглый мамин задок на свой член. Кристина ругала себя за непристойные мысли, а рука ее тем временем теребила горошинку клитора, так под мамины стоны кончала и сама девушка. Всю оставшуюся ночь ее мучили эротические сны, в которых неизвестный проникал в ее жаждущее лоно, но она никак не могла кончить. И проснувшись тело требовало разрядки..

Теплые струи воды ласкали ее грудь, сбегая ниже, соски набухли и стали особенно чувствительными. Кристина нежно гладила себя руками, которые блуждали по ее телу в совершенно хаотичных направлениях. Наконец, сконцентрировав внимание на своем влагалище, девушка прикрыла глаза, и дыхание ее участилось. Пальцы все настойчивее теребили возбужденную плоть, она проникла внутрь, но длины пальцев не хватало, и, схватив с полки электрическую зубную щетку, девочка медленно, но уверенно ввела ее в себя. Со стоном выдохнув, Кристина опустилась на корточки и потянула щетку из себя, влагалище выпустило ее с тихим хлюпающим звуком, который растворился в шуме воды. Девушка включила щетку и вибрирующую ввела в себя снова. Двигая ей внутри себя, Кристина глухо стонала, чувствуя приближающийся оргазм. В голове мелькали различные образы, девушка сконцентрировалась на одном из них и тут же волна накрыла ее с головой. Руками она сжала свою грудь, а вибрирующая щетка еще несколько секунд оставалась в содрагающейся норке, пока выскользнула из бесстыдно кончающей девочки.

Переведя дух, Кристина закончила утренние процедуры, и, завернув голову в полотенце, вторым обернулась сама. В коридоре она оглядела себя в зеркало. Прекрасные ножки, предмет ее гордости, были почти не скрыты короткой тканью, она немного попозировала и, напоследок игриво сверкнув круглой попкой, отправилась на кухню, чтобы позавтракать. Слегка подкрепившись, Кристина чувствовала себя полной сил для предстоящего дня.

Забравшись на кровать с ноутбуком, она зашла в скайп. На часах время приближалось к 10. Иконка контакта Дияны горела зеленым, и Кристина, вспомнив о своем плане, снова начала возбуждаться. С первых дней знакомства с этой девушкой, в голове ее созрел коварный замысел, который она методично и хладнокровно исполняла день за днем. Дияна, именно так, через «Я», была идеальным сочетанием татарской и башкирской кровей, и легкое азиатское очарование ее лица притягивало к себе магнитом. А так же притягивала ее упругая грудь, узкая талия, широкие молочно-белые бедра и круглая попа, которую Кристина собиралась как следует отодрать. Бисексуальные наклонности Кристи проявились уже давно и ничуть не пугали девушку. Обычное общение постепенно переросло в крепкую дружбу, обмен секретами и полную откровенность друг перед дружкой. А с тех пор как Кристина узнала о том, что ее подруга девственница, она потеряла покой. Девушка любила начинать эротические разговоры с Дияной, чувствуя ее смущение и откровенно наслаждаясь, когда замечала, что Дияна начинает сжимать бедра, а в глазах появляется легкая дымка похоти.. Три дня назад Кристина ненавязчиво подвела подругу к просмотру порно и забавлялась наблюдая за тем, как жадно смотрит Дияна за всем, что происходит на экране. Не укрылось от ее взгляда и то, как та якобы случайно коснулась клитора во время сцены лесбийской любви. Прощаясь в тот день, Дияна явно чувствовала себя не в своей тарелке, а Кристи поняла, что финал близок.

Почувствовав, что снова увлажняется, девочка побежала в родительскую комнату, и, открыв шкаф, достала спрятанные мамой игрушки. Вообще, с тех пор как она их нашла, мастурбация Кристины превратилась в настоящее искусство. Разложив на кровати арсенал наслаждения, еще раз им полюбовалась – анальные шарики, несколько имитаторов разных размеров, вибратор-яйцо. Между ног жадно заныло, и, запрыгнув на постель, она написала Дияне. После недолгого общения они договорились встретиться у Кристины дома. Девушка закрыла ноутбук и взяв вибратор ввела его в себя, легкая дрожь устройства передавалась волнами наслаждения телу молодой особы. Кристина лежа на спине подняла свои ножки и взяв их левой рукой под коленками откинула голову и закрыла глаза. Перед глазами стоял образ Дияны, с ее роскошной попой и девушка вдруг стала сама представлять себя своей подругой. Выдавив на руку смазки она начала ласкать свой анус вернувшись в прежнюю позу с поднятыми ногами. Пальчик проникал внутрь легко и приятное чувство заставляло дрожать все существо Кристины. Взяв фаллоимитатор она приставила его к скользкой дырочке, и, прошептав «получай сучка», погрузила его в воображаемое влагалище Дияны. Чувство реальности покинуло девушку, она уже физически чувствовала себя Дияной которую пронзает резиновый член, вибрации во влагалище вводили ее в неистовство и девушка металась по кровати трахая себя и крича во весь голос. Сильнейший оргазм сотряс ее тело и, резко выдернув из себя игрушки, девочка блаженно замерла, выпятив свой оттраханный зад с не успевшим закрыться анусом, стоя на коленях и прижавшись грудью к кровати.. Сердце бешенно стучало в груди, дыхания не хватало, «мамочки как хорошо» думал она про себя.

На подгибающихся ногах она добралась до ванной комнаты, подмылась и, сняв насадку с душа, сделав напор совсем слабым вставила кончик шланга в свой смазанный анус. Приятное чувство наполненности постепенно перерастало в болезненное и аккуратно вытащив шланг Кристина затаилась, удерживая воду в себе. Когда терпеть было невыносимо девочка присела на стульчак унитаза и, закрыв глаза, с блаженной улыбкой, выпустила все содержимое желудка. Повторив процедуру еще два раза, и, оставшись довольной результатом направилась на кухню, чтобы приготовить что-нибудь вкусненькое к приходу Дияны. Приближался полдень и привычная уже жара проникла в квартиру. Кристина решила остановить свой выбор на чем-нибудь легком, салат «Цезарь» подходил как нельзя лучше. Закончив приготовление она спрятав до поры игрушки лениво разлеглась на кровати голышом, и, нежась в лучах солнца, не заметила, как провалилась в сон. Незатейливая мелодия дверного звонка вытащила ее из царства Морфея, и шутливо выругавшись, нацепив короткий шелковый халат, она побежала открывать.

Вновь раздался звонок.
— Иду, иду. – Крикнула девушку. – Иду.
Дверь распахнулась, на пороге стояла улыбающаяся Дияна. Ее серо-зеленые глаза-хамелеоны завораживали Кристину. Особенно удивительными они становились в то время, когда Дияна плакала, их ярко-зеленый цвет не мог оставить равнодушным никого. Ну по крайней мере Кристину он точно заставлял трепетать в смешанных чувствах сострадания и желания.
— Я войду? – Улыбаясь, спросила Дияна.
Кристина поняла, что задумавшись просто молча стоит, открыв дверь.
— Да-да, конечно. – Смутившись, жестом руки пригласила гостью войти.
Дияна скинула легкие босоножки и прошла в комнату, следом за ней поспешила и хозяйка, на ходу отмечая, как прекрасно сидит на ней белая хлопковая юбочка, как восхитительно перекатываются наливные булочки ее зада. Кристина шутливо называла про себя попку Дияны «яблочком», ее это почему-то ужасно забавляло. Короткий топик не скрывал нежных плечей девушки и ее поясницу, притягивающую взгляд хозяйки квартиры.

Дияна подошла к окну, бросив взгляд на картину летнего двора и забравшись на кровать, уселась по-турецки. Взгляд Кристины скользнул по светло голубым, в тон топику, трусикам подруги, которые показались из-под юбки, на секунду остановился, и непринужденно скользнул в сторону, как будто ничего и не было. Девушка попыталась успокоить участившийся пульс глубоко вздохнув, и взяв ноутбук залезла с ним на кровать устроившись рядом с Дияной. Они вместе рассматривали смешные картинки, которые Кристина скачала недавно и отсортировала так, чтобы просматривать их согласно своему плану. Так незаметно для гостьи юмор стал постепенно эротическим. Кристи внимательно следила за реакцией подруги, замечала, что смех ее стал не таким непринужденным, как вначале, на щеках появился румянец, а грудь неровно поднималась и опускалась.

— Перерыв, — весело сказала Кристина, — Пошли обедать.
Дияна смущенно кивнула головой, и девочки отправились на кухню. Небольшое помещение было уютно обставлено мебелью, в центре располагался маленький аккуратный столик с красивой скатертью, за которым расположились девушки друг напротив друга. Разговоры подруг становились все более откровенными и слова Кристины, приправленные необязательными, но очень пикантными подробностями, подобно зернам, что падают на благодатную почву, доставляли Дияне сладкие страдания. Румянец не сходил с ее щек, она украдкой старалась коснуться своих затвердевших сосков, думая, что подруга ничего не замечает.

Кристина решила, что пора переходить к действию, и, смакуя очередную подробность, уловив момент, когда Дияна прикрыла глаза, провела своей ногой по ноге своей гостьи вверх и нежно касаясь мягких бедер достигла своей цели. Пальчик упирался в мокрые трусики Дияны, Кристина смотрела ей в глаза и откровенно кайфовала, глядя на то, как расширились глаза подруги, а рот приоткрылся, так и не произнеся ни звука. Она продолжила движение, начав массировать клитор, Дияна закрыла глаза и руками вцепилась в край стола. На лице хозяйки играла довольная ухмылка победителя. В один момент палец соскользнул с заветного бугорка, Дияна, опомнившись, резко подскочила и бегом бросилась в комнату.
— Черт, — выругалась Кристи. И встав, неторопливо последовала за ней.

Девушка лежала на кровати, свернувшись клубочком подтянув колени к груди. Кристина похотливо посмотрела на частично оголившуюся попу, и, пристроившись рядом, обняла подругу.
— Ну, ты что, глупышка? – Говорила как с ребенком она, нежно гладя Дияну по голове и плечам. – Чего испугалась маленькая? Все ведь хорошо. Я люблю тебя.
Дияна повернулась к ней и заплаканными ярко-зелеными глазами уставилась, не моргая, на девушку.
— Правда?
— Ну конечно правда, — сказала Кристина.
«Конечно правда» — подумала она, — «ох, как я тебя сегодня отлюблю, сучка моя ненаглядная».
Девочки лежали обнявшись, хлюпанья Дияны становились все тише, сменяясь тяжелыми вздохами, когда рука Кристины, скользя по спине, забирались под юбку и трусики и ласково гладила шелковую попку. Особенно глубоко она начинала дышать, когда пальчик подруги ласкал ее заднюю дырочку, и от этого душа Кристины пела голосами ангелов, ведь цель была близка. Палец спустился ниже, проведя по пухлым сочным губкам ее влагалища, и Дияна впилась в свою подругу страстным долгим поцелуем, постепенно теряя над собой контроль.

Кристина оторвалась от губ подруги, и, усадив ее на кровать, ничего не соображающую, начала стягивать голубой топик, обнажая молодые упругие груди с розовыми затвердевшими сосками. Она припала к ним ртом, заставляя Дияну тихо скулить. «Давай-давай девочка, громче, это только начало» радостно думала она про себя. Оторвавшись Кристина слезла с постели, и, толкнув Дияну так, чтобы та оказалась на спине, стянула с нее юбку, а следом и трусики. От возбуждения захватило дух. Тело Дияны превзошло все ее ожидания. Красивый аккуратный бутончик влагалища блестел своей розовой чистотой, ни один волосок не нарушал красоты картины. Она подняла ноги подруги и поглядела на столь же прекрасную дырочку попы, маленькую и аккуратную. Вожделение захватывало ее сознание, и, опустившись перед Дияной на колени, она развела ее ноги и шершавым своим языком прошлась от колечка ануса вверх до клитора, и, задержавшись там, начала вылизывать горящую пещерку своей подруги. Дияна извивалась охваченная волнами чудесного удовольствия, непроизвольно двигая задом, от чего Кристине приходилось приложить все усилия, чтобы не отрываться от столь долгожданной добычи. Одной рукой она придерживала Дияну, второй теребила складочки своей щелки, отчаянно текущей от нахлынувших на девушку эмоций. Дерзкая мысль скользнула в возбужденном мозгу и поддавшись порыву она решила осуществить ее немедленно. Не переставая ласкать норку подруги пальчиками, Кристина залезла на кровать и села на лицо подруги так, чтобы сама могла дотягиваться до ее влагалища. Несколько секунд ничего не происходило и Кристина уже решила, что это была провальная идея, когда почувствовала упругий язычок в своей щелке и начала отчаянно кончать вдавливаясь попой сильнее в лицо Дияны.

Когда оргазм начал отступать, она поняла, что язычок никуда не пропал, а по-прежнему жадно продолжает вылизывать ее норку. Кристи отклонилась назад и достала из-за подушки спрятанный мешочек с игрушками. Она взяла вибратор-яйцо, и, включив его, приложила к клитору Дияны. Язычок в ее влагалище заработал еще шустрее, она начала двигать попкой подставляя попеременно то влагалище, то анус, и блаженно жмурясь стонала развратно и пошло, как ей казалось, но так сексуально. Вибратор ласкал клитор, а Кристина пальчиками свободной руки начала плавно проникать в девственно влагалище своей гостьи. Та не сопротивлялась, а наоборот пыталась нанизаться поглубже.
«Ох как же ты изголодалась моя девочка» думала Кристи, методично трахая пальцем подругу.

Как бы ей ни хотелось расставаться с язычком в своей попке, она сделала усилие и поднялась, поглядев в лицо обезумевшей от оргазмов Дияны. Страстно поцеловав ее в губы, она помогла той подняться, и, приложив усилия, заставила встать рачком. Сейчас круглый белый зад Дияны призывно смотрел на подругу, ноги ее дрожали, влагалище блестело обильными выделениями. Кристина вернула вибратор к клитору подруги и выдавив гель-смазку на ее анус начала плавно растирать его, проникая внутрь, от чего та громко стонала и виляла задом. «Ишь ты, нравится, я и не думала, что ты такая сучка Дияночка», губы Кристины расплылись в улыбке. Она приставила вибратор к попке подруги и наблюдала, как та, мелко дрожа, кайфует выгибая спину дугой. Кристина надавила на вибратор и тот плавно начал погружаться в тело девушки. Дияна тихо ойкнула, и, кажется, немного напряглась, но не отстранилась. Секунду спустя пульсирующее устройство было внутри, девушка протяжно застонала и прислонялась грудью к кровати. Кристина продолжала ласкать содрогающееся влагалище, вставляя в него пальчик и теребя клитор. И уже была готова осуществить свой план до конца.

Она ненадолго оторвалась от попы с вибратором и истекающего влагалища, и, выбрав имитатор не слишком большой, чтобы не доставлять излишнюю боль, выдавила на него побольше смазки. Она ласкала его рукой, представляя, что в руках у нее член из плоти и крови, который не может дождаться погружения в истекающую девственную норку. Кристина снова вернула пальчик во влагалище, Дияна обрадованная этим старалась глубже в себя его впустить, и в один из этих толчков, Кристи приставила свой смазанный инструмент к жаждущему влагалищу и тот, преодолев небольшую преграду, скрылся внутри девушки. Дияна взвизгнула и попыталась отстраниться, но подруга держала ее изо всех сил. Вибратор так же приятно жужжал где-то внутри, пальцы Кристины ласкали ее клитор, искусственный член оставался внутри и девушка, успокаиваясь, постепенно начинала снова погружаться в океан удовольствий. Кристи потянула игрушку назад, очень осторожно, чтобы сгладить неприятные ощущения девушки, и снова плавно ввела его внутрь, задержав там на какое-то время. После нескольких повторений Дияна уже сама подавалась на него, стараясь проглотить своим влагалищем скользкий член. Кристи двигала быстрей и быстрей, второй рукой она оторвавшись от клитора взяла самотык побольше и не смазывая ввела его в свои хлюпающие недра. Дияна орала в преддверии наступающего оргазма, ее первого вагинального оргазма. Кристи ощутила, что волны этого дикого удовольствия передаются ее киске и в тот момент, когда оргазм чудовищной силы, казалось, сломал тело Дияны, в истерике корчившейся на кровати, Кристина упала на полу на попу, и, раздвинув как можно шире ноги яростно вгоняла в себя скользкий член. Кончала она долго и мощно, струйка прозрачной жидкости тремя порциями вырвалась из сокращающегося влагалища и она без сил распласталась на полу.

Придя в сознание она вскарабкалась на кровать, к лежавшей без чувств Диане, во влагалище ее по прежнему торчал самотык измазанный в девственной крови, в попке жужжал вибратор. Полюбовавшись еще несколько секунд на результат своей победы, она аккуратно извлекла игрушки из тела своей девочки, и, обняв ее, уснула.

Проснулась Кристи от того, что Дияна заворочалась, на часах было 5, мама вернется еще не скоро. Взгляд на подругу – благодарные серо-зеленые глаза с потекшей тушью и красноватые от слез. Поцеловав ее, она взяла Дияну за руку и потащила в душ, возбуждаясь по дороге от воспоминаний о круглой белой попке проглотившей вибратор и влагалище, наполненном резиновым членом. Кристи ущипнула за попу, весело взвизгнувшую, подругу и подумала, что это так удобно, что электрическая зубная щетка всегда находится в ванной.

Вопросы, замечания и предложения присылайте на почту don.diego@bk.ru .
Берегите себя и своих близких.
С уважением, Дон Диего.

, ,

Feb
03
На следующий день Господин мне приказал вставить в писю и попку по фаллосу и так проходить весь день. На следующий день я проснулась, позавтракала и поласкав свою писю ввела фаллос. Это было нечто!!! Я чуть подвигала им добившись смазки, смазала попку и стала вводить другой фаллос в попку. Он туго шел. Я сильнее надавила и чуть не закричала, так как было очень больно. Но тем не менее я вставила фаллос в попку. Потом надела трусики, лифчик, юбку и блузку и пошла в институт. Там я несколько раз кончила. Особенно мне понравилось в туалете. Я еле до него дотерпела. Вскочила в кабинку, закрыла ее, задрала юбку, спустила трусики которые были мокрые и начала остервенело трахать свои дырочки фаллосами. Через некоторое время меня настиг мощный оргазм. После института я пришла домой, разделась еще раз кончила и вышла в сеть чтоб рассказать моему Господину как прошел день. Но он был не в сети. Я не расстроилась мы часто с ним общались не только днем но и вечером. Вечером я вытащила фаллосы мои дырочки были слегка разработаны, и зашла в сеть. Его там не оказалась. Я расстроилась и выключила компьютер. Через некоторое время легла спать. На следующий день его тоже в сети не оказалась. Я расстроилась и решила вставить в писю фаллос. Немного подвигала им там вытащила его и повесила на соски прищепки, потом начала ласкать свою грудь, не обращая внимание на прищепки. Затем я раздвинула ноги и сидела так.Через некоторое время я дотронулась до киски между ног у меня текло. Потом опять вставила фаллос в писю и бурно кончила. Шло время Господин в сети не появлялся. Постепенно я начала впадать в депрессию. Перемены заметили и мои родители. Раньше я был веселая и общительная, и светилась счастьем, а сейчас во мне словно выключили лампочку. Настало лето. Мои родители решили отвести меня в деревню. Я была не против. В деревню я взяла игрушки, которые прислал мне мой Господин. Я вставила в попку и писю по фаллосу одела белый кружевной лифчик, белые кружевные трусики, черную юбку до колен, блузку с короткими рукавами и туфли на высоком каблуке(9см), так же на мне были чулки в сетку и я в таком наряде поехала в деревню. Когда приехала в деревню то меня встретила двоюродная сестра Таня. За время поездки я очень возбудилась и просто текла. Трусики были очень мокрые.
— Привет Аня!!! Я тебя давно не видела!!! Ты стала очень красивой… Я практически не слушала ее болтовню. И хотела пойти и отдохнуть в комнате, а точнее оттрахать себя.
— Извини Таня, я очень устала и хочу отдохнуть.

Я пришла в свою комнату, закрылась, разделась и легла на кровать. Чуть полежала потом одела ошейник с надписью и раздвинув ножки начала слегка долбить себя фаллосами. Постепенно я возбудилась и начала себя остервенело трахать в дырочки. Через некоторое время меня потряс мощный оргазм. И я заснула. Проснулась я от шума во дворе. Я встала и заметила что спала с фаллосами в дырочках. Я их вытащила и облизала. Потом сняла ошейник и выглянула в окно. Шум подняли мои подружки Света и Оля. Они кричали чтобы я выходила а моя бабушка их урезонивала, говорила чтобы они дали мне поспать. Я быстро оделась, всунула фаллосы в дырочки, позавтракала и отправилась с подружками на пляж. С нами пошла Таня. На пляже мы разделись и начали купаться. После купания мы стали загорать. Девчонки расспрашивали меня о городской жизни, я их о сельской. Через некоторое время мы услышали возглас:

— О сучки!! Они не разделись!!
Обладателем это голоса была стройная, красивая девушка. Я посмотрела на моих подруг. И заметила резкую перемену. Они быстро разделись и опустили взгляд в землю. К нам подошла эта девушка
— От так бы и сразу мрази! А эта почему не разделась?
— Простите Госпожа это новенькая недавно приехала с города. Ответила Таня
— И как же эту новенькую зовут?
— Аня – представилась я
— Очень приятно Алена, а это мои сучки. ООО да я смотрю ты течешь как сучка!!
Я покраснела и опустила взгляд между ножек. На трусиках расплывалось предательское пятно.
— Раздевайся вытаскивай фаллосы и пошли с нами. Делать нечего я сняла купальник вытащила фаллосы при виде которых у подружек загорелись глаза. Передала все это Госпоже и мы тронулись в путь. Шли мы по лесу в голом виде. Одна Госпожа была в одежде.
— Расскажи мне Ань, что ты ощущаешь когда вводишь такие длинные фаллосы себе в дырочки. Наша Госпожа нам тоже вводит но они не длинные и толстые — спросила Таня

Я хотела ответить но тут вдруг
— Замолкли сучки!!! Я вам разрешения не давала чтобы вы разговаривали.
Мы не долго шли по лесу. Вскоре вышли к дому который был обнесен высоким забором. Госпожа провела нас внутрь. Во дворе я увидела столб на котором были прицеплены кандалы. Я спросила у Тани зачем это все. Таня ответила что я скоро узнаю. После чего Госпожа попросила Таню показать мне дом. Экскурсию мы начали с подвала. В подвале стояла большая клетка и лежало в ней три матраца с тонкими одеялами. Таня мне рассказала что в этой клетке они и ночуют. Бывает за провинность спят без матрацев на полу или спят тоже без матрацев за клеткой.
— А зимой как? – спросила я
— Зимой мы вместе с Госпожой уезжаем в город или ночуем возле печки – ответила Таня.
Потом Таня меня завела в круглую комнату с небольшим движущемся помостом. В этой круглой комнате были проделаны небольшие круглые отверстия.
— А что это за отверстия?

— Это тебя приковывают к помосту и ты должна без помощи рук насадиться писькой на член. На каждый член дается три минуты. Если не успеваешь то получаешь разряд тока. Мне говорили что тут можно потерять сознание но я еще такого не видела. В следующей комнате я увидела два поручня и три шара с шипами. Как рассказала Таня, провинившуюся девушку привязывали руками к верхнему поручню и она должна была раздвинуть на максимум ножки. На писю вешали один из шаров и в таком виде она должна была висеть. Постепенно ноги уставали и когда девушка их сводила то получала болезненный укол от шара. После чего девушка опять разводила ножки. Потом Таня показала комнаты рабынь там были только матрацы на полу и комнату Госпожи. Там была большая кровать. Вечером Аню привязали к столбу во дворе и созвали всех рабынь посмотреть на порку, а посмотреть было на что. Это было 60 ударов плеткой по спине и попки, причем пороть меня могла не только Госпожа но и рабыни. К концу порки Анина спина и попка были ужасны, но она уже начала склоняться к повиновению — вынести еще раз такое она бы не смогла. После порки меня отвязали и отнесли в клетку. Там положили на матрас и Таня начала ласкать мои соски и целовать животик. Потом к ней присоединились Света и Оля. Они втроем довели меня до мощного оргазма и я довольная уснула. На следующий день меня разбудила Таня и протянув стакан с мутной жидкостью сказала выпить

— Что это?
— Моча и кончина Госпожи. Я взяла стакан и после первого же глотка меня стошнило, но Таня сказала мне все выпить, и сказала, если меня еще раз стошнит, то Госпожа заставит выпить еще один коктейль, но уже на этот раз из кончины всех рабынь. У меня не было выбора – я выпила. Конечно меня тошнило но я сдержалась. После того как я все выпила то я спросила
— И часто вы такое пьете?
— Практически каждый день. Мы уже привыкли.
После чего меня повели к Госпоже и та приказала вводить предметы в мою писю. Если я предмет угадаю то меня им трахают до оргазма если нет то я получаю по попке 5 ударов. Первый предмет который мне ввели была пишущая ручка. Я ее угадала. Меня стали трахать ей. Я вскоре кончила. Тогда в меня ввели ручку от расчески я сказала что это фаллос. И тогда взяли линейку и нанесли мне по попке 5 ударов. Это было очень больные удары. Потом засунули карандаш, я его угадала и обильно кончила. После чего отлизала у Госпожи. Потом нам приказали готовиться к завтрашнему дню. У Госпожи завтра день рождение. Мы пошли купаться. После купания нам выдали наряд горничной который весь просвечивал. И оставили в клетке. Там я спросила у Тани как она стала рабыней у Алены.

— Это получилось совершенно случайно. На новый год я с девчонками отмечала новый год. Ну там мы немного повеселились. Потом Алена показала видео этого нового года. Там я занималась любовью с девушками. И чтоб в деревне не узнали об этом я согласилась стать ее рабыней.
На следующий день. Мы одели наряды. Я стала встречать гостей вместе с Таней а Оля и Света готовили на кухне. Мы встречали гостей. Это были Госпожи изредка со своими рабынями. Потом мы прислуживали за столом. После застолья нас увели в клетку. Через некоторое время увели Ольгу. Потом позвали нас. Ольга лежала голая с завязанными глазами на ковре. Спустя мгновение в Олькин полуоткрытый рот ткнулся чей-то член. Это был не совсем обычный член — головка у него ощущалась нечетко, зато на кончике крайняя плоть была весьма обильна, и постоянно сочилась смазкой. Ольга правда тогда еще не понимала, что он не обычен, но вот Госпожа снимает повязку и она видит: ПСА!!!!!! Дога!!!! Над ней, нависая брюхом над головой, стоял дог. Не успев прийти в себя от шока, она почувствовала как госпожа намотала ее волосы на руку, заставила открыть рот и силой натянула Олин ротик на этот член, собачий член!!!!!!! ! Она двигала ее головой вдоль пениса собаки, а я смотря на эту картину дико возбудилась. Через некоторое время член пса напрягся и мощной струей полилась сперма и Ольга начала ее глотать после чего пса оттащили в сторону а Госпожа положила ее руку ей же на клитор, а сама ласкала грудь, и Ольга возбудилась , вскоре она уже ничего не видела — ее глаза затуманились, и она кончила. После чего Алена увидела что я стою и дико теку. Тогда меня завели в туалет и поставили раком. Я должна была определить кто меня трахает в писю или попку. Меня очень жестоко отьебали. Никого я не угадала. Потом отнесли в клетку и я заснула сном младенца. На следующий день меня отвели в то помещение и приковали на движущейся тележке. Я стала насаживаться на члены. Где то на середине получила разряд током. А на последний не могла насадиться и получала разряды током пока не потеряла сознание. Очнулась я уже в клетке. Таня сказала что она впервые видит чтобы кто нибудь лишался сознания. После чего меня отвели к Госпоже. Она сидела на кровати и держала в руках ошейник

— Ты классно поработала на моем дне рождения!
— Спасибо Госпожа
— А что это за Господин Дмитрий?
И тут я вспомнила про своего Господина. Я очень здорово проводила время чтобы скучать об нем. Я стала себя винить за то что забыла об нем.
— Да это я познакомилась в интернете с Господином. В общем я рассказала ей все. Она выслушала и сказала примерить ошейник.
— Тебе очень идет этот ошейник
— Спасибо Госпожа!
Когда я уезжала с деревни то Алена подарила мне полупрозрачные трусики с надписью “рабыня Аня”. Потом я приехала домой и мои родители заметили что я стала веселой, общительной. Вечером я разделась и вышла в сеть и увидела что мой Господин в сети
— Мой Господин почему вас долго не было!?
— Интернет не работал скучала? Как провела время?
— Очень!!! И я ему все рассказала. Он ответил молодец и сказал ждать его в гости. Продолжение следует. Жду любой отзыв.

,

Feb
02

Мы с моей красавицей женой познакомились в поезде. Она сразу мне понравилась, большая грудь и попка классная. Поженились мы где то через год после нашего знакомства. За время нашей дружбы она мне не давала говорила что до свадьбы нини. После свадьбы в первую брачную ночь я залез на нее, а она оказывается была уже не девочкой и далеко не целочкой.

Я разозлился что она меня обманула и сказал чтобы она рассказала мне всю правду про своих бывших не знаю зачем это мне нужно было. Она испугалась, взяла с меня обещание что я не буду ее упрекать и стала рассказывать про всех своих парней с момента как ей порвали целку в 15 лет, на момент нашей свадьбы ей было 27 лет.

Во время ее рассказа я заметил что мой член стоял как столб и не падал, а в яйцах прямо свербило и я накинулся на нее как голодный и стал ее трахать изо всех сил, а она в это время рассказывала мне очередную историю про своих бывших ебарей.

Так мы трахались пол ночи, такого секса у меня не было никогда в жизни. Мы пообещали друг другу ничего не скрывать и рассказывать правду. После этого у нас с ней был постоянно классный секс и во время секса она постоянно называла меня именами своих бывших и просила посильней ее оттрахать и наставить рога мужу.

Меня так заводила эта игра что я кончал и кончал. Потом я предложил ей чтобы она нашла кого нибудь себе и потрахалась, а потом все мне рассказала и сняла видео, чтобы я мог все посмотреть. Она отказывалась и говорила что она любит только меня и делать этого не будит. Так я ее уговаривал где то пол года и в один из прекрасных ночей когда мы с ней трахались она сказала чтобы я дал слово что не обижусь на то что она мне сейчас расскажет.

Я сразу заподозрил о чем будит разговор и у меня напрягся хуй. Она начала мне рассказывать что на работе где она работает секретарем к ней подкатывают два шефа и постоянно щупают ее то за задницу то за грудь. Первое время она одергивала их руки, но потом они стали постоянно ей выдавать конверты якобы премия довольно солидные суммы и она подумала ну и пускай лапают муж ведь сам этого хотел. Я слушал и дрочил свой член.

Потом она сказала что один раз когда шефы были хорошо выпившие они вызвали ее в кабинет, заперли дверь и вручили ей довольно солидный конверт и попросили раздеться. Она сама давно хотела попробовать сразу с двумя мужиками и долго не колеблясь скинула одежду. В тот день шефы трахали ее без остановки почти 4 часа в разных позах и во все дырки. Она рассказала что она ползала за ними на коленях как последняя шлюха и ей это нравилось.

После того дня они регулярно использовали ее в своих сексуальных утехах. Однажды она даже все совещание просидела под столом делая шефу миньет. Один раз когда они нажрались в хлам они отымели ее сразу вдвоем в жопу и чуть не разорвали ее попалам, но ей это нравилось. Она рассказывала мне это и маструбировала так же и я дрочил свой хуй и не мог поверить своему счастью мне это нравилось. И все это оказывается продолжалось уже два месяца. Я поругал ее только за то что она раньше не рассказала мне об этом и до сих пор не сделала видео.

Потом она сказала что на прошлой недели один из шефов подвернул ногу и не мог ходить,Ю а так как туалет находился на другом этаже он нашел другой выход и попросил меня встать на колени и открыть рот. Я встала на колени открыла рот и подумала что он хочет миньет. Но он неожиданно стал ссать в рот и держать меня за волосы.

Я от неожиданности стала глотать его мачу боясь пролить на одежду. Так шеф и сходил первый раз в туалет прямо мне в рот. Потом жена сказала мне что завтро я пришел к ней на работу она проведет меня к черному ходу в кабинет. Там стоит большое витражное тонированое стекло из за которого виден весь кабинет. Я не мог заснуть всю ночь в ожидании и боялся как бы моя любимаю не передумала. На следующий день в условленное время я пришел к ней на работу и она проводила меня к черному ходу. В 9:00 в кабинет зашли два шефа. На мой взгляд им было гдето в районе 50 лет спортивного телосложения.

Следом за ними зашла моя любимая и я чуть не вскрикнул от шока на ней был только фартук и все. Один из шефов по хозяйски взял ее за задницу и пропихнул один палец ей в анальное отверстие. Моя рука автоматически потянулось к члену. Потом она встала на колени расстегнула шефу ширинку и лизнула висящий член. Шеф стал болтать своей сосиськой у моей жены перед лицом и отходить при этом подзывая ее свистом как собачку.

Моя стала вилять задом и на четвереньках с высунутым языком ползти за ним. Потом они стали ебать ее во все дыры а я уже полулежа в очередной раз кончал на стекло. Итогом их оргии стало то, что шефы поочереди поссали моей жене в рот , она все выпила и вылизала до блеска их члены. После этого я много раз наблюдал за их оргиями не только в кабинете но и в других местах. Так как жена записывала оргии на сотку. Она уже стала приводить мужиков домой заставляя меня прятаться в шкафу ног об этом потом…

, ,

Feb
02

Девушкам которые это любят посвящается. Первый раз это стыдно. А после хочется еще и еще. Я говорю про золотой дождь, не раздеваясь. И желательно там где нельзя это делать. Например в магазине. Нет не специально а когда уже не можешь терпеть. И сгорая от стыда писаешь в штаны.

Вот как это однажды было. Я зашел в магазин купить торт. Перед этим пил долго пиво. Ехал в автобусе. Короче сходить в туалет не было возможности. Уже плачу в кассе за торт и понимаю что далеко уйти не смогу.. Почти льется. Кое как расплатился и пошел к выходу. И тут. . .

Струйка вырвалась и потекла по ноге. Благо штаны черные. Не видно. Быстро выскочил из магазина и попытался дойти до подворотни. Не смог. Из меня брызнул мощный поток мочи. Темно. Но народа еще много.

Мне казалось все видят что я мокрый. Уже штаны промокли почти до низу. А я не могу остановиться. И тут я заметил что мой член стоит! Я все таки нашел место где отлить. Но когда я достал, во мне осталось едва ли процентов 20. Я сходил до конца на стену дома.

Но эти ощущения я никогда не забуду. Если кто увлекается этим пишите. Меня это почему то сильно возбуждает и иногда я прошу свою девушку пописать в трусики. Кому это нравится тот меня поймет.

Feb
02

Несколько месяцев у меня не было подруги, и я на днях позвонил в агентство, предоставляющие услуги «девочек сопровождения». Девушка, с которой я договорился, была примерно 166 см ростом, хрупкая, с хорошей фигуркой и красивой грудью, её имя было Дженифер. Мы встретились в одном из кафе, она была одета в короткую юбку и белую блузку, туфли на высоких каблуках. Хорошо, что она не надела колготки — её ноги были само совершенство. Я, конечно, надеялся, что уговорю её выполнить мою самую любимую вещь — я обожаю, когда девушка хочет в туалет.
Мы пили лёгкие коктейли, и я расспрашивал её, из-за чего она пошла на эту работу. Дженни сказала, что, конечно, из-за денег. Она выпила уже два коктейля и, видимо из-за этого, призналась мне, что готова сделать практически что угодно ради денег. Когда я заказал по третьей порции напитка, она встала и сказала, что должна сходить в туалет. Я ответил ей, что заплачу больше, если она будет ждать.
Дженни на мгновение любопытно взглянула на меня, а затем спросила — сколько я заплачу и как долго ей нужно будет терпеть. Я предложил посидеть ещё полчаса, и тогда я отвечу. Она кивнула, продолжая сидеть и пить третий бокал. Дженни спросила, нравится ли мне наблюдать за девушкой, когда она хочет в туалет, и я кивнул в ответ. Она сказала, что ещё не встречала такого фетиша, но слышала о других девочках в агентстве, которых клиенты просили писить при них. Я знал, что у Дженни будет очень трудный вечер, и ей лучше надеяться, что её мочевой пузырь справится с моими желаниями.
Полчаса уже прошло, и теперь Дженни положила одну ногу на другую. Мы выпили по половине третьего стакана коктейля, но она не вспоминала о туалете снова, хотя я видел, что она хотела писить. Когда прошёл час, она плавно положила руку на живот. Наши стаканы опустели, и я предложил поехать ко мне домой, чтобы она действительно заработала деньги. Дженни пристально посмотрела на меня и согласилась. «Кроме того»,- она добавила,- «я уже фактически не могу терпеть, и я предполагаю, что тебе понравится смотреть, как я буду терпеть в дороге…»
Я кивнул, мы встали и пошли к стоянке. Дженни без проблем дошла до машины, хотя нажимала рукой на промежность, пока ждала меня. Она также немного переступала с ноги на ногу, и я спросил, всё ли в порядке. Она ответила, что лучше бы мне поторопиться, если я хочу посмотреть не на то, как она описается, а на то, как она будет терпеть. Я немедленно кивнул и сказал, что она не должна писить, пока я не разрешу. Снова мысли о дополнительной оплате заставили Дженни послушаться, но она попросила: «Только дайте мне это разрешение скоро, или я просто описаюсь!»
Остальную часть пути Дженни не двигала ногами, но время от времени клала руку на живот, как бы ощупывая его. Я остановился у дома и впустил её внутрь. Она сумела обычным шагом пройти в холл и терпеливо ждала лифта. Моя квартира была на пятом этаже, мы поднялись на лестничную площадку перед моей дверью, и только тогда Дженни сильно сжала бёдра. Я открыл дверь и сказал ей идти в гостиную. Дженни немедленно взглянула на ванную и сказала, что пописет стоя передо мной, если я разрешу ей это. Конечно, я не разрешил. Я повёл её в спальню, и Дженни подумала, что я хотел, чтобы она помочилась на меня там. Мы раздели друг друга до нижнего белья. Ей было действительно трудно терпеть, и она сильно сжимала бёдра, сидя на крае кровати.
«Я должна пописить!»,- она сказала, когда мы поцеловались.
«Я заплачу вдвое больше, если ты не пойдёшь в туалет сейчас»,- ответил я.
«Я не могу»,- она сказала, недовольно морщась,- «как долго мне ещё нужно терпеть?»- добавила Дженни, подумав несколько секунд.
«Ещё час»,- сказал я, зная, что это было невозможно для неё.
«Час!»- она воскликнула,- «я не смогу, я просто не смогу!»
«Полчаса»,- предложил я после этого.
Она задумалась, но двойная оплата заставила её согласиться.
«Но ты должна будешь выпить литр воды за это время»,- добавил я.
Она недовольно посмотрела на меня, но согласилась. Её мочевой пузырь был буквально на грани взрыва, но мысли о получении такой большой суммы из-за получасового дискомфорта были слишком заманчивы, чтобы отказаться от этого. Дженни решила, что должна попробовать вытерпеть независимо от того, как трудно это будет. Дженни была раздета до трусов, и я предупредил её, что узнаю, если она немного не выдержит. Её соски возбудились, и я знал, что Дженни тоже возбудилась. Я повёл её на кухню, наполнил кружку двумя стаканами воды, и смотрел на Дженни, пока она пила воду. Я снова наполнил эту поллитровую кружку и взял её с собой в спальню. Мы целовались и ласкали друг друга на кровати, но Дженни всё время скрещивала и сжимала ноги. После того, как прошло десять минут, она внезапно сильно согнулась, нажимая рукой между её болящими бедрами. Без сомнения, первая кружка воды ещё только начинала добавляться к агонизирующему давлению в её мочевом пузыре. Я наблюдал её поеживание, поскольку она тёрла себя между ног время о времени. Затем она села на край кровати, раскачиваясь назад и вперед.
«Сколько мне ещё осталось терпеть?»- она спросила.
«Ещё двадцать минут»,- ответил я.
Дженни глубоко вздохнула, сильно нажимая пальцами между ног. Следующие пять минут она то сидела, нажав руками между ног, то отчаянно подпрыгивала на крае кровати. Я очарованно наблюдал за ней, лёжа рядом на кровати.
В конечном счете, Дженни ещё раз глубоко вздохнула, сказала, что не может терпеть дольше и попросила меня разрешить ей пописить. Я видел, что теперь она буквально была в агонии, но настаивал, чтобы она ждала до конца оговоренного времени и выпила последнюю половину литра воды. Дженни снова села на кровать и, несколько раз останавливаясь, выпила кружку воды. (Я даже не мог себе представить, что с ней будет ещё через десять минут!). Она отчаянно подпрыгивала и ёрзала на кровати, иногда вставала и буквально бегала по комнате. Её мочевой пузырь выглядел ужасно распухшим и сильно надутым, его верхний край выпирал даже выше пупка. Но Дженни не сдавалась и пробовала выдержать до конца времени, всё время массируя промежность рукой через трусы.
Я знал, что она была на грани и уже не могла терпеть намного дольше, но я испытывал желание разрешить ей пописить как можно позже. Она снова попросила меня разрешить ей сходить в туалет, но я снова ответил отказом. Дженни изо всех сил тёрла себя между ног и нажимала на промежность, пока я не сказал ей, что она может зайти в ванную (ей оставалось терпеть ещё десятиь минут). Дженни облегчённо выдохнула и быстро побежала в ванную, согнувшись почти пополам. Туалет был в другом конце квартиры, и её трусы были уже на уровне колен, когда она подбежала к двери. Я смотрел на неё из коридора, когда Дженни уже собралась присесть. «Подожди»- я крикнул, и Дженни умоляюще и удивлённо посмотрела на меня. Как будто говоря, что её мочевой пузырь сейчас лопнет. «Подойди ко мне»,- я сказал.
Дженни стояла прямо передо мной, она уже сняла трусы и теперь была совершенно голая, но я приказал ей одеть трусы снова. Дженни почти кричала от боли в мочевом пузыре, пытаясь надеть их одной рукой, сжимая другую руку между ног, зная, что не получит денег, если не удержит хоть каплю мочи. В итоге ей всё-таки удалось надеть трусы, и она подошла ко мне. Я осторожно положил руку на её надутый живот и слегка нажал на переполненный мочевой пузырь. Дженни перекрестила ноги, зажав между ними руку и нажимая пальцами на замученную уретру. Внезапно она выпустила небольшую струйку мочи, и я заметил это. «Жаль»,- она сказала,- «я просто не могла терпеть даже секундой дольше!» Дженни не хотела описиться полностью, и изо всех сил сжимала промежность, готовую разразиться настоящим фонтаном.
Я видел, что на её великолепных трусах появилось влажное пятнышко размером с монетку. Я требовал, чтобы она выдержала всё до последней капли, но теперь она немного не удержалась и сжималась ещё сильнее, чтобы удержать поток. Дженни ужасно хотела выпустить ещё немного мочи и ослабить давление в мочевом пузыре. Я повёл её в спальню, и Дженни буквально кричала от агонии мочевого пузыря. «Ты немного не выдержала, так что давление в твоём мочевом пузыре уменьшилось, и ты сможешь потерпеть ещё»,- я посмотрел на неё и понял, что она хочет в туалет ещё сильнее, чем раньше, но готова на всё ради двойной оплаты.
Дженни умоляла меня разрешить ей пописить, но я требовал, чтобы она продолжала терпеть. Я осторожно снял с неё трусики, так что теперь она стояла совершенно голой передо мной, всё ещё отчаянно нажимая пальцами на уретру. Я осторожно ощупал живот Дженни, чувствуя её твёрдый как камень мочевой пузырь, и удивляясь, как она смогла выдержать такое давление в нём. Фактически, к настоящему времени она просто не могла терпеть дольше. Дженни расстроенно хныкала, и её измученные мускулы мочевого пузыря уже не могли сжиматься дольше. Ей удавалось сдерживать мочу только пальцами, изо всех сил сжимающими мочеиспускательное отверстие. Я сказал Дженни, что если она сможет вытерпеть ещё пять минут, я всё же заплачу вдвое больше, и мы согласились.
Дженни сама с трудом верила, что сможет выдержать ещё пять минут, и даже ещё сильнее нажала на промежность, чтобы задержать поток мочи на несколько драгоценных минут. Прошла всего одна минута, Дженни неловко встала с кровати, слегка подпрыгивая возле двери. Ещё через минуту она почувствовала агонизирующую боль и поняла, что сдержать поток ей может помочь только непрерывное движение, пальцы уже не могут так плотно сжимать уретру. Когда оставалась всего минута, Дженни вела себя как на горячей сковороде, подпрыгивая и приседая, переступая с ноги на ногу и извиваясь почти как змея. Дженни буквально кричала сама себе: «Терпи, ты должна вытерпеть, ты просто должна закрыть мочевой пузырь!» Когда я начал вести обратный счёт с тридцати секунд, Дженни обзывала меня всеми словами, которые только знала. Казалось, что её мочевой пузырь непрерывно наполнялся, и каждая секунда приносила Дженни новые и буквально невыносимые боли и страдания.
Наконец, время подошло, и Дженни со слезами радости на лице вбежала в туалет, который был её мечтой последние полчаса. Она мгновенно присела на унитаз и, задыхаясь, оглушительно выпустила огромный поток. Когда Дженни заканчивала опорожнять свой огромный растянутый мочевой пузырь, она разрыдалась, но так как была очень возбуждена, встала и разрешила мне обнять её, после чего мы занимались любовью несколько часов. Когда мы проснулись утром, я заплатил Дженни более чем заслуженную ей двойную оплату. Она ушла с улыбкой, гордясь тем, что её мочевой пузырь был на грани взрыва, но всё-таки выдержал и дал ей заработать неплохую сумму.

Feb
02

Стоит у дороги. Лет восемнадцати. Стройная. Одета сексуально вызывающе. Судя по тому на, кого обращает внимание, ждёт не кого-то определённого. Подъезжаю.

— Привет.
— Приветик.
— Что тут делаешь?
— А ты не догадываешься?
— Думаю, что да. Сколько ты хочешь?
— Двести.
— О-го-го! Да за эти деньги можно на час пятерых взять.

— А я не на час. Я хочу сразу на вечер к тебе устроиться. Поверь, мы за час и не управимся, какой бы силой ты не обладал. К тому же со мной можно делать всё, что тебе в голову взбредёт.
— Прямо таки всё? И в попу?
— В попу обязательно, я это очень люблю! Калечить только нельзя и убивать. А если вы захотите меня слегка наказать, то, пожалуйста — мне нравится жёсткий секс.
— Ну, прыгай. – Моя фантазия начала разыгрываться.

Девушка уселась на переднее сиденье, мы разговорились. Её звали Машей. На лицо чуть простоватая, видать из деревни, но довольно стройная, с осиной талией и грудью третьего размера. Она была активной и щебетала бесконечно.

Пока мы ехали ко мне, я как бы случайно опустил руку с переключателя коробки передач ей на колено. В голове у меня начало расти возбуждение. Она улыбнулась и положила руку сверху. Затем, взяв мою ладонь и задрав юбочку, она засунула её прямо себе в трусики. Я ощутил гладкий лобок и начавшую уже мокреть письку. Подвигав рукой так, что мои пальцы поласкали ей губки, она положила руку обратно на рычаг переключения передач и, отодвинув трусики, принялась сама мастурбировать себя. Маша, поласкав себя, засунула пальцы глубоко внутрь влагалища, затем, вынув и вставив пальцы в рот, принялась обсасывать их, слизывая свои соки. Я, остановившись на перекрестке, стал наблюдать за этой зачаровывающей картиной. По салону распространился запах её выделений от сильно текущей пизды.

Меня разбудил сигнал стоящей рядом машины. Я очнулся и поехал. Но за дорогой следить было уже трудно. Я опять очень сильно хотел посмотреть, что же делает Маша. А она, бросив своё занятие начала мять моё достоинство сквозь брюки.

— У-у-у! Какой толстячок! – Это она про член, усердно сжимая его и яйца.

Он отреагировал, точнее отэреагировал, моментально начиная вставать. Он стал вставая дёргаться в штанах. А Маша наклонилась к нему и вцепилась зубами. Не знаю почему, но то, как она кусала сквозь ткань член и яйца, а также как она сдавливала их рукой, мне понравилось. Я уже сильно возбудился и хотел быстрее домой.
Купив по дороге шоколадок, бананов и пару бутылок вина, мы приехали ко мне. Быстро зайдя в квартиру, чтоб соседи не видели мою спутницу и распираемые от напора штаны, мы прошли в большую комнату.

Я сходил на кухню и, вернувшись оттуда с бокалами, был удивлён, тем, что Маша уже полностью разделась, оставшись только в трусиках, и сидела на коленях в центре комнаты.

— Иди сюда, мой хорошенький. – Она поманила пальцем меня. – Иди сюда. Для начала я сделаю тебе сказочный минет.

Я подошёл и, поставив бокалы на стоящий рядом журнальный столик, стал откупоривать бутылку. Маша, тем временем расстегнув и сняв с меня штаны и трусы, выпустила наружу моего монстрика, который, болтаясь из стороны в сторону, качался перед её лицом.

— О! Какой красавец! Сейчас я тебя съем.

Она начала медленно двигать кожицу на члене, любуясь тем, как мокрая головка появляется и прячется в ней. Маша придвинулась и принялась лизать головку, она обхватила её губами и посасывала, одновременно дроча ствол. Я протянул ей бокал, а она, не став даже пить из него, просто окунула в вино конец члена и поболтала им. Зрелище скажу вам, было обалденным. Я, выпив одним глотком своё вино, смотрел вниз и наслаждался, тем как девушка попеременно опускает головку члена в красное вино и затем начинает сосать её.. Член уже сильно окреп и встал.

Тогда Маша, осушив содержимое бокала и поглотив моё достоинство, введя его в рот до основания, принялась яростно двигаться головой, одновременно сильно сося. Я налил себе и выпил второй бокал. Я положил руки на её голову и наслаждался тем, как она делает минет, как перекатывает, щекочет, сжимает яички.
Маша, видать так сильно любила минет, что у неё бурно выделялась слюна, стекавшая с члена и из её рта ей на грудь. Она пару раз отстранялась и плевала на головку большим количеством слюны, растирая потом её по члену. А я, взявшись за её волосы, как за две косички яростно вдалбливал хуй ей глубоко в горло.

Иногда останавливаясь, я нажимал сильнее, пытаясь вогнать его ещё глубже, и видя, как утолщается шея Маши и она начинает задыхаться, вытаскивал его.

— Молодец. Мне нравится. – Говорила девушка, улыбаясь.

Маша, погладив мои бёдра, рукой свободной от дрочения, пролезла между ног и начала пальцем ласкать анус. Я, взявшись руками за ягодицы, раздвинул её, чтоб ей было легче ласкать круговыми движениями пальца мне дырку. Девушка, обслюнявив палец, резким движением глубоко вставила палец мне в попу. От нахлынувших на меня ощущений я бурно кончил, заливая огромным количеством спермы лицо Маши. Она, держа меня за член, подставляла под струи спермы свой ротик, язычок, глазки. Белая тягучая сперма залив ей лицо лежала большими сгустками.

Я принялся размазывать их, а она пыталась языком и пальцами собрать как можно больше и проглотить сперму. Я помог ей, собирая её ладонью и засовывая в рот. Я даже засунул ей в рот четыре пальца ладони и стал пропихивать их в глотку. Маша фырчала, но не отстранялась, видать ей это нравилось. А я, став хищником уже наслаждаться доставляемой ей боли, продолжая раздирать ротик.

Мне вдруг захотелось сделать ей больнее, и я со всего маху влепил ей пощёчину. Остатки спермы разлетелись в разные стороны. А Маша, приняв удар, вернула голову в исходное положение, как бы прося следующего. Стоя над ней, я принялся хлестать по её щекам, до тех пор, пока всё лицо не горело красным огнём. Тогда, чтоб остудить её, я взял открытую бутылку вина и начал поливать её сверху. Вино разлеталось рубиновыми брызгами, ударяясь о лицо, журчало, попадая в открытый рот. Маша сидела на коленях предо мной и держась за груди, одновременно лаская их.

Но вино закончилось. И тут я понял, что хочу ссать. Взявшись за член, я направил вырвавшуюся из него золотистую струйку прямо на лицо девушки, которая, высунув язык, пыталась поймать её ртом. На сей раз, уже золотистые брызги стали разлетаться в разные стороны, создавая даже радугу, в проникшем из окна луче света. Маша поймала струю ртом, и я услышал весёлое журчание в её горлышке. Это был словно весенний ручеёк. Она жадно всё глотала, но мочи было много и, наполнив до краёв рот, она стала выливаться на груди, лобок и бёдра девушки.

Я всё. Больше не хочется писать. Девушка, проглотив остатки, опять взяла член в рот и принялась сосать. На этот раз он встал почти моментально..

— Хочу трахнуть тебя.
— Не останавливайся!

Маша села на диван и широко расставила ножки. Я разорвал трусики, а она двумя пальцами раздвинула свои половые губки, выпячивая влагалище. Я, не мешкая, вогнал туда своего дружка и принялся трахать её. А она мяла свои груди. Убрав от одной из грудей её руку, я стал сам мять её, всё сильнее и сильнее. Я мял, как казалось уже больно её груди, но она не противилась, а кричала, чтоб я делал это сильнее. Тогда, не переставая трахать, я принялся хлестать по её разлетающимся грудям, и по лицу тоже.

— Здорово! Ещё, ещё! Продолжай! Еби меня!

Такие возгласы меня возбуждали и я, теряя контроль над собой бил её всё больнее и больнее.
Я, взяв её за попку, перевернулся. Теперь я сидел на диване, а она на мне. Я мог, не отрываясь на еблю избивать и мучить девушку. А Маша прыгать на моём члене как заведённая. Она скакала на мне быстро и с большой амплитудой. Казалось, мой член сейчас разорвётся от напряжения. Я начал кусать висящие перед лицом соски и шлёпать обеими руками по ляжкам и попке девушки.

Затем я сильно укусил кожу груди и сдавил обеими руками горло девушки, как будто хотел задушить её. Но всё это лишь подзадоривало ее, и она скакала на мне всё быстрее и жёстче.. По тому, как сокращались мышцы влагалища, по её стонам и крикам, я понимал, что она находится в глубоком оргазме. Она даже сама стала бить и царапать меня.

Я снял Машу с себя и бросил на диван. Она стала «раком», подставляя мне свою попку. Я не задерживаясь, моментально вонзив ей со всего маху свой член. Сам, взвыв от боли, увидел, как ей это понравилось. Я начал сквозь муки долбить её дырку, чувствуя, как она виляет попкой и мастурбирует себе пизду. Она повернулась и посмотрела мне в глаза.

— Чё пялишься дура? – И тут же мощный шлепок пришёлся по её губам.

Я принялся бить по её лицу, попе, бёдрам, а она кричала, что бы я продолжал. Трахая её в попу, я опять схватился ей за горло и, держась за него, принялся, как бы насаживать на себя. Отпустил горло, взялся за волосы и сильно потянул. Мне казалось, что я вот-вот оторву их. А Маша лишь стиснув зубы, подмахивала попкой. Я отпустил волосы. Руки горели. Как же сильно я тянул? Нет мне этого мало. Я указательным и средним пальцами обеих рук пытаюсь, как бы разорвать рот девушки. Я сильно тяну уголки рта назад. И одновременно трахаю. Она орёт, вертится как змея, больно сжимает своей попкой член. От всего этого я кончаю, заливая тёплой спермой её прямую кишку.

Падаю на диван. Погружаюсь в лёгкий сон. Очнувшись, тянусь за сигаретой. Прикуриваю. Поднимаю глаза. Что я вижу! Моя Маша и не думала отдыхать. Она, сидя на полу предо мной, уже засунула пустую бутылку из под вина себе в пизду и, держа её снизу, двигается на ней. Она гладит себе клитор и, закрыв глаза, стонет. По бутылке, из дырки попы течёт моя сперма. Маша всё глубже и глубже вводит в себя бутылку. Затем, высунув бутылку из писи, она прикладывает её к попке и с тихим стоном легко насаживается на неё. Медленно двигаясь на бутылке, Маша дотягивается до банана и, взяв его, аккуратно вводит его себе в пизду. Потрахав себя в обе дырки некоторое время, Маша замечает, что я наблюдаю за ней.

— Хочешь попробовать? – она вытащила банан.
— Никогда этим не занимался. Давай попробуем.

Я слез с дивана и став «раком» развернулся попой к Маше. Она, раздвинув половинки, прильнула к моей дырке губами. Я ощутил её тёплое дыхание, её шершавый и немного жестковатый язык. Она лизала очень умело, и я быстро расслабился и почувствовал, как даже встал член.

Поработав как следует с моей дыркой языком, Маша ввела туда пальчик, но ему там было просторно и она засунула второй. Мне стало очень приятно от того, как она трахала меня ими. Я начал дрочить себе член. Маша опять села пиздой на бутылку. А мне в жопу засунула банан на половину длины и принялась трахать им меня. Это было очень приятно. Я готов был кончить очередной раз. Но Маша стала толкать банан глубже. Когда уже почти полностью исчез во мне, он наткнулся на что-то твёрдое.

— Так ты, кажется, срать хочешь? А ну напрягись.

Маша вытащила банан и засунула в широко раскрытую дыру моей жопы язык. Я чувствовал, как она ласкает мне им стенки прямой кишки. Было очень классно.

— Чего ты ждёшь? – Оборвал мой кайф голос девушки.

Я начал напрягаться и почувствовал, как начало двигаться по мне говно. Вот оно уже упёрлось в кончик языка Маши.. Я чувствую, как она начинает его лизать. Напрягаюсь сильнее и оно твёрдой личинкой вылазит из меня. А Машка начинает сосать его как член. Раздвигает мне ягодицы, чтоб легче заглотать и лижет всё сильнее торчащую из меня колбаску. Вот она отрывает её зубами и начинает жевать. Я ещё напрягаюсь, и оно лезет сильнее. Теперь уже пальцами Маша лезет мне прямо в жопу, выковыривая куски говна и суёт их в рот.

Я уже не могу терпеть и встаю.. Начинаю дрочить, затем шлёпать головкой члена по губам, глазам девушки. Она подставляет лицо под удары и наслаждается. Маша опускается ниже и всасывает мои яйца, сильно кусая и сося их. Я продолжаю дрочить и сильно взведённый кончаю, выплёскивая струи высоко вверх, взмывая высоко в воздух и разлетаясь по комнате, падали на волосы, мне на грудь. Маша опять гладит себя, при этом размазывая по телу коричневые разводы смеси спермы и говна.

Отдохнул, очухался. Прокрутил в голове произошедшее. Никто не поверит. Вообще-то через пару дней мы встречаемся с друзьями на групповуху. Может её взять с собой?

— У тебя подружка есть?
— Тебе меня не хватило? – Одеваясь, удивилась она. – Ты хочешь ещё? Можем продолжить.
— Да мне для другого. Так всё-таки? Что бы не менее тебя развратней была.
— Есть. Даже две. Мы тут втроём из одной деревни приехали.
— Тогда давай телефон.
Через несколько дней мы встретились.

, ,

Feb
02

Привет, зовут меня Маша, живу я в Питере и есть у меня одно увлечение которое может показатся кому то несколько странным. История написанная ниже не выдумка а лишь моя попытка описать свое маленькое хобби. Несколько неприятных минут из жизни владельца желтого Опеля или не следует оставлять машину в темном углу двора на ночь.
Вообще то как я уже говорила ( а может и не говорила ну тогда сейчас скажу ) мне больше всего нравится писать именно на капоты автомобилям. Конечно сложностей в этом много, а риску: адреналин в кровь впрыскивается мощнейшей струей. Так вот прогуливаясь по окрестным, или не совсем окрестным дворам я присматриваю свои будущие жертвы. Во время одной из таких своих прогулок я и наткнулась на это металлическое чудовище. Вообще то машина была очень ухоженная, ни пылинки ни царапинки. Свет уличных фонарей буквально тонул отражаясь в бездонной глубине желтого капота. Да капота: я остановила на нем свой взгляд и моментально представила себя восседающей на нем: я ощутила даже легкое головокружение от столь соблазнительного видения. Хозяин данной машины очень заботился о ней, но единственным его заблуждением было пожалуй то что он самоуверенно думал что раз его машина довольно старая на нее никто не позарится, поэтому то он видимо и не ставил ее на сигнализацию ( а может ее и вовсе не было ) и ставил ее в самом темном углу двора. Именно в этом углу, кстати двор довольно плотно заставлен машинами, стоят несколько старых гаражей, которые по-моему уже давно заброшены. Гаражи эти вплотную примыкали к стене дома, в этой стене к слову нет ни одного окна, пока пожар не уничтожил один из них. Сгоревший гараж в один прекрасный день дворники подогнав трактор вывезли куда то, видимо на свалку, и между стеной дома и стеной крайнего, чуть подгоревшего гаража образовалась пустота как раз шириною с гараж. Раньше это место всегда пустовало, и лишь иногда служило общественным туалетом, в том числе и мне. Но вот он появился, желтый Опель, и поскольку как я уже сказала двор машинами заставлен сильно то его хозяин стал ставить его передом именно между гаражами, почти полностью туда и заезжал. Уж не знаю как он вылезал оттуда но места между боком машины и стеной почти не было. Видимо владелец считал что там более надежно оставить машину чем где либо в другом месте или еще почему либо. Но как бы там ни было он раз за разом оставлял там свою машину и спокойно уходил домой.
И действительно ее никто ни угнать не пытался ни залезть в нее с целью украсть что то. И все бы было ничего но на эту машину я положила глаз. Увидев ее впервые я поняла что именно она и станет моей следующей жертвой. Я стала часто туда захаживать, и присматривать как когда и что. Наконец я узнала полный график владельца, во сколько приезжает, выходит ли перед сном проверить машину и т.д. Выяснив все я наметила вечер когда я пойду сикать на капот именно этой машины. И вот вечер настал. Я заранее выпила бутылку пива 1.5 литра, и оделась в соответствующую одежду.
Короткая юбка, туфли платформе и коротенькая джинсовая курточка, что бы не мешала. Заправившись пивом я пошла гулять. Было довольно темно, так как дело было в конце августа и белые ночи давно прошли. Я издалека заметила свою желтую жертву, она была намести, она ждала меня. К этому времени мой мочевой пузырь настолько отяжелел и давал о себе знать столь сильно что я поняла же пора!!!. Оглядевшись по сторонам я медленно подошла к машине и быстренько протиснулась между ее боком и стеной . Я оказалась перед капотом.
В нем сейчас отражалась только луна и то очень слабо. Было довольно темно. Еще раз осмотревшись по сторонам, я осторожно подтянув юбку поставила одну ногу на капот, а затем быстро забралась на него. Я тут же присела лицом к лобовому стеклу. Приподняв юбочку я приспустила трусики. В тот момент я уже до безумия хотела сикать. Как только трусики были спущены я мгновенно перестала сдерживаться, и струя с громким шипением
Вырвалась из моей брызгалки. Кто хоть раз в жизни долго терпел меня поймет))) Я сикала глядя как моя струя падает на лобовое стекло разбиваясь о него тысячами мелких брызг.
Я видела как она заливает капот, как потоки моей мочи стекают вниз по капоту . Писала я наверное минут пять. Это был настоящий кайф. Пописав я одела трусики и спрыгнув с капота полюбовалась содеянным. Я обсикала стекло, капот и к тому же фары и бампер.
Довольная я пошла домой с чувством величайшего блаженства и облегченности.

Feb
02

В седьмом классе я сидел за одной партой с симпатичной рыжей девочкой, которая мне нравилась с того дня, когда она пришла в нашу школу, она была весёлая, умная и дружелюбная. Дженни обычно носила обтягивающие брюки, которые прекрасно смотрелись на её круглой попке и короткую маечку, нижний край которой заканчивался на несколько сантиметров выше пупка. Я пробовал ухаживать за ней с первых же дней учёбы в одном классе, но она, казалось, ограничивалась просто дружескими отношениями со мной. Однажды, перед последним уроком, я увидел Дженни стоящей в очереди в туалет с учебниками в руках и предложил отнести её учебники в класс. В ответ на это девочка благодарно мне улыбнулась. Я видел, что впереди Дженни была довольно большая очередь в туалет, и подумал, что она, возможно, не успеет до начала урока. Несмотря на это, я взял её книги, пошёл в класс и расположился за последней партой, где мы сидели вместе с Дженни. Через пару минут после звонка учительница увидела, что некоторые девочки отсутствуют и пошла к туалетам, чтобы привести их на урок.
Вскоре в кабинет вошли три мои одноклассницы со смущёнными лицами. Ещё две девочки пришли в класс через минуту, а за ними вошла покрасневшая Дженни, держа спортивную куртку перед собой так, чтобы та закрывала живот и верхнюю часть бёдер. Она быстро подошла к своему месту и села рядом со мной. Дженни замешкалась, когда хотела повесить куртку на спинку стула, и после паузы прошептала мне: «Обещай, что не будешь смеяться, пожалуйста…» «Я обещаю, но из-за чего я должен был смеяться?»- спросил я, после чего Дженни посмотрела вниз и медленно убрала куртку, показав мне тёмное влажное пятнышко на штанах между ног. На мгновение я был загипнотизирован этим видом и мыслями о красивой девочке, которая на секунду не выдержала и пустила струйку в штаны. Тогда я взял у Дженни куртку и сам повесил её на спинку стула, заметив, что сзади на её штанах тоже было пятнышко около 2 сантиметров в диаметре. Я понял, что моя соседка по парте так и не пописила, а всего лишь на секунду не вытерпела и не удержала всего одну маленькую струйку.
«Ты в порядке?»- спросил я сочувственно, на что Дженни взволнованно кивнула и смущённо прошептала: «Туалеты в этой школе всегда заняты, а учительница вошла как раз когда я начала писить, поэтому мне почти сразу пришлось остановиться». «Ты имеешь ввиду, что всё ещё хочешь пописить?»- недоверчиво спросил я, на что Дженни кивнула и, покраснев, прошептала: «Да, очень, но я думаю, что сумею вытерпеть до конца урока, мне не привыкать ждать по утрам, когда освободится туалет, ведь у меня четыре сестры». В этот момент учительница пришла с последней отсутствующей девочкой и решила приступить к опросу домашнего задания (нам задали перевести с иностранного небольшой рассказ). Как назло, Дженни давно не отвечала, поэтому учительница спросила именно её. Моя соседка начала переводить рассказ вслух и, казалось, её не очень беспокоила проблема туалета, хотя, как я мог видеть, низ её живота немного раздулся, как будто она плотно пообедала. Примерно через пятнадцать минут Дженни закончила переводить первую страницу, и было заметно, что она начинает волноваться.
Девочка иногда слегка наклонялась вперёд и притопывала правой ногой, что, конечно, было следствием увеличивающегося давления в её мочевом пузыре. Через минуту или две я осторожно повернул голову, и, посмотрев на Дженни, увидел, что она сдвинулась вперёд, на край стула, а пятно в её промежности почти высохло. Если бы ей удалось вытерпеть до конца урока, никто бы и не заметил, что эта девочка немножко намочила штаны. Я действительно надеялся, что Дженни вытерпит, поскольку мне было неприятно даже подумать от том, что над ней смеялся бы весь класс. Вскоре учительница остановила Дженни, вздохнувшую с облегчением, и попросила продолжить другого ученика. Через десять минут моя соседка сидела довольно напряжённо, и я заметил, что она постоянно двигает ногами. Вскоре Дженни начала время от времени задерживать дыхание на несколько секунд, но больше всего меня удивило то, что за последние пятнадцать минут низ её живота раздулся ещё сильнее, и теперь казалось, что у неё там большой апельсин. Ещё через пять минут девочка закусила нижнюю губу и начала время от времени наклоняться вперёд, слегка отрываясь от сиденья стула.
Она явно уже очень сильно хотела в туалет, и я сомневался, что ей удастся вытерпеть до звонка. В течение следующей минуты, как я понял, она тоже начала сомневаться, после чего подняла левую руку и спросила учительницу: «Пожалуйста, можно мне сходить в туалет?» «Нет, ты должна будешь ждать до конца урока»,- ответила учительница. «Ох, пожалуйста, мне очень нужно»,- попросила Дженни, но учительница снова ей отказала. Через несколько минут девочка опять подняла руку и умоляюще спросила: «Пожалуйста, разрешите мне выйти ради исключения, я не могу терпеть дольше», на что получила раздражённый ответ: «Ты должна будешь терпеть до конца урока, как это делают все остальные, я не могу делать исключение для кого-то одного!» Я видел, что Дженни ужасно стыдно, но она всё же сказала: «Я не могу, не могу терпеть! Я просто лопну до конца урока!», но и это не разжалобило учительницу, которая ответила: «Тогда можешь сделать это прямо в штаны, я уже сказала. что никто не выйдет из класса во время урока!» «О-ох, я так сильно хочу в туалет…»,- тихо простонала Дженни, наклоняясь и чуть-чуть оторвавшись от сиденья, как будто пытаясь подтвердить это, после чего я спросил: «Как ты думаешь, тебе удастся вытерпеть до конца урока?»
Дженни взволнованно посмотрела на меня и прошептала: «Не знаю. Я думала, что смогу, поскольку мне всё же удалось чуть-чуть пописить, пока учительница не вошла в туалет; но теперь я не знаю, сколько ещё смогу вытерпеть». «Ты просто должна вытерпеть»,- сказал я серьёзно,- «или все будут над тобой смеяться». Я видел, что Дженни действительно с трудом сдерживалась, поскольку она прошептала, слегка постанывая: «Влажное пятно у меня между ног высохло, но я правда не знаю, не повится ли оно там снова до звонка». Я посмотрел на часы и ответил: «Осталось всего четырнадцать минут, ты должна дотерпеть». Неожиданно, в уголках глаз Дженни выступили слёзы и она, чуть не плача, сказала: «О нет, ещё почти четверть часа! Я не смогу столько вытерпеть». Учительница не смотрела в нашу строну, поэтому я посоветовал девочке думать о чём-нибудь другом, чтобы отвлечься. «Я попробую, но это не так просто, потому что мой мочевой пузырь уже начинает побаливать». «Ты должна вытерпеть до конца урока, приложи все усилия»,- я сказал искренне, на что Дженни кивнула, но на её лице теперь не было уверенности.
Она пыталась сконцентрировать всё своё внимание и все свои силы на маленькой мышце, которая закрывает уретру, от напряжения Дженни так сильно сжала кулаки, что у неё даже побелели суставы пальцев. Она быстро сдвигала и раздвигала бёдра, и я видел, что низ её живота раздулся ещё сильнее, теперь казалось, что в её мочевом пузыре уже должно быть больше литра мочи (это казалось невероятным для семикласницы!). Чтобы уменьшить ужасное давление и боль в мочевом пузыре, Дженни даже расстегнула пуговицу на брюках, оставив закрытой только молнию. Следующие четыре минуты я сидел, слегка наклонив голову и наблюдая за Дженни. После того, как она расстегнула пуговицу на брюках, казалось. что её мочевой пузырь воспользовался отсутствием пояса, который сжимал его, и начал раздуваться ещё сильнее. Набухая всё сильнее, и становясь всё твёрже, мочевой пузырь Дженни даже немного расстегнул молнию на её брюках, сдвинув собачку вниз, и теперь я мог видеть покрасневший, набухший и немного влажный от пота низ её живота над резинкой белых и очень тонких трусиков.
Девочка ужасно хотела в туалет, поскольку она уже не могла сидеть неподвижно, тяжело дышала, а на её лбу выступили мелкие капельки пота. Внезапно, Дженни всхлипнула и согнулась почти пополам, поскольку на её штанах между ног появилась тёмное влажное пятно. Когда девочка согнулась, из её промежности, прямо через брюки, выплеснулась маленькая, но сильная струйка мочи, слегка обрызгав пол перед стулом. Дженни немедленно оторвала ноги от пола и изо всех сил сжала их, после чего просунула между бёдрами одну руку. Молния на её брюках уже полностью расстегнулась, и я видел спереди её тонкие белые трусики, которые стали почти прозрачными от влаги. Несмотря на все усилия девочки, моча всё же просачивалась из её промежности и брюки Дженни намокли уже почти до колен. Девочка несколько раз тяжело вздохнула, поскольку на сиденье стула под ней уже была лужа мочи, которая начала капать на пол. Почти все в классе уже смеялись над ней, услышав капание мочи на пол, после чего учительница встала и подошла к Дженни.
Девочка начала рыдать, а учительница сказала: «Дженни, немедленно застегни молнию на брюках, я не потерплю непристойного поведения у меня в классе. Я надеюсь, что этот случай послужит тебе уроком и в дальнейшем ты будешь ходить в туалет вовремя». Дженни, продолжая хныкать застегнула брюки и сказала: «Простите, но я правда не могла терпеть дольше, я пыталась изо всех сил…» Учительница немного смягчилась и пошла обратно к своему столу, но Дженни так и продолжала сидеть в луже собственной мочи, скопившейся в углублении сиденья стула. Она зачем-то снова расстегнула пуговицу на брюках, но оставила закрытой молнию. До звонка оставалось восемь минут, и я искренне сочувствовал Дженни, что она не сумела дотерпеть всего чуть-чуть. Учительница продолжала вести урок как ни в чём не бывало, а я продолжал краем глаза подсматривать за Дженни. Когда оставалось пять минут до звонка, я заметил, что она снова начала сжимать ноги и понял, что она не полностью опорожнила свой мочевой пузырь, поскольку я видел, что её низ живота снова выпирает над молнией.
Это поразило меня, поскольку минимум поллитра мочи впиталось в её штаны и ещё столько же вытекло на пол. Из её мочевого пузыря пару минут назад вылился литр, и Дженни всё ещё сильно хотела писить! «Ты всё ещё хочешь в туалет?»- недоверчиво спросил я. Девочка покраснела, слегка кивнула и смущённо прошептала: «Я не была в туалете с самого утра. Я привыкла терпеть подолгу, но сегодня за завтраком я выпила два стакана апельсинового сока и большую чашку кофе, а на позапрошлой перемене я прибавила к этому поллитровую бутылку газировки, которая, видимо, сейчас и переходит в мой мочевой пузырь». Я поразился этому и удивлённо сказал: «У тебя невероятно сильный мочевой пузырь! Если бы я выпил столько жидкости, я бы уже давно описился». «Видишь, я ведь тоже описилась»,- расстроенно сказала Дженни. Мы продолжали сидеть, и я заметил, что за несколько минут до звонка она снова начала ёрзать на стуле и постанывать. Когда урок закончился, несколько девочек, встав, сразу же обмотали вокруг пояса куртки, и, как я понял, они тоже немного не выдержали.
Брюки Дженни были мокрые почти до колен, поэтому она спереди держала в руках свою куртку, а сзади шёл я, чтобы никто не заметил её мокрых брюк. Мы пошли к женскому туалету, но там была большая очередь. Дженни шла мелкими шагами и второй рукой сжимала себя между ног под курткой. Она взволнованно посмотрела на очередь, и почти сразу же не удержала ещё одну маленькую струйку. Я быстро схватил её за руку и повёл к кустам позади школы. По дороге она не удержала ещё несколько струек и постоянно постанывала. Наконец, мы зашли за кустики, и Дженни, еле успев стащить брюки до колен, выпустила сильную струю. Но через секунду ей удалось остановиться, и девочка, переступая с ноги на ногу, как будто она стояла на раскалённых углях, одним движение стащила вниз трусики, после чего со стоном присела на корточки и выпустила настоящий поток, который с шипением пенился на асфальте. В этот момент я ради приличия повернулся к ней боком, но всё ещё продолжал подглядывать. Когда Дженни закончила писить, она встала, и я увидел, что на асфальте была лужа около трёх метров в диаметре.
После этого я дал ей свою куртку, чтобы она могла прикрыть ей мокрые штаны и дойти до дома. В ответ на это Дженни поцеловала меня и прошептала: «Спасибо, если бы не ты, я бы описилась в коридоре школы, так и не добежав до этих кустиков…»

Feb
02

Привет, меня зовут Юлия, я студентка, учусь в торговом колледже, и у меня уже есть некоторый жизненный опыт.

Также я имею опыт с одной деликатной и нужной … ну как бы сказать, вещью, как удерживание мочи в своём мочевом пузыре.

Как и мальчики, или в 2 раза реже, я отлучалась сама или с подружками в кусты, и при этом отмечала, у кого как быстро всё получается.

Меня всегда удивляло, что у мальчиков получается это дольше (по времени звука шороха), скажем 50, а то и 150 секунд, и сколько мне надо напрудить в себя, чтобы писать столько же секунд максимально не торопясь. И решила, что два литра минимум…

Ладно, перейдём к рассказу от 3 лица.

Сейчас уже невозможно вспомнить во всех деталях, как это произошло, потому что подруги мои были в разных комнатах и коридорах. Итак…

Влада, Катя, Юлия, Алёна и Даша нагрянули на квартиру к Лизе тёплым сентябрьским вечером в начале следующего учебного года.

Тусовки на съёмной квартире у Лизы всегда проходили клёво, клёвее, чем у других, видимо потому, что не мешались родители.

У Лизы оказалась довольно большая квартира, большой телевизор, и много чего хорошего.

Обычно такие тусовки растягивались до полуночи. Но в этот раз оказался сломанным телевизор, а он, к необыкновению и к несчастью, был здесь всего один.

Влада могла трепаться лучше всех и час, и два, а иногда и шесть часов только по телефону, но скоро и она замолчала. Влада была возможно наиболее крупная из всех девушек, со светлыми волосами и красивым телом. Они поговорили между собой о мальчиках, но вскоре им стало скучно, и Лизе стало страшно оттого, что их встреча преждевременно закончится, и придётся заниматься чем-то другим в плане «стирки-дрилки» или «учьёбы».

Также Лиза решила кому-то сбагрить свой старый мобильный нераскладной телефон, который в последнее время годился лишь на то, чтобы всовывать внутрь своей писи (точнее, п-ды) и обратно. Итак, надо было объявить какой-то конкурс, обмен или розыгрыш, а победительница получала бы её телефон в качестве приза.

Когда настал момент, что все замолчали, Лиза решилась и предложила:

— А давайте поиграем в игру «Потерпи пи-пи».

— Что, Что? — спросила Даша.

— Потерпи пи-пи» — повторила уже Алёна, которая знала эту игру. — Это значит, кто из вас дольше всех сможет наполнить и удержать свой мочевой пузырь при одинаковых условиях. Своего рода интересная забава.

— Это звучит интригующе, — сказала Юлия.

Даша кивнула головой в качестве согласия.

— Я уже вышла из детских игр, но я хочу поиграть с вами, — заявила Катя, вспомнив, что она давно уже на лазила в кусты по дороге домой.

Влада, послденяя из компании, тоже согласились поучаствовать. Лиза вышла из гостиной комнаты на кухню за водой, в то время как Алёна проинструктировала всех, какие собственно простые правила этой игры.

Лиза поняла, что надо 12 литров воды на всех участниц, и принялась за бутыли с чистой природной водой. Они выпили её, правда не залпом, и идея состояла в том, чтобы в каждой перешкалило за литр мочи в пузыре через час, для чего требовалось выпить два литра.

Полчаса спустя, в то время как они обсуждали те же вещи, каждая из них начала чувствовать позывы внутри себя.

Алёна, у которой был некоторый опыт с этой игрой вдруг вспомнила, что она собственно не заходила в туалет, когда пришла с занятий, и поэтому внутри неё уже было что-то, и поэтому она стала ёрзать раньше других.

Юлия, которая не допускала и мысли, что может в итоге описаться в трусы, обычно ходила у туалет 5 и более раз за день, тоже начала уже чувствовать беспокойство и ушла от разговора.

Лиза спросила, что каждая их «конкурсанток» чувствует в своём мочевом пузыре, и получила смешные ответы.

Ещё полчаса спустя, посреди разговора и поездках в Египет, о пустынях и жажде воды, Лиза прервала вдруг всех и предложила выпить ещё по стакану воды, чтобы уж скорее.

Все это сделали и вернулись к разговору. До этого раз они завели разговор про то, как бы происходило подобное соревнование среди их парней, хуже или лучше.

К единому мнению не пришли. Но идея сравнения себя с мальчиками, со всеми преимуществами и недостатками, воодушевила их участвовать дальше.

Юлия, которая сидела на диване, в какой-то момент села крепко стиснув ноги. Затем она встала и сделала несколько торопливых шагов по комнате.

Катя тайком от других стянула резинку трусиков вниз, так чтобы они не давили.

Каждая девушка уже что-то чувствовала неприятное.

Влада пыталась поддерживать разговор, в то время как каждая только и думала о своём мочевом пузыре.

Лиза спросила, как каждая себя чувствует, и напомнила, что победительница получает телефон, который можно заодно использовать как игрушку и как вибратор, если при этом звонить на него, от себя или если будет звонить бой-френд.

Немного спустя, Алёна, чувствуя, что она первая готова сдаться, решилась выпустить каплю мочи в свои трусики для облегчения.

Она помнила, что когда устраивала с собой подобные игры дома в туалете, тогда маленький выпуск мочи давал интересные ощущения по всей области.

Так и в этот раз, она смогла выпустить чуточку мочи в полоску трусиков и остановиться.

Никто и не подозревал, что Алёна уже немного «отлила».

Но тут же она просунула себе обе ручки в промежность и надавила как следует, чтобы остановиться.

На Кате появились пупырышки дрожи, как от холода, и она тоже вынуждена была схватиться за промежность.

Она сказала: «Ну сколько там ещё можно? Я уже невыносимо хочу в туалет!!!»

Лиза тоже кивнула головой.

Алёна скривив губы заявила: «Я чертовски хочу с-с-сать».

Юля сказала проще: «Я тоже не резиновая».

Влада, которая не убирала свою руку с промежности, констатировала, что все уже дошли до кондиции терпения, а она сама была наиболее крупная и вместительная, попросила всех вести себя спокойно и потерпеть ещё.

На что Юлия запаниковала:

— Нет! Нет! Нет! Нет! Нет!

Тут произошло внезапное, и все повернули головы в её сторону.

Моча неожиданно прорвалась внутри её штанов (у Юли), как из крана под напором, и прежде чем все осознали что происходит, джинсы Юлии были полностью мокрым, а её лицо покраснело.

Все принялись обсуждать и удивляться.

Лиза, не желая страдать и в итоге чтоб её постигла та же участь, что и Юлию, первая побежала в туалет.

Она прокричала только : «Продолжайте без меня, с меня хватит!, — и хлопнула закрываемой за собой дверью.

Туалет с ванной были в одной комнате, и из-за закрывшейся Лизы нельзя было пописать даже в ванну, чтобы двоим (троим?) девочкам пописать в неё одновременно. Можно было бы пописать в ведро, но оно тоже было в санузле.

Вылив впопыхах тоже часть содержимого своего мочевого пузыря сквозь свои штаны (так сильно ей захотелось писать), Лиза принялась стягивать с себя джинсы.

Катя и Алёна вместе решили, что им тоже уже надо пописать.

Она подбежали к двери и начали колотить в ней, называя Лизу последней сукой за то, что она закрылась изнутри в своём же туалете.

Лиза сидела на унитазе, и ей казалось, что она самое неиссякаемое мочеиспускание в своей жизни.

Слыша её плещущийся звук и не в силах это выносить, чувствуя несправедливость, Катя … в общем, вот она задирает юбку, присаживается и начинает писать прямо под дверью.

Она расставляет ноги все шире и шире, по мере того как под ней растекается в разные стороны лужа. Струя с шумом бьет в пол, словно хочет выбурлить в нем отверстие.

Затем Алёна принялась писать так же. Тут уже нечего описывать, описывала как раз Алёна. Разве что второпях забрызгала низ немного расклёшенных штанин.

Даша, третья подошедшая, ошарашенная тем, что делают подруги, тоже решила начхать на всё и принялась стягивать трусики.

Только она успела пристроиться на широко расставленных гонах, как струя из неё тоже ударила в пол шипящим потоком. При этом был выставлен на обозрение её бритый лобок.

Тем временем кайф Лизы уже закончился.

Она вытерла себя какой-то бумажкой (рекламной, что ли), и её так и хотелось потеребить после облегчения пальцами свой клитор.

Но сразу же осознав, что она делает это совсем не вовремя, она тут же встала, натянула на себя другие сухие трусики, и встала как ни в чем не бывало.

Она открыла дверь, вышла и теперь ошарашенно наблюдала за «актом злодеяния» Даши, которая пока ещё продолжала поливать пол.

Алёна тем временем прорвалась к крану и подставила одну обписанную в коридоре штанину под струю воды, чтоб сразу постирать. Напорная струя воды от крана, казалось, была не сильнее предыдущих струй девушек.

Затем Алёна с наслаждением пописала вторую половину в унитаз, и принялась поглаживать себе живот и низ живота.

Затем уже последняя Влада решила воспользоваться унитазом, так как соревноваться было уже незачем. В итоге, Влада пописала последней, и ей очень трудно было удержаться, когда она с минуту ждала, слыша при этом шум бьющих струй подруг и видя наделанные лужи. Она тоже было решила напроказничать на чужой пол, но уже места не было пде пристроиться.

Поскольку Влада она дотерпела последней, её мочевой пузырь тоже опустошался со страшным напором, и ещё она села так, что струя бурлила прямо в дырку в воду, демонстрируя тем самым свои достижения, было видно, что и она терпела немало. Поэтому Лиза твёрдо решила подарить телефон-вибратор ей.

Когда со всем было покончено, девушки сели в комнате отдыхая, как будто они бежали перед этим три километра.

Даша и Лиза набрали вёдра воды со стиральным порошком, чтобы смыть следы разгрома.

Лиза предложила Юле и другим кому надо надеть свои сухие трусики и Джинсы из шкафчика (чтобы потом вернуть), а Влада тем временем второй раз села на унитаз, выпустив вторично накопившуюся маленькую струйку из себя, и улыбаясь при этом от удовольствия.

В следующий раз они решили провести такой же эксперимент с кофе, с пивом или с арбузом, которые, как известно, дают позывы скорее.

Feb
02

Вот какая история тут со мной приключилась.
Мы с мужем были недавно на одной презентации. Там было много народу, разные общественные деятели, министры, артисты, известные люди, ну, и всякого праздношатающегося народу было полно. Я сразу приметила одну девицу — высокая, худая, ноги от плечей, ярко-красные ногти и губы — женщина-вамп. Она была одна, одета была в платье с голой спиной, несмотря на то, что было очень холодно. Она важно дефилировала по залу с бокалом в руке, выискивая кого-то глазами. Надо сказать, броская девица.
Как на любой презентации, было много всяких речей, концерт, угощение — в общем, народ развлекался. Мы пробыли там не до конца, надоело. Собрались ехать домой. Подошли к машине. Муж мой, джентельмен, пошел открыть мне дверь, такое с ним иногда бывает.
Короче, подходим мы к машине и видим такую картинку: эта самая девица стоит у дверцы нашей машины, согнувшись в характерной позе, задравши юбку и расставив ноги, и писает прямо на колесо нашей машины. Спущенных трусов я не заметила — вероятно, она их не носит за ненадобностью. Дальнейшее напоминало сюрреалистическое кино. Мой муж оторопело уставился на девицу. Она же, не переставая ссать мощной струей, как из брандсбойта, и миленько так улыбаясь, говорит, обращаясь к моему мужу: «Ой, извините! Я ошиблась». ОНА ОШИБЛАСЬ! Представляете? В чем, интересно? Спутала колесо с унитазом? Или возле неправильной машины ссать пристроилась? Я еле сдерживала хохот. Короче, мы, как дураки, стоим и ждем, пока эта особа закончит туалет. А она, как ни в чем не бывало, продолжает. Много, видать, скопилось. Звук у нее получался потрясающий, как у настоящего пожарного шланга. Муж мой деликатно повернулся к ней спиной, не знал, бедняжка, куда деваться. А я краем глаза наблюдала. Наконец она выписалась, страдальчески вздохнула, встряхнулась (заметьте — не подтерлась), оправила юбку и исчезла, бросив еще раз «ой, извините, мне так неудобно».
Мы сели в машину. Муж завел ее, и мы тронулись с места. В дороге он, видимо, переваривал увиденное и услышанное. — «Слушай, ты мне можешь объяснить одну вещь?», — спросил он.
— «Какую?», — ответила я. — «Она же только вышла с презентации, неужели она не могла сделать это там, в теплом туалете?». У меня тоже возникла такая мысль. Неужели она пыталась таким образом приманить мужика? Другого объяснения у меня нет.

Feb
02

Мне было 15 лет тогда, мы ходили в лес с ребятами и девчонками. Так получилось, что мы с Ирой (так ее звали) отошли в лес дальше, просто погулять, разговорились на разные темы, потом сели на траву, она была в красных спортивных брюках, плотно облегающих ее ноги на попе. Ира вдруг захотела меня расчесать, подошла ко мне, так что ее пах был прямо около моего лица, и начала расчесывать. Затем вдруг она обняла мою голову и крепко прижала к себе; я не ожидал этого, возражал. Ира приказала: «Помолчи пять минут»; я подчинялся. Через некоторое время она отошла и села рядом, спросила меня, хочу ли я исполнить ее желание. Я, естественно, согласился, она сказала, что будет говорить в приказном тоне. Мне было все равно; Ирка дала свой первый приказ: стать на колени, я стал, и поцеловать в трусики, я не хотел, но подчинился. После этого мы вернулись к своим и разошлись по домам.
На следующий день она ко мне позвонила и пригласила к себе, я пришел, сам понимал, чего она хочет, но что оказалось на самом деле — представить такое не мог. Я позвонил в дверь, Ира вышла, она была одета в халат, предложила сесть и выпить вино. Мы выпили, потом она предложила, чтобы я стал ее рабом на неделю, пока ее родителей не было (они были в Москве). Немного подумав, я согласился, только с условием, чтобы на теле следов не было, тогда она сказала, что рабство будет так же связано и с побоями. Как сейчас помню, после первого приказа целовать ей анус и ноги я возбудился, мне было безумно хорошо. После исполнения ее воли я сказал, что весь в ее власти, что прикажет, буду все исполнять, без ограничений.
На следующий день утром я в школу не пошел, а сразу к ней. Как только я вошел, Иринка одела на меня ошейник и повела в ванную, там я стирал ее трусики, колготки, чулки и прочее белье, она заставила лизать клитор и влагалище, одевала меня в трусики-бикини и колготки, ездила на мне верхом. Через два дня приехала двоюродная сестра Иры, Наташа, а с ней была подруга Таня. Ира решила им рассказать про меня, все равно они были из Иваново. После их приезда я стал рабом уже трех хозяек, Наташе было 18 лет, а Тане 19. Я лизал им всем клитор, анус, убирал, стирал белье, если делал что-нибудь плохо, они связывали меня, ставили на колени и били, правда, без синяков, а однажды Таня принесла искусственный член, мне приказали встать на колени и нагнуться, и Ира ввела его мне в анус. Таня села передо мной, приказала лизать, а Наташа в это время засунула голову под меня и стала сосать. Девочки были четыре дня у Иры, а потом уехали…
Через несколько лет я был в командировке и остановился в одной гостинице. Рядом с моим номером жила супружеская пара, им было по 25 лет, Анжела и Валера. Они меня пригласили к себе и начался разговор. Анжелика как-то случайно сказала, что хотела бы один вечер кому-нибудь приказывать, а Валера поддержал ее желание. Что меня толкнуло, не помню, сердце забилось сильней, неужели я опять смогу быть рабом, эту возможность упускать нельзя. Я им предложил, они не ожидали этого, но поняли, что я не шучу. Первой пришла в себя Анжела, приказала встать на колени и целовать ей ноги, затем я снял трусики-бикини, они были беленькие, узенькие, она была в джинсовой мини-юбке, и пошел их стирать.
Постирав, я вышел из ванной, они к этому времени разделись, Анжела приказала мне лизать, а Валера в это время онанировал. Так мы были вместе 4 дня. В последний день Анжела сказала мне, что хочет хоть раз пописать мужчине в рот, я отказался, тогда она предложила сыграть в карты, если она проиграет, то исполняет любое мое желание, а если в проигрыше останусь я — она писает мне в рот. Игру я проиграл, Анжела одела на меня колготки, приказала идти в ванную, затем связала мне сзади руки, я лег в ванную лицом вверх, она залезла в ванну, чуть присела, приказала мне открыть рот и пописала. Чтобы я не захлебнулся, она делала это медленно. Вот и все, на этом вся моя практика закончилась.

,

Feb
02

В тот день, не смотря на хорошую погоду, я не делал никаких попыток выбраться из постели, чему Катя была очень рада, так как это полностью совпадало и с ее желаниями. Мы нежились в нашем уютном ложе до самого вечера, плавно переходящего в ночь. Мы ласкались, занимались любовью, играли друг с другом, делали друг другу массаж, ходили по очереди на кухню за разными вкусностями и кормили ими друг друга, опять занимались любовью… Катя лежала у стенки, а я гладил ее рукой, уткнувшись носом ей в плечо, одновременно наслаждаясь ее гладкой бархатистой кожей и ее запахом. Но тут она приподняла рукой одеяло и начала через меня перелезать.
— Ты куда? — спросил я.
— В туалет, — ответила она.
Я согнул ноги в коленях, не давая ей лезть дальше, потянул ее за руки и она, лишившись точек опоры, рухнула прямо на меня.
— Я хочу пи-пи, — игриво жалобно проговорила Катя, — моя пиписечка очень хочет сделать еще одно мокрое дельце.
— Не дельце, а дело, — с серьезным выражением лица поправил я и с лукавым удивлением добавил: — Неужели ты хочешь пописать без меня?
Какое-то время Катя соображала, что ответить. Она была скромной девушкой, но на наши отношения это не распространялось, и в том была заслуга нас обоих и искренности всех наших желаний друг по отношению к другу.
Однако ее реакция оказалась для меня неожиданной. Она горделиво выпрямилась и, стоя передо мной на коленях с раздвинутыми ногами, выставила вперед низ живота и раскрыла одной рукой губки своей аккуратно выбритой киски. Другой рукой она взяла мою руку и хорошо смазала своей слюной подушечку моего среднего пальца. Потом она приставила этот мой палец к отверстию своего мочеиспускательного канала и начала плавно водить им по нему.
— А вот эту мою дырочку ты еще и вправду не изучал так тщательно, как остальные, — с улыбкой сказала Катя, — но если мы будем продолжать такую ласку, то я прямо здесь сейчас и описаюсь.
Не могу сказать, что я был против, но ночь только начиналась и была еще полна планов, исполнение которых сегодня предполагало сухую кровать.
Я люблю совмещенную ванную комнату с туалетом за ее большой размер и более широкие возможности использования. Такая в тот день была и у нас. Я убрал свой палец, увлекательно ласкающий одну из самых маленьких Катиных дырочек, и дал ей возможность встать с постели и пойти в туалет. А сам пошел за ней. Эти несколько шагов она прошла, так соблазнительно двигая попкой, что я, пока шел сзади, ни на секунду не оторвал своего взора от этой наипривлекательнейшей части ее тела. Она вошла в ванную комнату, подошла к унитазу и, как в сказке про избушку на курьих ножках, повернулась к нему задом, а ко мне передом. Это был первый раз, когда при мне и так явно Катя должна была облегчить свой мочевой пузырь. Я заметил небольшое смущение в ее глазах. Тогда я взял ее за голову и горячо поцеловал в губы. Это ее расслабило, и она начала приседать на сиденье унитаза, но я удержал ее. Прежде чем в ее глазах успел появиться немой вопрос о причине этого моего действия, я сказал ей, что каждую дырочку у такой красивой и сладкой девочки, особенно перед важным делом, нужно всячески ублажать, и, в данном случае, нежнейшей лаской. Я встал перед ней на колени, раздвинул руками губки киски и очень нежно начал щекотать языком и целовать ее малюсенькую, но ощутимую и очень приятную дырочку, из которой вот-вот должна была политься золотистая струйка. Мои поцелуи никогда столько не концентрировались на этой ее точке, и Катя ощутила новую для нее гамму эмоций. Мои губы влажно посасывали, а язык теребил это ее отверстие так, что она нетерпеливо заерзала и, положив руки мне на голову, сказала, что уже почти не может терпеть и сейчас описается. Она даже немного согнулась и приподняла одну ножку, поджав ее в попытке сдержать настойчивые позывы ее мочевого пузыря. Хотя я и понимал, что чем дольше ожидание, тем приятнее будет процесс облегчения, но все же мучить ее этим я не собирался. Я еще раз с удовольствием лизнул ее там и дал ей возможность сесть на унитаз. Катя села, смотря на меня, и я увидел в ее глазах радость от уже неминуемой и скорой возможности справить свою нужду. Я взял ее за колени и широко развел ее ноги в стороны, чтобы как минимум видеть весь процесс полностью. Кате понравилось это мое решительное действие, и она даже отклонилась назад, чтобы вид для меня стал еще лучше. Я присел на корточки между ее ногами, и она с легким стоном облегчения пустила из себя журчащую струйку.
Я очень хорошо видел, как из той маленькой дырочки, которую я только что с таким упоением целовал, бьет ручеек, раскрывая и оттопыривая ее миниатюрные стеночки. Катя долго ждала этого момента и просто кайфовала, оттого что он, наконец-то, наступил. И еще ей очень нравилось быть сейчас такой откровенной, так открыто писая при мне. Я взял руками ее за икры, склонил голову и начал целовать ее бедра сверху, постепенно перебираясь к их внутренним сторонам. Катя немного смутилась и попыталась сдвинуть ноги, но мои плечи, которые находились между ними, не дали ей такой возможности, и она быстро поняла, что это ее желание было неуместным. Ее ручеек журчал в нескольких сантиметрах от меня, а я целовал ее ножки совсем близко к его источнику и ощущал лицом колебания воздуха, вызванные его напором. Несколько маленьких теплых капель попали мне на щеку. Я практически лежал на ней своим торсом и обнимал ее руками за бедра и талию. Я так уютно чувствовал себя, что мне совершенно не хотелось, чтобы это заканчивалось, и я с радостью вспоминал то большое количество воды и разных напитков, которые были выпиты нами накануне. Катина струйка текла с бодрым журчанием все с той же силой. Я еще приблизился к ней и поцеловал ее живот. Мне даже казалась, что я чувствовал, как внутри нее берет начало этот гейзер, и я стал целовать ее гладенький животик еще более сильно и упоительно. Катя издала легкий стон…. Я медленно спустился губами к ее лобку, а потом кончиком языка прижался и легкими движениями начал ласкать клитор. Катя громко застонала. Никогда раньше ей — писающей девочке — не ласкали в этот момент клитор языком! Она на мгновенье замерла, и я почувствовал, что она еще сильнее раскрылась передо мной, желая моих ласк. Горячая струя текла из нее ровно и лишь изредка какая-то дерзкая капелька отскакивала и попадала на меня. Я сильнее впился губами в ее клитор и был просто без ума от всего происходящего. Катя писала прямо из под моих губ, а я в это время страстно лизал ей клитор. Ее напряжение стало стремительно возрастать, и она заерзала на сиденье унитаза, стараясь сильнее подставляться под мои ласки. Я лизал ее там не отрываясь. И тут она разразилась оргазмом, который заставил золотой ручеек выписывать вензеля по всему периметру унитаза. Досталось немного и мне.
После этого Катя сказала, что таких ощущений никогда не испытывала и что очень благодарна мне за столь неожиданное и такое классное мероприятие. Но нарастание моего возбуждения тоже имело свои пределы, и я, сильно вцепившись руками ей в бедра, придвинул ее к себе прямо на унитазе. Еще не закончившая писать и не совсем отошедшая от оргазма, Катя от неожиданности замерла, ее ручеек остановился и перестал течь. Я приподнялся с корточек, и она первый раз за все это время увидела мой напряженный и торчащий член. Катя инстинктивно попыталась шире развести свои ноги в стороны, но дальше уже разводить было некуда. Слегка приподняв ее и поддерживая за попку, я чуть присел и вошел в нее, сидящую на пластиковом обруче, до самого основания своего члена. Ее влагалище было настолько мокрым от возбуждения, что я просто провалился в него. Но с Катиной помощью оно как обычно плотно обхватило меня своими крепкими стенками и я с неземным удовольствием начал медленно двигаться в нем.
Несколько моих движений и мы оба уже стонали, забыв об одном незавершенном процессе. Мои руки держали Катю за попу, и я с силой входил в нее. Потом для удобства я ближе придвинулся к унитазу, еще крепче сжал ее ягодицы и стал руками насаживать ее на свой член. Она обхватила меня за шею и помогала мне насаживать себя, едва ли не задыхаясь от удовольствия. Но эта тряска легким позывом вдруг напомнила ей о том, что пописать до конца так и не удалось, и Катя посмотрела на меня. По ее взгляду и едва заметным, но уже знакомым мне подергиваниям ее бедер, я понял, что остаток ручейка проситься наружу. Я прекратил свои движения в ней, улыбнулся, смазал свой средний палец ее соками и погладил им ту маленькую дырочку. Увидев, что эти действия практически лишили Катю возможности сдерживаться, я засунул свой член поглубже в ее влагалище и сказал ей:
— Писай! Да, прямо так!
Мне показалось, что своим членом внутри нее я чувствовал, как этот ручеек собирается там и проделывает свой путь до выхода наружу. От этого ощущения необычная волна удовольствия прокатилась по моей головке, плотной сидевшей во влажном и глубоком объятии. Я чувствовал, что если бы я сделал хоть одно движение в этот момент, то сразу кончил бы. Но я сдержался. Тем временем, Катя полностью сумела расслабиться и теплая струйка потекла из раскрывшегося выхода ее канальчика прямо на основание моего члена. Она облила его и стала стекать по моим яйцам вниз. Это было безумно приятно и мой упругий от сильного возбуждения и удовольствия член, пульсировал в Катиной киске. А струйка текла, обвивая мой ствол теплым колечком и приятно щекоча мои яйца. Я не выдержал и немного вытащил свой член из нее. Катя расслабленно и беспомощно висела на мне, обхватив руками за шею, и продолжала писать. Теплый ручеек сразу отметился на той части члена, которая показалась из ее влагалища. Мое возбуждение достигло предела, и я просто начал неистово трахать ее в таком положении. Всего несколько движений и я был награжден небывалым по силе оргазмом залив все ее влагалище своей спермой. Катя вцепилась в меня своими пальцами, и я почувствовал, как судорожно сокращается она вся внутри, а ее крики были слышны уже, наверное, всем соседям. Она откинула голову назад и страстно впилась своими губами в мои. В этот момент я ощущал, что ручеек тек из нее с наибольшим напором, ведь она была совсем расслабленна, но, в то же время, все ее внутренние мышцы были напряжены и работали по полной от наших оргазмов……
Катя прошептала мне на ушко, что никогда раньше не испытывала такого необычного бурного оргазма, что это очень сильно и уникально кончать от мужского члена, когда ты писаешь. Я поцеловал ее. Она была почти без сил и теперь еще больше висела на мне. Я не хотел выходить из нее и, прижав ее крепко к себе за поясницу, встал на ноги, держа ее на руках. Катя положила голову мне на плечо, обвила меня своими ногами и гладила ладошками по спине. Мне было очень удобно так нести ее, тем более что мой член был по-прежнему тверд и тоже хорошо поддерживал ее надетую на него как на крюк. Пока я нес ее до кровати, легкие покачивания ее бедер, скольжения ее влагалища по моему члену и плотное соприкосновение наших тел, вновь наполнили меня вожделением. Мы добрались до кровати и плюхнулись на нее так, что я прижал ее всем своим телом, а ее ноги разлетелись в стороны. Не медля ни секунды, я с безумной страстью начал сильно, резко, глубоко и быстро входить в нее и кровать заходила ходуном. Я занимался сексом с совершенно обессилевшей девушкой, которая практически не могла ничего делать, а просто лежала и текла…. Мне это было все равно, хотя, конечно, я знал, что ей нравится все, что происходит между нами. Я кончил и лег рядом, старясь отдышаться. Но я все еще не мог оторваться от Кати. Я повернулся на бок, раздвинул ее ноги своей ногой и ввел в нее два пальца. Казалось, что у нее уже больше нет сил испытывать ощущения от постоянного моего воздействия на ее эрогенные зоны, и она просто тихо стонала.
Мы отключились где-то минут на тридцать и после этого небольшого передыха были вновь полны энергии. Однако вставать не хотелось даже для того, чтобы сходить в душ. Катя взяла полотенце и вытерла им у себя между ног. Я положил руку на ее киску, и рука вспотела от жара, исходящего из нее. Она ввела пальчик себе во влагалище и скривила губки, вынув его оттуда совершенно мокрым.
— Наверное, придется все же встать, — неуверенно сказала Катя, — очень хочется освежиться прохладной водичкой.
— Расслабься, — сказал я, — у меня есть идея.
Я взял пластиковую бутылку с водой, немного попил из нее, а потом набрал воды в рот. Катя с интересом наблюдала за происходящим. Я подложил подушку ей под попу, развел ее ножки в сторону и немного снизу, чтобы вода не выливалась изо рта, прижался открытым ртом к ее киске. Прижался так плотно, что вода не могла вытекать наружу, а нижней губой я регулировал вход во влагалище, чтобы вода вся не затекала туда. Она замурлыкала от желанной прохлады и свежести. А я в это время выполнял роль стиральной машины — своим языком я в воде промывал ей все складки и щелки. Через некоторое время я проглотил эту воду и наполнил рот новой. После трех раз Катя была очень довольна моими действиями. Последний раз я набрал больше воды и размашистыми движениями своего языка выполнил процедуру окончательного полоскания ее промежности.
Я улегся у нее между ног и сказал, что теперь хочу спокойно и хорошо изучить эту удивительную дырочку, которая сегодня чуть не свела нас с ума тем, что ей предназначено делать по нескольку раз в день. Я рассматривал ее, трогал, снова пробовал на вкус, пытался расширить ее чуть-чуть. В этот момент у меня в голове промелькнула мысль о том, как бы ее использовать в сексе. Она такая маленькая… Пусть так, но с тех пор я часто ласкал Кате ее маленькую прелестницу и вообще стал относиться к ней по-особому. Милой Катюше это очень нравилось, и она с радостью позволяла мне все.
После того случая я как-то спросил ее:
— Ну что, теперь ты будешь писать при мне с большим удовольствием, чем без меня?
— Да, — ответила Катя и, улыбаясь, добавила: — Как только в туалете я снимаю трусики, у меня перед глазами сразу встает та наша картина, и я возбуждаюсь….. Хочу! Хочу! Хочу!»

,

Feb
02

Эта история произошла с Сергеем, когда ему уже было 19 лет. Учился он в престижном университете на втором курсе экономического факультета. Это был среднего роста юноша, стройного телосложения, с густой шевелюрой и выразительными зелеными глазами. Университет, в котором он учился, находился неподалеку от школы, где училась прелестная девушка шестнадцати лет. Звали ее Оля. Ей было семнадцать лет и училась она в одиннадцатом классе. Она водила с Сережей тесную дружбу. Втайне она обожала Сергея, а он просто тепло к ней относился, как к подруге. Но вот однажды, она узнала, что юноша встречается с какой-то девушкой из своего универа. Она начала ревновать, ведь практически была влюблена в Серегу. Какое-то время она пыталась узнать, что происходит, но он отвечал ей невразумительно, равнодушною. Это еще больше взбесило девушку. К тому же, Сергей был ловелас, что нравилось Лёле меньше всего. Она безумно ревновала его. Хотела, чтобы он был для нее не только другом, а кем-то большим. Однажды летом, после окончания сессии у Сергея и экзаменов Ольги, она шла по улице и увидела Серегу в компании каких-то молодых людей. Они о чем-то шептались, опасливо поглядывая по сторонам. Краем глаза Ольга заметила, что один из них передал в руки Сергею маленький белый пакетик, в котором находился героин. На самом деле Серега не был наркоманом, но после успешного окончания сессии решил немного «дунуть». Правда, если бы об этом узнали в универе или дома, Сереже бы пришлось очень не сладко, более того — очень плохо.

В сумке у Ольги всегда была с собой фотокамера, и она, быстренько достав ее из сумочки, незаметно подошла поближе, спрятавшись за угол. Аккуратно высунувшись, она щелкнула несколько фотографий, запечатлев момент, когда пакетик был в руках Сергея. Затем, когда юноша доставал от туда заветный порошок, и наконец, когда он подносил палец, на котором было «целительное лекарство», к носу.

«- Вот теперь держись, дружок», — подумала она и, ехидно ухмыльнувшись, отправилась домой.

Несколько дней спустя Сергей и Ольга, продолжая поддерживать дружеские отношения, решили прогуляться вместе по городу, делая остановки в различных магазинах.

Уже на второй час прогулки Оля заметила, что когда они останавливаются в очередном магазине, Сергей как-то беспокойно оглядывается, словно ищет что-то. Когда они сели в автобус, чтобы поехать в другое место, Лёля заметила, как Сережа учащенно дышит и слегка подергивает ногами. Она догадалась, что юноша хочет в туалет и решила помучить его.

«- Теперь он за все мне ответит», — сказала она себе.

Когда они вышли из автобуса Сергей ускорил шаг. Оля пошла за ним. Затем, когда они проходили мимо кафе, Лёля взяла юношу за руку со словами:

— Давай зайдем? Выпьем по чашке кофе.

Не дожидаясь ответа, она потащила Сергея внутрь. Они сели за свободный стол. Подозвав официанта, девушка заказала два кофе. Сергей повесил кофту на стул и сказал, что пойдет поищет здесь туалет.

— Нет, дорогой, никуда ты не пойдешь. Ты будешь сидеть здесь, — ласково улыбаясь, сказала Ольга.

Секунду Сергей смотрел на нее с удивлением, потом сказал:

— Слушай, я отойду на секунду и тут же вернусь, я в туалет хочу!

В ответ Ольга лишь усмехнулась.

— Ты никуда не пойдешь, ты будешь сидеть здесь столько, сколько я скажу тебе сидеть, — сурово сказала она и затем перешла на шепот, — Или, может быть, мне показать те фотки твоим родителям и преподам?

Сережа испуганно посмотрел на девушку.

— Какие фотки?

Ольга улыбнулась и достала из сумочки фотокамеру. Пролистав какое-то количество фотографий, она открыла те несколько фоток, где Сергей употреблял наркотик. С минуту юноша пялился, не в силах поверить в то, что видит.

— Отдай, — прохрипел он, — Отдай мне камеру!

— Нетушки, — ответила девушка, — Можешь не пытаться отнять. Я сохранила эти фотки на компе и в любой момент смогу выложить их для твоих преподов и родителей. И даже в инет скинуть.

— Я…я, только один раз попробовал! У меня были экзамены…я… — замешкался юноша.

Ольга рассмеялась.

— Ну конечно же, дорогой, только вряд ли тебе кто-нибудь поверит, — она посерьезнела, — Итак, слушай меня внимательно. Ты должен сделать все, что я тебе скажу, и тогда я не опубликую эти фотографии. Понял?

Сережа задумался.

— А сколько мне нужно будет выполнять твои приказы?

— Твое дело не спрашивать, а отвечать. Сколько мне захочется. Еще раз спрашиваю, согласен? Или все-таки показать фотки?

Юноша бешено замотал головой.

— Нет, нет, только не показывай! Я согласен!

Ольга злорадно улыбнулась.

«- Теперь он в моих руках».

Тем временем принесли кофе. Оля поднесла чашку к губам и посмотрела на Сергея.

— Что ж ты не пьешь, милый? – спросила она.

— Слушай, — ответил тот, скептически поглядывая на чашку с кофе, — Давай я быстренько сейчас сбегаю в туалет и потом буду выполнять все, что ты скажешь. Ок?

Оля улыбнулась.

— Нет, Сережечка, ты будешь сидеть здесь. И не пойдешь в туалет, пока я тебе не разрешу. Понял?

Сергей обреченно кивнул головой и сел на свой стул.

— Пей кофе, — сказала девушка, пододвинув к нему чашку.

Тот нехотя взял ее в руки и сделал несколько глотков, полностью выпив все содержимое. Оля снова улыбнулась.

— Вот и молодец, а теперь пошли.

— Куда?

— Увидишь.

Они встали из-за стола и вышли из кафе. Оля куда-то повела Сергея. По дороге она думала: «сколько сможет вытерпеть Сережа?». Девушка ни раз заходила на разные сайты, где читала рассказы из категории «золотой дождь», ни раз слышала и читала о девушках, проводящих над собой опыты, заставляя переполняться своей мочевой пузырь. Одна мысль об этом возбуждала Ольгу. А теперь, когда ее любимый парень, которого она ревновала больше всего на свете, находился в таком же состоянии и она могла делать с ним все, что захочет, это безумно заводило девушку. Она завела его в магазин и велела ждать, пока она не придет с «подарком». Сергей стоял, переминаясь с ноги на ногу. Через две минуты Оля вернулась с литровой бутылкой колы.

— Пей, — велела она, когда они вышли из магазина.

У Сергей округлились глаза.

— Ты что? Сдурела? Никогда!

— Как хочешь, — пожала она плечами, — Только не плачь, когда родители увидят твои фотки.

— Хорошо, я выпью, — сказал он, обреченно протягивая руки к бутылке, — Но обещай, что после этого ты дашь мне сходить в туалет!

— Это я сама решу, — ответила она, — Пей.

Сережа открыл газировку и начал пить. Он пил залпом, не стараясь почувствовать вкус или получить удовольствие от питья. Он просто пил, глотая колу большими глотками. Когда бутылка была допита, Сережа бросил ее в сторону и одной рукой схватился за живот.

— Уууууй…ссссс…

— Что такое? В чем дело? – улыбнувшись, поинтересовалась девушка.

— Живооот….болииит.

— Бедненький, — мягко сказала она, — Ну ладно, пойдем.

Она взяла его за руку и повела на автобусную остановку. Пока они ехали, Сергей ерзал из стороны в сторону и постанывал. Благо автобус не был набит битком. Через пятнадцать минут они были около Олиного дома. Девушка подошла к двери и открыла ее ключом.

— Заходи, — сказала она, — Не бойся, родителей сегодня нет дома.

Сергей зашел внутрь и, посмотрев на Ольгу, взмолился.

— Пожалуйста, разреши мне сейчас сходить в туалет, а потом я буду делать все, что ты скажешь, клянусь!

Оля задумалась. Нет, он возбуждал ее именно в таком состоянии. Ее заводило то, что он униженно просит о пощаде. Втайне она всегда завидовала его безупречному телу, тогда как сама была немножко пухленькая. Нет, конечно, до толстой ей было очень далеко, но и худышкой назвать нельзя было. Она была средненькая. Но при этом всегда оставалась красивой. Темно-русые волосы средней длины, невысокий рост, чуть пухленькие ножки, мягкие руки и пальчики с ухоженными ногтями. Прекрасные карие глаза и ослепительная улыбка. Да, она была очень красива. Но ужасно завидовала Сереже и ревновала его. Теперь же, глядя на его уже распухший живот, она возбуждалась и ей ужасно хотелось продолжать мучить его. Поэтому она ответила:

— Нет, милый, ты не пойдешь в туалет, пока я не разрешу тебе. Но я могу предложить тебе сделку. Ты вытерпишь еще час, и я разрешу тебе сходить в туалет, и не опубликую фотографии. Согласен?

Что же еще оставалось Сергею, кроме как согласится? Он подавленно кивнул головой. Лёля улыбнулась.

— Ну и отлично, — сказала она, — Теперь иди сюда.

Она завела его в центр просторной гостиной и поставила рядом с ним стул.

— Подожди меня здесь, я сейчас, — сказала она и вышла. Через минуту она вернулась со скотчем и тугой веревкой в руках.

— Снимай майку и садись на стул. – велела она.

Сергей послушно снял майку и сел. Оля быстро и умело связала ему руки, заведя их за спинку стула. Затем, раздвинув ноги юноши, крепко привязала их к ножкам стула. Довольная своей работой, она еще некоторое время смотрела на связанного и беспомощного юношу. Тот взъерился.

— Сука! Ты что делать со мной собираешься?!

Она закатила ему звонкую пощечину.

— За суку ты мне сейчас ответишь, дорогой, — прошипела она.

Оля вышла на кухню и через минуту вернулась с двумя полулитровыми бутылками минералки. Она открыла одну и поднесла ее к губам юноши.

— Пей, — приказала она.

Сережа взмолился.

— Олечка, миленькая, прости меня, пожалуйста. Прошу! Дай мне сходить в туалет и не заставляй больше пить!

В ответ Ольга лишь рассмеялась.

— Нет, ты обещал терпеть час, и ты будешь терпеть. При этом делая все, что я тебе прикажу. Пей, или кое-какие фотографии будут опубликованы!

У Сергея не было выбора, он начал пить. Когда с первой бутылкой было покончено, Оля поднесла к его губам вторую бутылку.

— Пей, — велела девушка.

Прекрасно зная, что умолять ее бесполезно, юноша принялся пить вторую бутылку. Когда он закончил, Оля улыбнулась.

— Ну вот, молодец, а говорил не можешь! Тебе осталось терпеть всего лишь пятьдесят минут.

Сергей застонал, начав ерзать на стуле так сильно, что сдвигал его с места на место. Оля облизнула губы и провела рукой по выпирающему животу юноши. Она засунула указательный палец в пупок Сережи и начала водить его взад-вперед. Мочевой пузырь сильно выпирал вперед, образовывая собой шар. Живот затвердел. Лёля начала водить пальцем вокруг пупка юноши и легонько надавливать им стенку мочевого пузыря. Сергей застонал.

— Прошу тебя, Олечка, не делай этого!

— Не делать чего? – спросила Оля, надавив кончиками пальцев правой руки на нижнюю часть живота парня.

— Не нажимай на живот! Мне ужасно больно! Ууууй. Я сейчас лопну, пожалуйста, пусти меня в туалет.

Ольга только хитро улыбнулась и покачала головой. Затем придвинула еще один стул и села на него, глядя на юношу. Ее безумно заводили его мучения. Подумав, она сняла со своих ног туфли. Подняв ноги в чулках вверх, она слегка поиграла пальчиками, и придвинула их к лицу Сергея.

— Как тебе нравятся мои ножки? – спросила она? – Они у меня очень вспотели. Такие вонючие… Понюхай!

Сергей отвернул голову от ступней девушки, от которых исходил резкий запах пота ее ног. Оля усмехнулась и поставила обе ноги на живот юноши, пятками надавив на мочевой пузырь, что было сил. Сергей застонал. Оля убрала ноги с его живота.

— Так ты будешь нюхать? – спросила она?

— Да, — униженно ответил парень.

— Вот и молодец, — она улыбнулась и, чтобы Сергей дышал только через нос, залепила его рот скотчем. Затем снова поднесла ноги к его носу.

— Я люблю, когда дышат полной грудью, — сказала она и рассмеялась, — Ты плохо слышишь? Дыши глубоко, я сказала!

Грудь юноши высоко вздымалась вверх от глубокого дыхания. Сергей нюхал Олины ноги, часто морща нос.

— Ну что? – спросила она, сильно прижав пальцы ног к носу юноши, — Нравится тебе запах моих потных ног? А? Не слышу! У тебя так сильно болит живот, что ты не можешь ответить?

В ответ Сережа лишь мычал через заклеенный скотчем рот. Оля снова опустила ноги на живот, и пальцами ног надавила на часть живота выше пупка.

— Значит героин нюхать любишь, а ноги мои нет… Ничего. Еще полюбишь.

Она снова поднесла ноги к носу юноши, и терлась ими о его лицо. После десяти минут этой пытки Лёля убрала ноги с лица Сергея и снова вдела их в туфли. Сереже оставалось терпеть еще полчаса. Его мочевой пузырь очень сильно выпирал, но Оля знала, что это не предел. Она зашла на кухню, открыла холодильник, и достала от туда полупустой пакет яблочного сока. Ледяная жидкость, которая просочится в желудок Сергея, должна будет ускорить его желание опустошить своей переполненный мочевой пузырь. И тогда он бы не смог вытерпеть еще дольше. И тогда ему снова пришлось бы выполнять ее приказы. Оля улыбнулась и, выйдя из кухни, подошла к юноши с пакетом холодного яблочного сока. Она содрала с его рта скотч и, открыв пакет, поднесла его к губам Сережи.

— Неееет, — простонал он, — Я больше не могу.

— Это последнее, что тебе придется выпить, — сказала девушка, — Пей, или я покажу фотки.

Сергей начал пить и мучительно глотал этот сок около пяти минут. Когда пакет был полностью допит, из глаз юноши текли слезы, он стонал. Лёля ласково посмотрела на него.

— Ну, как ты себя чувствуешь? – спросила она.

— Я…умираю, — сказал он, — Я сейчас лопну, взорвусь! Уууууйй!!! Сссс….Ааааа….

Он снова начал ерзать на стуле. Оля представляла, как ему сейчас было плохо и как он хотел в туалет. На секунду ей стало жаль его, но она вспомнила, как он был равнодушен к ней и как постоянно ходил и целовался с другими девушками. Жалость моментально исчезла.

— Тебе осталось терпеть пятнадцать минут, — сказала она, прекрасно зная, что столько он не вытерпит. И действительно, буквально через две минуты юноша завопил:

— Все! Не могу больше!!! Ужасная боль!!!

Он начал писать. Из его мочевого пузыря буквально выходил поток. Он писал больше минуты. Штаны полностью промокли насквозь. Под стулом образовалась лужа. Оля с деланной жалостью покачала головой.

— Ай-ай-ай, описался, мальчик, — сказала она, — Ну что ж. Ты не выполнил наш договор. А значит, тебе еще раз придется выполнять то, что я тебе скажу. И будешь выполнять ты это целую неделю. И только потом, когда я наиграюсь, я удалю фотки, и ты сможешь вздохнуть спокойно. А пока ты снова побудешь мой игрушкой какое-то время. Ясно тебе?

У Сергея из глаз текли слезы. Он не мог ничего сказать. Боль, стыд и унижение переполнили его. Поэтому он просто в очередной раз обреченно кивнул головой, не проронив ни слова.

Feb
02

Как только все сплетни и всякая болтовня вокруг Миши стала немного успокаиваться, он стал выходить на улицу и даже пару раз прошолся мимо того слополучного дома. То, что с ним случилось на стройплощадке, Мише не давало покоя и как только он начинал вспоминать все события, его член тут же давал о себе знать. Приходилось засовывать руку в карман брюк и придержывать воставший член у ноги, чтобы не так было заметно проходящим настречу людям. Но скрыть это от всех было нельзя и перестать думать о случившемся Миша тоже не мог. Некоторые девушки, обращающие на него внимание, замечали востание в штанах и хихикали в след Мише. Как со всем этим справиться, Миша не мог найти ответ. И тут ему снова пришла в голову сумашедшая идея. Он решил снова повторить прогулку на стройке голым, пока ещё не так было холодно и можно не одеваться в течении всего дня. Да и ночью при плюс 15 Миша думал, что не замёрзнет. Миша не мог уснуть и ворочался с боку на бок и только под утро немного вздремнул. Так больше не может продолжаться, решил он для себя и собрав немного еды с собой и оставив ценные вещи дома, он снова отправился на стройплощадку. За несколько недель там здорово всё изменилось и вырос почти целый этаж. Сегодня была суббота и там было как то тихо. Стрела крана была опущена вниз и трос размотан по всей территории. Наверное поломка случилась, подумал Миша и шагнул через дыру в заборе. Было тихо и не было оснований для волнения. В этот раз Миша решает зайти в другой подъкезд и там в подвале спрятать свои вещи. Он спокойно проходит по первому этажу и через подъездные двери перебегает в самй крайний и самый удалённый подъезд. Там стоит тишина и только доносится шум машин с улицы. Миша спустился в подвал и найдя уступ в фундаменте, снял с себя всю одежду и сложил в пакет. Затем он взял несколько кирпичей и прикрыл пакет сверху, чтобы не так бросалось в глаза при свете фонарика, мало ли что может случиться. Выйдя из подвала, Миша направился вверх, на новый этаж. С высоты было хорошо кругом видно, а его маленькая обнажённая фигура не видна была не кому. Миша долго ходил по дому, выглядывал в окна и периодически трепал в руках свой член и перекатывал яйца руками. От этого его член быстро возбудился и торчал, как печная труба. Подрачивая его на ходу, Миша переходил из квартиры в квартиру, с этажа на этаж и доведя себя до пика возбуждения, выплеснул первую срую спермы из разгорячённого органа прямо на стену. Миша продолжал дрочить член, а сперма вылетала и поливала стену. Густые капли стекали по стене вниз и скапливались у самого плинтуса, образовав небольшую лужицу. Выдавив из мочевого канала последнюю каплю, уставший и очень довольный, Миша навалился на подоконник и стал всматриваться вдаль, разглядывая дома и маленькие фигурки идущих куда то людей. Он так задумался, что даже забыл о том, где он находится и в каком виде. Впервые за несколько недель переживаний и волнений ему было по настоящему хорошо. Вдруг сзади его кто то окликнул и от испуга и внезапности Миша вздрогнул и чуть не бросился бежать через окно, но вовремя одумался, ведь это был седьмой или восьмой этаж многоэтажного дома. Он обернулся и увидел в дверном проёме девушку в джинсах и кожанной, приталеной курточке. Её волосы были распущены, а её взгляд бегал по обнажённой фигуре Михаила. Его руки дрогнули и он попытался прикрыть свои интимные места, но девушка опередила его: — Извини, что помешала. Ты никого тут не видел?- спросила она его. — Нет.-ответил Миша. Девушка тут же развернулась и стала спускаться вниз и только тут до него дошло, что он снова похоже влип. Девушка эта была ему незнакома и что его ждало, он тоже не знал. Миша решил не испытывать свою судьбу снова и направился медленно вниз, чтобы скрыться в подвале и потом осторожно добраться до своего подъезда, где лежали его вещи. Ступеньки быстро мелькали под его ногами. Позади уже остались несколько этажей и вот он, вход в подвал. Миша спустился вниз и стал наощупь пробираться вдоль стены до следующего подъезда. В подвале было сыро, но не так холодно. От земли, после жаркого лета ещё отдавало теплом. Вдали показался свет в проёме и Миша облегчённо вздохнул. Один участок пройден. Впереди ещё шесть таких отрезков в полной темноте. Прислушавшись, он незаметил ничего подозрительного и стал продвигаться дальше. Миша шёл медленно, чтобы не шуметь и не выдать себя. Миновав ещё два участка, он сел передохнуть. От создавшейся ситуации он снова возбудился и стал медленно подрачивать свой член, чтобы разрядиться и это не мешало бы ему продвигаться дальше. Чрезмерное возбуждение было сильнее его осторожности и вскоре Миша уше не обращая внимания на всё остальное, стал со скоростью дёргать своё член. Рука скользила вверх-вниз, вверх-вниз, а его яйца со шлёпаньем ударялись о бёдра. Запрокинув голову назад и закрыв глаза, он ждал финала своего труда и вот он замер. Струя спермы вылетела и плюхнулась на землю возле ног, но Миша всё ещё не мого остановиться и его рука уже медленнее, но продолжала дёргать член и выдавливать последние капли спермы. Когда Миша опустил свой член и убрал руку, он услышал как кто то захлопал в ладоши. К этому звуку ещё присоединилось несколько пар рук и уже были не одинокие хлопанья рук, а настоящие аплодисменты. Миша открыл глаза и увидел перед собой несколько парней и девчёнок, которые глядели на него и хлопали в ладоши. Он растерялся и не знал что делать. Бежать по тёмному подвалу, было равносильно смерти. Можно было налететь на бетонную стену и разбить себе лоб. Идти вперёд было не возможно, путь был преграждён хлопающими в ладоши подростками лет 18-23. Тут один из парней и говорит: — А у тебя неплохо получается. — и громко расхохотался. Его поддержала вся компания. Они ещё долго смотрели на Мишу и смеялись, а он стоял и не знал, что ему делать дальше. Тут одна из девчёнок и говорит: — Надо ему навешать пиздюлей, чтобы знал, как девушек своим шлангом пугать. Кто то ещё поддержал это мнение и они велели Мише идти за ними. На площадке второго этажа все повернули в квартиру на правой руке и вошли в одну из комнат. Мише велели сесть в угол и не шевелиться, а двое из парней снова спустились вниз и исчезли на какое то время. Через полчаса они появились с пакетом в руках. — Вот, нашли, что смогли. Они вытрехнули всё содержимое пакета на пол и он увидел несколько верёвок разной толщины. Парни связали Мише руки за спиной и взяв его под руки завели в комнату, где в последующем должен был находиться туалет и ванная. Уложив его на пол, они связали ему ноги и ушли. Миша лежал и не знал, чего ждать дальше. Время тянулось медленно и показалось, что прошло уже несколько часов, как вдруг в проёме показались двое ребят и достав из ширинки свои члены, стали поливать его, начиная от лица и до ног. Тёплая моча растекалась по телу и даже немного согревала его. Через несколько минут они зашли вновь и завязали Мише тряпкой глаза. Стало темно и ничего не видно. Теперь Миша мог только догадываться по звукам и ощущениям, что с ним делают. Вскоре зашли девчёнки и присев над Мишей, полили его тёплой мочёй и тряпка на глазах намокла, что Мише пришлось закрыть глаза и повернуть голову набок, чтобы эта солоноватая жыдкость не попала в глаза. Миша услышал протяжный звук и как бы выдох воздуха, после чего последовал странный запах и на живот ему стали что то накладывать. Через несколько секнд Миша понял, что одна из девчёнок решила опорожнить свой кишечник и выдала всё, что в ней находилось прямо на живот и область генеталий. От неприятного запаха стало свербить в носу и Миша чихнул несколько раз подряд. Примеру девчйёнок и последовали другие и вскоре по всему телу лежало несколько кучек разной консистенции и твёрдости. Самые густые какашки размывали струёй мочи и всё это расползалось по всему туловищу. Область генеталий тоже не обошли и его член и яйца были в полужидкой кашице. Когда образовался небольшой перерывчик и никто из компании не приходил к нему, Миша не вытерпел и сам обописался прямо на себя и его моча растекалась по животу и груди и смывала небольшие какашки с его тела.. Миша лежал в луже испражнений и фекалий и не знал, что его ждёт дальше. Были слышны шаги и непонятная ходьба, но вскоре всё стихло. Затем кто то вошёл в комнату и накрыл его какимто пыльным ремком из мешковины. Миша пытался разтянуть узлы и освободить руки, но ничего не получалось. Так он и уснул. Проснулся Миша от того, что кто то стаскивает с него мешковину, вслед за которой последовал поток мочи на область лица. Часть попала прямо в рот и ничего не оставалось, как проглотить. Вкус после жажды оказался не такой уж и противный, хоть и немного солоноватый. В течении всего дня компания продолжала мочиться и испражняться на тело Миши и только с наступлением темноты, ему развязали ноги и приказали идти вниз. Во дворе стоял временный туалет, сооружённый для строителей и небольшая яма. Развязав руки, ему велели пролезть через отверстие в полу, но оно окалалось очень маленьким. Тогда чуть сдвинули туалет в сторону и сзади образовалась небольшая дыра, в которую и смог пролесть он. Миша провалился почти по колено в жидкую кашу и согнувшись стал ждать что ему велят делать. Тут одна из девчёнок зашла в домик и сказала, чтобы Миша лёг и присев над дырочкой выдала по полной программне изо всех своих дырочек, облив жидким калом и мочёй всё лицо и грудь Миши. Остальная часть тела была погружена в эту зловонную мешанину. Хлопнув дверкой, она ушла и всё стихло. Миша привстал и стал вглядываться, но кругом не было ни души. Подождав немного, он решил, что это был их финальный сюжет и что они больше его не будут беспокоить. Он стал выбираться, но его ноги скользили и цепляясь за выступы и траву, ему удалось на пузе выползти из туалетной ямы. Его член от трения о землю встал и торчал вверх. Он был даже ещё твёрже и готов был лопнуть от возбуждения. Не дожидаясь, пока ему удастся привести себя в порядок и очистить всю эту фекальную жижу с тела, Миша взял свой член в руку и начал с силой дрочить. Вскоре первая струя, довольно сильная по сравнению с предыдущими разами, вылетела и упала на лежащие рядом кирпичи. За ней вторая и третья не менее сильные стали обливать кирпич спермой и Мише показалось, что сейчас из него вытекет всё и он больше не сможет возбуждаться и дрочить свой член. Во всём теле появилась слабость и подкашивались ноги и он уставший и измождённый сл прямо на землю. Немного отдохнув, Миша побрёл к ёмкости, в которой по его догадкам должна находиться вода и не ошибся. Открыв кран, он стал смывать с себя всё. Вода была уже прохладная и вскоре по всему телу пробежал озноб. Начали стучать зубы и холод пробирать чуть ли не до костей. Миша вернулся в дом и стал бегать и делать физические упражнения чтобы согреться. Спустя полчаса, он снова вернулся и продолжил отмываться. Только к утру он смог привести себя в порядок, но от него пахло за несколько десятков метров. До дому было всего пара остановок и Миша побежал . Нужно было успеть, пока ещё все спят. Он вбежал в подъезд и перескакивая через ступеньку, поднялся на второй этаж. Тут его осенило, что по зловонному запаху его сразу узнают и он поднялся на пару этажей выше, а затем спустился вниз и вошёл в свою квартиру. Прямиком в ванную и на ходу снимая с себя пропахшие тряпки, Миша наконец то перевёл дух и облегчённо вздохнул. Всё он дома. Набрав воды, он ещё долго отмокал и уничтожал неприятный и в тоже время возбуждающий запах со своего теле и с одежды. После этого он спал почти сутки и ему снова снилось то, что с ним недавно происходило. Во сне его член встал и он кончил прямо в постель, даже не просыпаясь.

Feb
02

В момент, когда я лишался девственности, у меня был жутко переполнен мочевой пузырь. И дело было вовсе не в том, что я не успел сходить в туалет, а в том, что девушка Вера, помогавшая мне в столь нелегком деле, настояла на том, чтобы я сильно хотел писать – ей это нравилось…

Это случилось во время празднования моего 16-летия, у меня дома. Вера очень ждала, когда я достигну этого возраста, чтобы не попасть под статью о развращении малолетних 🙂 Ведь ей тогда было уже 23, хотя она и выглядела не больше, чем на 17. Невысокая, худенькая, с небольшой грудью и узкими бедрами… Она так мне нравилась.

Итак, мои родители ушли, оставив мне и целой ораве друзей под разнос квартиру, а также приличное количество алкоголя. Мы с Верой заранее договорились, что свой главный подарок она приподнесет мне, когда все уже достаточно захмелеют и займутся своими делами, а следовательно, не заметят нашего отсутствия и не помешают нам. Также она зорко следила за тем, чтобы я выпил побольше жидкости…

Наконец через два часа сложилась подходящая обстановка, и мы с Верой под крайне прозрачным предлогом (она, кажется, попросила меня показать ей что-то в моей комнате) сбежали от гостей. Вбежав в мою «нору», мы первым делом закрыли дверь на задвижку. Потом Вера опустилась на колени, расстегнула мне джинсы и спустила их вместе с трусами на пол. Немного смущаясь, я перешагнул через свои шмотки и, снимая на ходу футболку, двинулся к кровати (кровать, к слову, у меня большая и широкая – настоящий траходром! :).

Вера сняла с себя топик и короткую юбку, и я ахнул: кроме чулочков, на ней ничего не было! Она пришла ко мне уже без трусов! Или, может быть, сняла их незаметно в туалете?.. Однако эти мысли очень быстро улетели. Все мое внимание сейчас сосредоточилось на прекрасном теле Веры и на том, что с минуты на минуту я в нее войду…

Член у меня был твердым, как камень, несмотря на переполненный мочевой пузырь. Вера толкнула меня на кровать, уселась сверху, запустила пальцы в мои длинные волосы. Я подумал, что она сейчас в очередной раз упомянет о моем сходстве с Вилле Вало (а я и вправду был похож на него, только весил немного больше), однако она лишь наклонилась и поцеловала меня. Ее гладкие каштановые волосы, доходившие Вере до пояса, волновались при каждом ее движении и приятно щекотали мое голое тело.

Вера оторвалась от моих губ, немного приподнялась и осторожно ввела мой член в себя. От наслаждения у меня даже немного потемнело в глазах… Вера двигалась вверх-вниз и приглушенно стонала. Я тоже не мог сдерживать свои эмоции… Я закрыл глаза, отдав себя всего в распоряжение этой прекрасной девушке… Внезапно она замедлила движения, и я почувствовал ее прохладную ладонь у себя на животе. Я понял, что Вера сейчас будет мучить меня: ей доставляло удовольствие смотреть, как я корчусь, пытаясь сдержать мочу (мы уже пробовали это).

Я напрягся. Вера с силой надавила мне на живот. Я глубоко вздохнул, скорчился, но все-таки сумел утерпеть. Вера мучила меня около двух минут, наслаждаясь моими стонами. Несколько раз мне казалось, что моча уже вытекла из мочевого пузыря в член… Однако мне все-таки было приятно, хоть я и боялся одновременно ненароком намочить кровать. Потом я мягко отстранил ее руку и шепотом предложил продолжить.

«Тёма, а давай теперь ты сверху?» Я кивнул, и мы поменялись местами. Неловко, с непривычки, я не сразу вошел в нее и начал двигаться медленно, с большой амплитудой. Мне казалось, что я вот-вот потеряю сознание от наслаждения. Оргазм приблизился внезапно, я едва успел вытащить член. На черной простыне теперь поблескивали, быстро впитываясь, белые стрелы моей спермы. Я посмотрел на Веру и счастливо улыбнулся. Она улыбнулась в ответ… И внезапно я почувствовал, что мой мочевой пузырь налился какой-то свинцовой тяжестью, и я понял, что если не потороплюсь, то описаюсь прямо здесь. Впрыгнув в джинсы (трусы остались в одной из штанин), я опрометью бросился в сортир. Писал я, наверное, минуты две, не меньше!

Когда я возвращался к Вере, из соседней комнаты вышел мой друг Данила. Увидев меня без футболки и с совершенно безумным взглядом, он понимающе ухмыльнулся. Когда я вошел к себе, Вера уже оделась и сидела на моей кровати, таинственно улыбаясь. Я нежно поцеловал ее, и мы пошли к гостям.