Archive

Archive for the ‘bsdm, золотой дождь’ Category

Feb
02

Не успела гостья выйти,как снова зашла Пивная.Видимо,она дожидалась ухода клиентки.Она,увидев меня в таком виде,заулыбалась:»О,я смотрю ты добросовестно отработал деньги.И я потрудилась немного.Сейчас продолжим меня чистить…»Она подошла и сильно пнула меня в бок:»Меня обслужишь,да девчонки потом пойдут..Натаха там за тебя порассказывала,ты популярен.Девушки соскучились по мужской ласке,а то все у толстых дядей сосать да сосать…

«Она разделась и я увидел худое тело с маленькой грудью,кустистым огненно-рыжим лобком,скудными ягодицами в синяках и волосатыми ногами.Еще неделю назад я на такую «красавицу» не позарился бы в самом пьяном угаре.Она уселась на диван,недобро прищурилась,поднесла к моему рту резко пахнущую грязноватую ногу и приказала:»Лизать!

И между пальцев начисто обсоси.» Мне после всего происшедшего терять было уже нечего и я с тупой покорностью стал выполнять желание этой жестокой мрази.Минут через пять-десять резко открылась дверь и заскочила Натаха,та чернявая,которая опускала меня после Эльвиры:»Пивная,обоссусь сейчас,дай я ему в рот ебану!»

«А потом он обоссанным ртом меня отлизывать будет?Заебись придумала!»-отказала Пивная.»Да ладно,фифа нашлась,саму ебут из жопы в пизду со слюнями вперемешку,а все туда же.И после моей жопы сосать у хачей тебе не западло,а тут целку из себя ломает»-возмутилась Натаха и,взяв меня за уши,оторвала от ее ноги.Отодвинув трусы,она прижалась горячей влажной промежностью мне к открытому рту и с облегчением стала обильно ссать.Продолжая ссать,она посмотрела на меня сверху и глумливо плюнула на мое захлебывающееся лицо,похабно при этом улыбнувшись..

Скоро основной поток мочи она слила и,доталкивая струйками остатки,миролюбиво обратилась к Пивной:»А может,Эля эту мразь на дорогу выставит?А что?Будет как Тамара-Помойка,дохуя же ментов,пидорасов,тетенек,которые такое мясо любят.Будет у бомжих лыкать,которые нашу обочину убирают,они же тоже люди,и деньги платить им не нужно будет.И нас напрягать на всякую хуйню прекратят…А можно им с Помойкой свадьбу устроить»-и рассмеялась-«Все уже,женишок,отлизывай остатки.» Пивная покачала головой:»Нет,у него еще вид товарный,на дорогу потом,а пока будут его за нормальные бабки богатым тетям продавать.»Натаха поправила одежду и пошла к выходу:»Не прощаюсь,женишок,я сегодня пива напилась,так что жди…»Пивная хлопнула меня ногой по губам:»Продолжай.»

После ног она повернулась ко мне волосатым очком и,глянув через плечо,прошипела:»Чисти жопу,ебли меня туда,и волосы там все отсоси,чтоб ни одной говнюшки не осталось,а то лопухами в парке хуй ототрешься».Её жопа резко и омерзительно пахла,но меня уже сломали и я приник к ней ртом.Через некоторое время она начала подмахивать моему языку,потом все резче и резче и,остановившись,удивленно сказала:»От языка жопой я никогда не кончала.Ты прям оральный Ростропович!»Потом она развернулась ко мне лицом,широко раздвинула ноги и показала пальцем на свои слипшиеся рыжие кусты:»Вперед,Мухтар,только клитор не трогай.Если кончу еще-работать не смогу..Вместо меня пойдешь тогда хуи сосать.» Я безропотно и старательно стал чистить языком ее текущую пизду.Потом она ушла работать…

Пришедшая Эльвира пассатижами перекусила связывающую меня проволоку,толкнула лицом на грязный пол и больно сковала руки сзади наручниками.Наступив небрежно на меня,она пошла к выходу:»Отдохни чуть-чуть,петушок»…

, ,

Feb
02

В туалет около дома отдыха тянуло меня как магнитом. Из трехэтажного женского общежития женщины шли туда чередой! Я дрочил там часами….

Туалет был на шесть кабин . Мужское отделение представляло коридор, вдоль которого тянулось корытце куда ссать, и двери в кабинки. А к кабинкам примыкало женское отделение, точно такое же как и мужское, только без корытца — писсуара, разумеется.

В кабинах были аккуратно проделаны дырочки и когда женщина заходила в туалет – можно было смотреть как она поворачивается спиной, снимает трусики, наклоняется и….чудная картинка: пизда , которая совсем рядом перед тобой ,с журчанием появляется струя мочи.

Женщины обычно мочатся не приседая, только слегка наклонившись. И отчетливо можно разглядеть устройство их пизденочки. Щелочку, половые губы, темное отверстие влагалища.

Если она приседала по большой нужде – совсем внизу тоже была дырочка и наклонившись можно было наблюдать за ней. Особенно это интересно было, когда она чуть приподнявшись вытирала попку .

У меня не было сестренки и возможность посмотреть на пизду привлекала с детства, именно поэтому, уже став взрослым я по привычке ходил в такие места, где можно подсмотреть и с упоением дрочил там свой член, глядя на доверчиво открытые перед моим лицом вагины.

Именно этот туалет привлекал меня больше других. Сюда редко приезжали голубые ( а ехать сюда нужно было на электричке из города), в этот туалет в отличие от других, потоком шли женщины. Почему то в здании общежития туалета не было.

Однажды, когда я зашел в туалет, я увидел мальчика подростка. Он стоял в конце коридора и смотрел в щель, выходящую на дорожку из общежития. Увидев меня. Он смутился и начал лихорадочно застегивать штаны.

Заходя в кабину, я обернулся к мальчику и сказал:
— Если увидишь, что идут тетки предупреди. Хорошо?

Мальчик сдавленно сказал «да»
Через некоторое время я услышал возглас полушопотом:
— Идут! Две!

Женщины зашли в кабины, расположенные по соседству, а мы с мальчиком зашли в соседние с ними и начали наблюдать

Женщины шли одна за другой, иногда вдвоем, втроем.
Мы сладостно дрочили . Если женщина была одна – мы вдвоем заходили в нужный туалет и по очереди смотрели на ее красоточку.

У мальчика был довольно большой член, хоть волос на лобке еще не было. Через некоторое время, я удивленно увидел, как из его напряженного члена брызнула струя спермы.

Он кончил.
Я удивился, потому, что сам начал кончать гораздо взрослее его.

Мы довольно быстро привыкли ( особенно мальчик, который в начале смущался), дрочили члены и смотрели друг на друга, а потом я взял в роуку его членик и начал дрочить, а его руку притянул к моему и он дрочил мне.

Как то зашли две молодые женщины и ссали в кабинах рядом.. Я с изумлением увидел как из ее влагалища медленно стекает довольно густая слизь. «Сперма»! – подумал я….
Видимо только что женщина с кем то еблась….

Оказывает сперма вытекала и у ее соседки ( мне сказал об этом потом мальчик)
Они вместе еблись с кем то !

Иногда, изредка заходили совсем молоденькие девочки, которые приехали, видимо, вместе с мамами и мы рассматривали их безволосые еще пизденочки.

Впрочем мальчику больше нравились женщины постарше.Я дрочил, сдерживая себя, чтобы не кончить
Я знал, что как только кончу – у меня пропадет интерес к наблюдению и я покину туалет..А мой напарник кончил три раза и продолжал дрочить!

Я со жгучим интересом рассматривал каждую вновь открывающуяся передо мной пизду и не уставал удивляться какие они разные….

Разный волосяной покров, разные губы (иногда так отвисают, что провисают вниз), иногда открывается щель в манящую глубину, куда так хочется до дрожи всунуть свой дрожащий от желания член…

Мы обсуждали с мальчиком в перерывах увиденное. Между прочим он рассказал мне, что у него есть сестренка на год его старше, он часто нюхает ее трусики. Она меняет трусики ежедневно, но часто ленится их сразу стирать – бросаем в грязное белье. Он бдительно следит за этим. И как только обнаружит — подносит их к лицу, уверяя меня, что пахнут они очень приятно и дрочит, дрочит !

После этой встречи, мы с этим мальчиком – Витей встречались довольно часто в этом туалете, он жил неподалеку, и ему не нужно былдо ездить на электричке, так что он бывал в нем очень часто.

Однажды он принес для меня трусики, которые только недавно сняла его сестра. На ьтом месте, где была девичья пизденочка, еще сохранилась прилипшая малеькая волосинка.

Пахли трусики действительно изумительно….Сейчас зима. С нетерпением жду лета, когда вновь этот дешевый дом отдыха наполнится женщинами. И снова я буду рваться в свободное время к этому туалету.

Feb
02

Студентом первого курса я был на уборке картошки. Вместе со многими парнями и девушками из нашего факультета. Жили мы в пионерлагере. Домики, умывальники и туалеты деревянные были разбросаны в сосновом лесу. Как-то вечером я подхожу к туалету (две кабинки: для мальчиков и для девочек), а навстречу — симпатичная и скромная девушка небольшого росточка не из моей группы. И одновременно мы заходим в примыкающие друг к другу кабинки с тоненькой перегородкой. Умница эта девчоночка, не стала ждать, не сделала вид, что ей в туалет не нужно, а спокойно вошла. Я возбудился, пульс ускорился, стою в своей кабинке и жду. Слышу, за перегородкой струйка полилась. Молодчина, девонька, не стесняется, писает. Журчание ее струйки постепенно ослабело и прекратилось. И вдруг я слышу из соседней кабинки очень громкий пук! Я возбудился до предела! А она, голубушка, пулей вылетает из туалета и убегает. И такая жалость у меня к ней появилась! Ведь она, милая, очень плохо теперь себя чувствует, считает, что опозорилась передо мной. Может быть, думает, что я стану всем рассказывать об этом приключении. А я, хотя и испытал сильное эротическое возбуждение, но переживаю за нее. Думаю, может быть, подойти и успокоить ее. Что естественно, то не позорно. Подумаешь, пукнула в туалете. Не в театре же! И никому я эту историю рассказывать не собирался. А девчоночка буквально стала прятаться от меня. Не вижу ее нигде. Если бы она в моей группе была, проще было бы: взглядом теплым дал бы ей понять, что все хорошо, страдать ей не надо. А она в другой группе. И долго-долго мы не виделись. А потом как-то оказались в одной компании неподалеку друг от друга. И она бросила на меня взгляд смущенный, напряженный, оценивающий. А я постарался успокоить ее своим взглядом.
Эта история запомнилась мне надолго. Иногда вызываю ее в памяти своей и представляю лапоньку мою в туалете. Все естественные проявления, отправления милых девушек прекрасны и дарят мне очень приятное эротическое возбуждение. Как она, лапулечка, сидела? На корточках, полностью опустившись, или только присела немного, выставив попочку голую, раздвинув ножки и придерживая рукой спущенные трусики и джинсы. Или стояла, нагнувшись? Или начала писать, опустившись, а в конце этого чудесного занятия приподняла свою попочку. И какая струйка вытекала из ее очаровательных девичьих губочек? Или у нее получились сразу две брызгающих струйки, и золотистые капельки попали на попку и бедра? Как бы я хотел видеть ее в это время! Чудесная была бы картина! Поцеловать бы ее в попочку, в писечку! И почему у нее такой пук громкий получился против ее воли? Расслабила свою прелестную заднюю дырочку после того как пописала, та чуть раскрылась, вот и вылетел из нее такой нежданчик шумный? И ничего страшного! Туда ему и дорога.

Feb
02

Это было прошлой весной, после майских. Вечером, я как всегда, тащилась с работы по МКАДу. Как всегда была ужасная пробка. Настроение было офигенским, орала музыка, окна настеж, солнышко первое, настоящее и все такое: Один моментик, несущественный, ссать очень хотелось, но это пустяки, дело житейское:
И тут, подробность, в итоге ставшая роковой, примерно в районе Строгино, движение практически прекратилось, то есть если до этого момента мы хоть как то двигались, ну 20-30 км/ч, то теперь все мертвяк. Прошло минут двадцать, за это время я проехала ок 200 м, блин. В туалет оч хотелось и моч пузырь тоже оч болел. Минут через 10 я расстегнула ремень на джинсах. Еще через какое-то время я поняла, что уже все, край. В голове уже пронеслись куча бредовых идей, тапа незаметно выйти и присесть между машинами, или бросить машину и крупными шагами ломануться к краю дороги, но там — обрыв, оч глубокий, и ни одного кустика, блин. Короче еще минут через 20-30, я, вся в холодном поту, начала пускать струйки, короткие. Не скрою со мной случалось такое и раньше, но в отличие от этого несчастного случая, я точно знала ,что через минуту-две будет где комфортно пописать, а тут: Какие-то два урода, из соседней газели стали гудеть и махать руками , уроды, блин. Через какое то время я в очередной раз полезла рукой проверить, как у меня там все плохо, низ уже расстегнутой на половину ширинки был не просто влажным, а мокрым. Пальцем я залезла под джинсы, с трусами была вообще беда.. И тут, я почувствовала, вначале рукой, а потом головой, достаточно большую порцию мочи. Пока я ее смогла остановить, прошла вечность, наверное. На глаза сами собой выступили слезы. В припадке злости, я вырубила радио. Посмотрела вниз, -там БЕДА — ноги с внутренней стороны были мокрыми, чуть не до колен, но боль отступила, хотя было понятно, что это еще далеко не все.
Пробка закончилась через несколько км после Ленинградки. Там фура въехала в Оку и перекрыла сразу 2,5 полосы, плюс наши автолюбители, которым на все посмотреть надо. Я выскочила на свободу, МКАД почти пустой, быстро разогналась до 120 и инстинктивно положила руку между ног. Там было противно и холодно. Машина летела и после полуторочасовой пробки это был настоящий кайф. Тут я почувствовала, что все еще оч хоче писать. В этот момент у меня в голове что-то щелкнуло, я почувствовала, что это некая граница, которую интересно было-бы перейти, ну как первый опыт онанизма или подсматривание за мальчишками в раздевалке, т.е. что-то возбуждающее и грязное, что-ли. В общем рука сама сабой оказалась в трусах, в голове все поплыло, ветер в окно и : я полностью расслабилась. Когда в пальцы ударила горячая струя, осталось только нажать посильнее: и: это было очень круто, потом я взялась за руль двумя руками, в глазах все плыло, я плавно сбросила скорость, а там все лилось и лилось, обжигая попу, ноги. Если бы кто-нибудь видел бы меня в этот момент.
В конце хочу сказать, что самым сложным было выйти из машины и зайти в подъезд. Для этого пришлось просидеть в припаркованной машине около получаса. Потом дождавшись, пока кроме алкашни местной никого рядом не будет, прыжками перебежать в подъезд. Лифта дожидаться не стала, а через ступеньку помчалась на свой шестой. Ощущения, надо сказать были смешанные. Смесь какой-то мерзости и экстрима. Дома — быстро в душ, шмотки в стирку. Под впечатлением я находилась еще несколько дней, но, хочу сказать что не прошлол и недели, как я повторила свой подвиг, правда в несколько других декорациях.

Feb
02

…Ты знаешь, ОНО придет. Это произойдет сегодня, завтра или пройдет много времени — кто знает. Это может случиться днем или ночью, в любой день, в любое время. Все начнется совсем незаметно. Быть может, это начнется дома — когда все стихнет. Или в пути. Или даже тогда, когда ты ни о чем и не подозреваешь…
В это время твои мысли будут далеко — ты можешь читать книгу, смотреть какой-то фильм, быть в большой компании на вечеринке или размышлять о чем-то на работе. И все идет как обычно, пока… пока совершенно определенный дискомфорт не отвлечет тебя от твоих мыслей…
Загадка — почему так? Ведь это всегда так просто, что ты не задумываешься, даже не замечаешь, что у тебя бывают совершенно естественные потребности. Все идет свои чередом — и зачастую ты даже не можешь вспомнить, когда ты в последний раз… на минутку… Просто исчезаешь из жизни и проводишь минутку ТАМ…
А сейчас… сейчас твои ноги чуть заметно сжимаются и… пока ничего не происходит… но может, все дело в том, что тебе нельзя идти прямо сейчас?
Все это длится мгновения и, ничего не заметив, ты быстро возвращаешься к своим мыслям; но проходит несколько минут и ты чувствуешь, что тебе ОЧЕНЬ нужно — сейчас — и, как странно — сжимаясь, ты ощущаешь необыкновенное тепло… оно отдается внутри необъяснимым, сладким чувством… Ты понимаешь, что не хочешь идти сейчас… просто не сейчас… Ты говоришь себе, что ЭТО можно сделать и потом — ничего страшного не случится.
Так проходит много времени, и ты перестаешь обращать внимания на маленькие неприятности сегодняшнего дня. Неожиданно ты ощущаешь толчок внизу — и такой сильный, что только инстинктивным движением успеваешь прижать руку ТУДА. В следующий момент дрожь волной пробегает по твоему телу — и ты понимаешь — ОНО уже здесь. Мысли сразу начинают путаться: ты уговариваешь себя подождать еще — хотя знаешь, что твое тело думает по-другому…
Постепенно ты замечаешь, что постоянно ждешь — ждешь каждого мгновения, от которого приятные вспышки, как искры, затмевают все вокруг… Твои ощущения становятся не такими, как обычно — другими. Они захватывают твое сознание, они проникают всюду и ты понимаешь, что больше не сможешь их остановить…
В этот момент неожиданно все успокаивается, и мысли рассеиваются в никуда. Теперь, когда туман перед глазами постепенно исчезает, ты начинаешь искать. Искать. Ты знаешь — если ОНО начнется, то ты НЕ СМОЖЕШЬ это остановить. Поэтому тебе нужно совсем немного: МЕСТО и ВРЕМЯ. И, когда уже все решено, остается только одно — найти…
…Кажется, так много изменилось — хотя теперь просто есть то, что нужно… и как будто маленький выключатель щелкнул — можно… МОЖНО — здесь и сейчас… Совсем не важно то, что здесь ЭТО не делают. Совсем не важно то, что на тебе сейчас надето… Не важно ничего… Только жить… ощущать… желать…
Ты расслабляешься, и первый толчок заставляет сильнее сжать ноги — ты пытаешься сдерживать себя… сколько возможно… От напряжения колени начинают дрожать и перед глазами расползается темнота… Твой запах желания становится нестерпимо сильным… Пальцы на руках сжимаются до боли, становится шумным дыхание — и ты хочешь еще… еще, сильнее, больше…
…Первые несдержанные предвестники заставляют тебя сжаться полностью, и дрожь охватывает все тело… Ты больше не можешь сопротивляться неизбежному — влажное тепло проникает между ног — и твои пальцы сами тянутся туда, ощущая пятнышко, которое становится совсем большим…
Толчок, один за другим… Силы оставляют тебя, ты закрываешь глаза, и тепло медленно опускается все ниже и ниже, к самым ступням… Еще немного — и ты опускаешься на колени, потому что больше не можешь стоять на месте… Нестерпимо желанный запах не дает тебе времени прийти в себя. В это время твои руки уже сами знают, что тебе нужно.
Сквозь темноту ты чувствуешь, что гладишь себя везде, и уже ничего не можешь с собой поделать. Твои руки пробираются под одежду, кажется, что для них нет никаких преград… Твое дыхание становится прерывистым, а тело буквально горит от желания… Ты вдыхаешь свой запах и ласкаешь себя, твои мысли пропадают совсем и можешь только слышать свой голос — бессвязные слова и звуки… Фонтан чувств, страстная дрожь несколько раз пробегает по всему телу… кажется, что ты целую вечность находишься на вершине блаженства…
…Открывая глаза, постепенно ты возвращаешься в этот мир. Темнота вокруг проходит, чувство расслабленности сменяется умиротворенностью. Ты начинаешь заново ощущать, что с тобой произошло. Снимая одежду, ты снова ощущаешь искру желания, но уже не так ярко, как несколько минут назад. Твоя одежда… сейчас она выглядит немного странно… хотя все это исправит время.
За многие годы ты уже относишься к происходящему спокойно. Все приходит и уходит. Но каждый раз — вопрос: почему? Почему все это случается именно так?..

…Ты знаешь, ОНО придет. Это произойдет сегодня, завтра или пройдет много времени — кто знает. Это может случиться днем или ночью, в любой день, в любое время. Все начнется совсем незаметно. Быть может, это начнется дома — когда все стихнет. Или в пути. Или даже тогда, когда ты ни о чем и не подозреваешь…

Feb
02

Как же я все это ненавижу!!! Каждый вечер в метро одна и та же картина творится.…Эти толпы людей, возвращающихся с работы…Пытаюсь влезть в метро. Вагон переполнен, но мне кое-как это удалось…Как же мне плохо, я еле стою на ногах… Ох…еще вся эта толпа народу в вагоне…хоть бы место усталой девушке кто-нибудь уступил…Повисну–ка я на этом поручне и попытаюсь восстановить над собой контроль…Господи, как же болят мои ножки…это вполне закономерно, ведь я весь день в этих сапожках…говорят, они мне идут, мол, я в них сексуально выгляжу…только сейчас мне от этой мысли совсем не легче.

Еще у меня побаливает голова…интересно, от чего? Наверно, от всего вместе…немало все-же событий за весь день было. И еще я чувствую, что сильно хочу писить…Думаю, это от двух банок пива, выпитых мною с ребятами…А с чего это вдруг я выпила это пиво? Я же вообще не пью. Когда, интересно, я в последний раз пила пиво? И почему я сейчас выпила аж ДВЕ банки??? И, главное, почему я не пописала раньше? Застеснялась при парнях, ладно, но ты, Марин, могла — бы пописить у метро…даже в кустиках. Просто расстегнуть молнию, стянуть вниз джинсы, колготки с трусиками, и, оголив попку, расставив пошире ножки, освободить мочу из заточения…она бы вырывалась потоком из твоей писи, возможно, немного попало бы на одежду, но все равно, это было бы гораздо лучше, чем то, что ты испытываешь сейчас…А сейчас я чувствую, как мои почки работают с удвоенной скоростью, и моча поступает в мочевой пузырь вдвое быстрее…

Очередная станция. Кто-то вышел, но вошло, кажется еще больше народу…стоять оказывается все труднее не только из-за увеличившегося числа людей в вагоне, но и из-за боли внизу животика, которая усиливается с каждой минутой. Мне даже кажется, что она как-то очень неожиданно застигла меня врасплох. Когда я была на улице, я не хотела писать, а теперь вдруг захотела, да еще так сильно… Чертово пиво, зря я согласилась его выпить. Еще мне морально плохо. Помню, как на немецком Надежда Васильевна очень плохо оценила мой перевод, добавив еще, что я в последнее время перестала учиться… А до этого – поругалась с Веркой. Из-за чего не помню. Но помню, понимала, что не права, но все равно так и не извинилась…А сейчас меня грызет совесть. Но если с совестью, я , бесстыжая девка, еще могу сторговаться, то вот мой мочевой пузырь на аргументы типа «ну и что, я все равно права» явно не поддастся.

Черт, в добавок ко всему, это мужик наступил мне всем своим весом на ногу!!! И даже не извинился, мерзавец, а прошелся как по паркету. Чтоб его.

Да, хороший финал дня.. А как все начиналось, можешь, ты, пьяненькая деточка, вспомнить? Так.. попробую…Утром зазвонил будильник…Я его вырубила, и продолжила спать… Потом, помнится, осознав, что опаздываю в нотариальную кантору, (там ведь всегда очереди) вскочила как ошпаренная и стала судорожно собираться.. Умылась, выпила кофе, закусила парой бутербродов… в общем, все как обычно…еще помню, хотела надеть свои любимые сиреневые трусики, и поэтому задержалась, ища их в куче остального белья… Нашла все-таки, надела…А перед выходом – о благодать, забежала в туалетик!!!! Посетила моего бело друга…как мне его сейчас не хватает…в это самый момент…

А дальше – все утро просидела в Нотариальной канторе. В итоге, сделала ошибку в доверенности.. Уже хорошее начало… После, помню, поехала в ОВИР.. Там тоже просидела около двух часов, ругаясь на свою привычку все делать в последний момент. К счастью, вернее, даже удивительно, здесь не возникло проблем – с документами все было в порядке. Потом поехала в библиотеку, дописывать курсовую… В библиотечной столовой я очень аппетитно пообедала, выпила чай с булочкой, а после ..о да!!!…пошла в туалет, и избавилась от вкусного чая…Потом- универ — семинар по истории, и ужасный немецкий…я к нему не была готова.. на перерыве поругалась с этой дурой.. Ну и что, что она просила меня забрать ее студенческий у куратора, а я ее просьбу проигнорировала, и теперь она не может найти свой студенческий…Ерунда какая..

Я вот тут стою, со всех сторон зажатая небритыми мужиками, еле держусь на ногах, да еще писать хочу так, как ей, наверное, и в кошмаре не снилось… А ОНА еще жалуется…Вот ее бы сюда, на мое место…А потом мы всей кампанией пошли пить пиво, и я, не пьющая, тоже с ними…Это и было моей самой непростительной ошибкой из всех, что я сегодня сделала…

О боже, как же сикать хочется…животик раздулся…надо-бы расстегнуть ремень, но я не могу из-за толпы этого сделать…Господи, это только Белорусская!!! пожалуйста, поезд, миленький, можешь ехать чуть-чуть побыстрее!!! Не дай бедной девушке описаться прям в вагоне!!!! Боже, мне еще так долго ехать, а я так хочу в туалет.!!!.. с-с-с… «Терпи, Мариночка, если не хочешь описаться»…Но я не могу больше терпеть.. я начинаю подрагивать, пытаться сводить и разводить ножки, заложила левую ручку между ног, но мне очень хочется… Надо-бы выйти, пописать где-нибудь на улице…ДА, Давай, деточка, бегом, только скорее…пропихивайся к дверям… «Извините, прошу прощения, я не специально»…

Ах…вагон дернулся, и …очень габаритный мужик навалился на меня, надавив своей сумищей мне на животик….Жуткая боль пронзает меня, на глаза наворачиваются слезы, я рефлекторно прижимаю ладонь к промежности, и со всей силы давлю на нее, и…тут меня опутывает ужас, дикий стыд и страх… я чувствую, как моя горячая моча заливает мои любимые сиреневые трусики, которые я сегодня так долго искала утром… моча продолжает тугой струей бить в ткань трусиков и пузыриться под колготками… Рукой я чувствую, как растет мокрое пятно на моих джинсах.. Я со всей силы прижимаю ладонь, но это не помогает…Я чувствую, как золотая струйка уже оставила свой след на моих бедрах, и теперь стекает к моим коленям…

Инстинктивно я пытаюсь немного расставить ноги, не толпа этого мне не позволяет сделать…я все еще держу глаза закрытыми, потому что мне очень стыдно их открывать.. Я чувствую, что мир сильно изменился за это время. Эти лица, которые я только что видела…они теперь изменили свое выражение….господи, какой позор…Марин, ты описалась, как маленькая, да еще в метро, в час-пик!!! Я чувствую, как небольшая струйка затекла мне в сапожки…Наконец, все. стихло…я медленно открываю глаза…На меня смотрит мужик, который надавил на меня…его взгляд отражает одновременно раскаяние, презрение, и явное недовольство, что я намочила его ногу…я осматриваюсь по сторонам с красными от слез глазами….подо мной, насколько хватает обзора, мокрая лужа….практически все пассажиры смотрят на меня….их лица отображают разные эмоции…

Зассыха, проститутка, дрянь!!- Произнесла бабка, сидевшая прям передо мной и, видевшая все от начала и до конца. После этого она стала орать на меня, так как я замочила ее сумку, которую она зажала у себя в ногах. .Она продолжала поносить меня. А заодно и всю молодежь, все время, пока поезд не тронулся вновь. После ее слов я стала рыдать, у меня случилась настоящая истерика. .Монолог бабки никто не поддержал, ровно как и не прерывал….я старалась ее не слушать, но она дергала меня за рукав, называя меня то сукой, то, шалавой, и даже обзывая меня матом.

-« хнык.. Простите.. хлюп..»-пропищала сквозь слезы я…Но в ответ я получила еще порцию оскорблений и угроз, что буду отстирывать ее сумку.

На меня больше уже никто не давил. Наоборот, все отшатывались от меня, как от заразной…Так я доехала до моей станции…

Я старалась не смотреть на прохожих, когда шла домой по улице. Мне было холодно от того, что ветер касался моих мокрых джинсов. Они были насквозь мокрые, на попе, промежности, и далее, мокрые следы уходили в мои сапожки…на дворе уже лежал первый снег, и я сильно замерзла, даже начала кашлять…

Наконец, я оказалась в полном одиночестве у себя дома…отбросила сапожки, сняла мокренькую одежду…трусики, мои любимые, сиреневые, полетели вместе с колготами в мусорный бак. Я упала на диван и зарыдала, как мне кажется, еще сильнее, чем в метро.

Feb
02

Иринку я знал еще со школы. Мы учились вместе в одном классе. Она жила двумя этажами выше меня. Высокая, стройная, с длинными черными волосами.. У нее была одна странная особенность. В школе она постоянно забывала сменную обувь и ходила в одних колготках. Учителя замучились вызывать ее родителей в школу. Несколько дней поносит обувь, а потом, улыбаясь, заходит в класс, демонстрируя свои очаровательные босые ножки.

На выпускной вечер Иринка пришла в великолепном платье и босиком. Совсем босиком. Парни сходили с ума, а она танцевала только со мной. Не знаю, почему я ей понравился, но танцевала она только со мной.

— Вик, знаешь что, — вдруг сказала она, когда мы в очередной раз слились в медленном танце, — сними туфли и носки. Я так хочу.

— Ир, ты знаешь, как-то это неудобно, — растерялся я.

— Я так хочу, — повторила она. – Или буду танцевать с другим..

И я решился. Весь остаток выпускного бала я провел на глазах у всей школы босым, в сером костюме и белой рубашке с галстуком. Босой пошел провожать под утро босоногую Иринку, и только подходя к своей двери сообразил, что оставил новые туфли в школе.

Поступили мы в разные институты, но продолжали встречаться. Иринка позволяла мне уже разные вольности, типа целования ее грудей, расстегивания ее джинсов и поглаживания ее нежной писи через трусы. Мне она периодически ласкала через трусы член, расстегнув мои джинсы, но категорически отказывалась взять в рот или дать мне полизать, не говоря уж о том, чтобы войти в ее писю.

— Знаешь, — сказала она мне через год после выпускного, — я буду твоей, если ты кое-что для меня сделаешь.

— Да все, что угодно, — я обалдел от радости.

— Хорошо, жди меня завтра утром в полдевятого.

Утром я ее ждал с шести часов.. Ровно в полдевятого раздался звонок, я открыл дверь. Иринка стояла на пороге в платье, черных чулках и без туфель. Блин, да это не платье, это великолепная розовая комбинация.

— Ну как, нравлюсь? – хитро улыбаясь, спросила Иринка.

— Класс, заходи.

— Раздевайся до трусов, — приказала, зайдя в прихожую, девушка.

Я снял с себя шорты и рубашку, остался в белых длинных трусах.

— Пошли, — приказала Иринка.

— Куда, — не понял я.

— Как куда, гулять.

— Ты чего, в одном белье?

— А ты забыл, что я буду твоей только, если ты для меня кое-что сделаешь. Вот я и хочу, чтобы ты вышел со мной на улицу в одних трусах и носках.

Вот так мы и вышли на улицу. Я в одних трусах и носках, а Иринка в комбинации и чулках.

Город Королёв по планировке очень странный. Через весь город проходит водоканал с зеленой зоной. Поэтому, хотя наши дома в центре, можно быстро выйти на природу. Достаточно только проспект перейти.. Но ведь там люди. Все пялились во все глаза на нас, а мы в одном белье шли через дорогу, держась за руки.

— Во дают, — громко выразился какой-то с утра поддатый мужик, глядя нам вслед.

Мы прошли через сквер, причем Иринка держала меня за член. Он естественно возбудился, и мои белые трусы слегка подмокли.

— Не торопись, — лукаво улыбнувшись, сказала девушка. – Я очень хочу, чтобы ты спустил в трусы, но еще не сейчас.

— Блин, а в чем же я пойду домой? – испугался я.

— Ты что, голый не сможешь обратно через проспект перебежать? – спросила Иринка.

Я промолчал. Мы перешли еще через одну дорогу и вошли в лес. Иринка через голову сняла комбинацию. Я обалдело смотрел на нее. Она осталась в одном розовом лифчике и чулках. Трусов на ней не было. Пися ее была полностью выбрита.

— Нравлюсь? – спросила меня моя любимая.

— Эй, ребята, подождите! – окликнул нас чей-то голос.

Мы обернулись. К нам бежал совсем молоденький милиционер, дежуривший в будке на пересечении водоканала с дорогой. Старше меня года на три, такого же, как я телосложения, стройный, мускулистый, только у меня русые волосы, заплетенные в конский хвост, а у него золотистые кудри коротко острижены. В руках автомат, а ширинка уже топорщится.

— Можно с вами? – спросил парень, переведя дух. Я замешкался с ответом.

— Конечно, можно, — вдруг сказала Иринка. – Только ботинки сними и делать будешь все, что я скажу.

— Конечно, буду, — радостно ответил мент, сбрасывая ботинки вместе с носками.

— Так. А теперь брюки расстегни, — скомандовала менту Иринка. – А ты, — обратилась она ко мне, — сними трусы.

Я снял трусы, а мент расстегнул форменные брюки.

— Член достань, — приказала менту Иринка. Тот покорно достал наружу из штанов свой член. В это самое время Иринка повернулась ко мне спиной.

— Лифчик расстегни, — велела мне она. Я без слов расстегнул застежку и моя любимая осталась в одних только чулках.

— А теперь на колени встань, — велела она мне. – А ты, — это менту, — дрочи, так, чтобы он видел.

Парень покорно стал онанировать. Иринка встала передо мной так, чтобы ее очаровательная писька была прямо перед моим носом.

— За бедра меня обними, — прошептала она. Я обхватил руками ее голые гладкие и такие очаровательно теплые бедра. Прикоснулся губами к ее письке. Господи, какая же она сладкая!!!! Иринка тихо и нежно застонала. Мент бешено онанировал, глядя на нас. Я целовал, лизал, слегка покусывал ее письку. Иринка закинула одну ногу мне на шею, стонала, всхлипывала, периодически хрипло вскрикивала: « Ну же, соси, сделай мне сладко, родной мой, ну, еще, еще»!!! Внезапно она вцепилась в мои плечи, все ее тело напряглось, и она вдруг завопила во весь голос.

— А-а-а-а-а-а!!!!!!! — и вдруг в рот мне хлынул горячий, соленый поток золотистой жидкости. Кончая, Иринка неожиданно описалась и теперь, не в силах удержаться, мочилась мне прямо в рот.

— А-а-а-а-а!!! – продолжала вопить моя любимая, а я судорожно глотал золотистую жидкость, даже не думая оторваться от источника наслаждения. В это время мент достиг пика наслаждения и его сперма хлынула прямо на голые ягодицы Иринки. Иринка, кончив ссать, оторвалась от меня и вдруг шарахнулась в сторону, упала на землю лицом вниз.

— Господи, стыд какой, что же я наделала! – глухо вскрикивала она. Плечи ее тряслись, она плакала. Я посмотрел на ее точеное тело, облитые спермой ягодицы. Во рту был еще вкус ее мочи.

— Ты чего, Иринка, — я присел около нее, потрогал за плечо. – Мне понравилось, правда, так здорово.

— Правда? – девушка подняла голову.

— Правда.

Мент, уже совершенно обнаженный, подошел к нам.

-Ну, вы, блин даете, класс! – произнес он.

-Попку мне оботри, пожалуйста. Залил всю меня, — улыбаясь сквозь слезы, произнесла Иринка. Мент своими трусами обтер ягодицы девушки.

Оказалось, что Иринка уже давно знала за собой такую особенность. Когда она мастурбировала, она никогда не смогла кончить без того, чтобы не обоссаться. Поэтому она и не рисковала раньше со мной, не могла решиться.

— Да правда, здорово, — успокаивал ее я.

— А теперь я должна приласкать тебя, — прошептала, целуя меня, девушка. Иринка легла на спину, разбросав ноги.

— Садись мне на грудь, — велела она мне. – А ты, — обратилась она к менту, — вылизывай меня между ног.

— А ты на меня пописаешь? – спросил парень.

— Не знаю, как получится, — ответила Иринка.

Я расположился на ее груди, а мент между точеных ножек моей любимой, зарывшись лицом в ее письку.