Archive

Archive for the ‘минет, в ротик’ Category

Feb
08

Ужасно хочу парня… думаю все найдется найдется… а мне уже 17 и не было нормальных отношений… я конечно и целовалась и предовалась нежным ласкам, но все как то не на долго..не интересно, без этого славного чувства- Read more…

,

Feb
08

Мне 20 лет. Я замужем уже три года. О своем замужестве я напишу в другой раз. Мой муж обалденный человек. Мы может трахаться по три раза на дню, и у него все равно будет стоять. Read more…

,

Feb
02

Не успела гостья выйти,как снова зашла Пивная.Видимо,она дожидалась ухода клиентки.Она,увидев меня в таком виде,заулыбалась:»О,я смотрю ты добросовестно отработал деньги.И я потрудилась немного.Сейчас продолжим меня чистить…»Она подошла и сильно пнула меня в бок:»Меня обслужишь,да девчонки потом пойдут..Натаха там за тебя порассказывала,ты популярен.Девушки соскучились по мужской ласке,а то все у толстых дядей сосать да сосать…

«Она разделась и я увидел худое тело с маленькой грудью,кустистым огненно-рыжим лобком,скудными ягодицами в синяках и волосатыми ногами.Еще неделю назад я на такую «красавицу» не позарился бы в самом пьяном угаре.Она уселась на диван,недобро прищурилась,поднесла к моему рту резко пахнущую грязноватую ногу и приказала:»Лизать!

И между пальцев начисто обсоси.» Мне после всего происшедшего терять было уже нечего и я с тупой покорностью стал выполнять желание этой жестокой мрази.Минут через пять-десять резко открылась дверь и заскочила Натаха,та чернявая,которая опускала меня после Эльвиры:»Пивная,обоссусь сейчас,дай я ему в рот ебану!»

«А потом он обоссанным ртом меня отлизывать будет?Заебись придумала!»-отказала Пивная.»Да ладно,фифа нашлась,саму ебут из жопы в пизду со слюнями вперемешку,а все туда же.И после моей жопы сосать у хачей тебе не западло,а тут целку из себя ломает»-возмутилась Натаха и,взяв меня за уши,оторвала от ее ноги.Отодвинув трусы,она прижалась горячей влажной промежностью мне к открытому рту и с облегчением стала обильно ссать.Продолжая ссать,она посмотрела на меня сверху и глумливо плюнула на мое захлебывающееся лицо,похабно при этом улыбнувшись..

Скоро основной поток мочи она слила и,доталкивая струйками остатки,миролюбиво обратилась к Пивной:»А может,Эля эту мразь на дорогу выставит?А что?Будет как Тамара-Помойка,дохуя же ментов,пидорасов,тетенек,которые такое мясо любят.Будет у бомжих лыкать,которые нашу обочину убирают,они же тоже люди,и деньги платить им не нужно будет.И нас напрягать на всякую хуйню прекратят…А можно им с Помойкой свадьбу устроить»-и рассмеялась-«Все уже,женишок,отлизывай остатки.» Пивная покачала головой:»Нет,у него еще вид товарный,на дорогу потом,а пока будут его за нормальные бабки богатым тетям продавать.»Натаха поправила одежду и пошла к выходу:»Не прощаюсь,женишок,я сегодня пива напилась,так что жди…»Пивная хлопнула меня ногой по губам:»Продолжай.»

После ног она повернулась ко мне волосатым очком и,глянув через плечо,прошипела:»Чисти жопу,ебли меня туда,и волосы там все отсоси,чтоб ни одной говнюшки не осталось,а то лопухами в парке хуй ототрешься».Её жопа резко и омерзительно пахла,но меня уже сломали и я приник к ней ртом.Через некоторое время она начала подмахивать моему языку,потом все резче и резче и,остановившись,удивленно сказала:»От языка жопой я никогда не кончала.Ты прям оральный Ростропович!»Потом она развернулась ко мне лицом,широко раздвинула ноги и показала пальцем на свои слипшиеся рыжие кусты:»Вперед,Мухтар,только клитор не трогай.Если кончу еще-работать не смогу..Вместо меня пойдешь тогда хуи сосать.» Я безропотно и старательно стал чистить языком ее текущую пизду.Потом она ушла работать…

Пришедшая Эльвира пассатижами перекусила связывающую меня проволоку,толкнула лицом на грязный пол и больно сковала руки сзади наручниками.Наступив небрежно на меня,она пошла к выходу:»Отдохни чуть-чуть,петушок»…

, ,

Feb
02

Это сексуальная история произошла со мной три года назад,тогда мне было 16 лет. Мой рассказ не вымысел,единственное,что я придумал-это имена. Я пишу это лишь для того,что бы поделиться тем как происходил мой самы классный секс в жизни.

Из выше написанного вы поняли,что на тот момент мне было 16,я имел не большие сексуальные контакты с ровесницами, и мне этого хватало,пока я не почуствовал всю прелесть настоящего взрослого секса. Все начиналось,теплым летним вечером, я мыл отцовскую машину, мы живем в котеджном поселке,где все друг друга знают, напротив нашего дома жила семья: жена, муж, дочь и родители мужа из всего этого сброда мне нравилась жена,ее звали Кариной,ей было 37, она была просто божественна,у нее были красивые волосы,изумитильные немного полноватые ножки,потрясающая грудь,превосходные губки…

Продолжу,я мыл машину как вышла Карина,выгуливать своего пса Артэмона, она была надета в белые коротенькие шортики,и черненькую обтягивающию футболку,она шла я смотрел на нее,понимал,что я очень хочу эту женщину,но знал,что у нас ничего не получиться,и я тогда сильно ошибался,она прошла мимо меня я с ней поздоровался,она сказала мне,чтоя молодец,что помогаю отцу,и прошла дальше. Я все пялился на нее,она повернулась и шла в обратную сторону,и тут она встретила мой взгляд,я неловко отвел глаза,она пршла мимо.

На следущей день я возращался домой с магазина, подойдя к дому я услышал,что меня позвали.это была Кариночка,я подошел к ней,поздоровался она сказала,что у нее сломался спутник, но его некому починить,так как дома никого не было,а у нее начинался ее любимый сериал,я ничего не подозревая пошел в дом,на ней был коротенький мохровый халатик,она отвелла меня в зал,и показала телевизор,объяснив суть проблемы,а сама пошла ставить чайник.

На самом деле ни какой серьезной поломки не было,надо было всего вкрутить на место провод. Она пригласила,меня попить чай,я согласился,мы сели на диван в зале,и попивали чаек,с конфетами, пока мы сидели она показывала свои прелести,ничайно. Я возбуждлался,а мой член вставал,я выпил кружку с чаем,а олна все подливала.Чуть поголдя я понял,чтоя очень хочу сать,спросив у нее где у них туалет,в ответ получил лишь,что туалет у них не работает,я сказал,что пойду домой,но она встала на колени и открыла ротик,я не поначалу не понял,но потом сообразил,расстегнул ширинку,вытащил стоящий кол сунул ей в рот и пустил струю,

она глотала с каким то удовольствием,но не успевала,и моча лилась по ее телу,и вот я закончил,она встала облизала свои губы,снялла халат кинула на пол,на ней были красивые трусики от них она тоже избавилась, и велела ждать ее,сама направилась в душ,я сел на диван со спущенными штанами и представил,что здесь будет происходить через каких то десять минут,мой не большой пенис,встал в ту же секунду,я начал дрочить,кончил через несколько мгновений,взял трусики Кариночки обтер свои руки,и свой юный член.

Вот она явилась передо мной обсолютно голая с мокрыми волосами,боже как ей шли мокрые волосы,у нее была гладко выбритая пися,соски торчали,ее грудь была просто неописуема красива, для ее не юного возраста, она увидела,что я сижу сол спущеными джинсами,в моих руках ее трусики,все в сперме.

Она села рядом и начала меня целовать в засос,я потерял голову,и мне было по барабану,что пятнадцать минут назад я излился в этот ротик,мы целовались несколько минут,я ласкал ее грудь спускался ниже,а она тем временем дрочила мне мой агрегат,вскоре я сказал,что кончу,и ожидал,что она возьмет мой член в ротик,но она сунула его себе во влагалище я вылил столько спермы в нее,что даже испугался,что она меня кончится,тогда я даже не думал о том для чего она это сделала,

потом я вытащил из нее,и повалился на диван,а она тем временем работала с моим членом,так мне никто и никогда не сосал,она заглатывала его,отягивала головку и лизала ее,ласкала языком мои яйца,после всего этого у меня моментально встал,она улеглась и сказала мне,что бы я приступил к вылизыванию ее кисы,но начал с ее ног,я с удовольствием сосал ее пальчики,поднимался выше,приступил к ласкам ее киски,у меня это довольно хорошо получалось,и она довольно быстро кончила теперь была моя очередь выпить ее соки,я испил все до последней капли,она лежала не подвижно в течение нескольких минут,я лег с ней рядом целовал ее,но ту мне позвонила моя сестра и сказла,что бы я быстрее шел домой,так как нам надо было ехать,я с не охотой встал,был весь потный,в соках моей шлюшки соседки,и в своей сперме.

Через две недели она и ее муж подошли ко мне и он начал меня благодарить,ясначала не понял за,что но потом они объяснили,сказали,что он после аварии не может иметь детей,но им хотелось еще одного ребенка,и они воспользовались мною,меня переполняли смешаные чувства,но я был даже рад,они мне сказали,что в благодарность я могу приходить к ним и заниматься сексом с ней,потом я действительно приходил раз шесть,и даже имел ее за несколько дней до родов,мне стукнулу 17 я закончил школу и уехал в другой город,и пока не разу не был дома.когда приеду обязательно зайду в гости навестить свою соседочку-мамочку,и даже может потом напишу вам.

, ,

Feb
02

Мы с Маринкой запланировали погулять, подышать свежим воздухом. Никаких конкретных планов не было, но мы знали, что по ходу пьесы нам обязательно в голову придёт что-нибудь эдакое… День выдался очень жаркий. Солнце ещё не вошло в зенит, но шпарило нещадно. Я зашёл за подружкой. Родители её были на работе.

— Давай сейчас не пойдём, — предложила она. – Жарко очень, переждём немного.

Я без сопротивления согласился, потому что только что на себе испытал всю тяжесть солнечных лучей. Тем более, что дома у неё работал сплит, создавая комфортные условия жизни. Возвращаться в раскалённую печку, что пылала на улице, не очень хотелось.

Под сплитом хорошо, но чем заняться то? Включили телевизор, пощелкали каналами – смотреть нечего, среди DVD не было ничего нового, всё пересмотрено по нескольку раз. Скукотища… Мы оставили включённым телевизор на канале, где шла неназойливая передача. Сами же зацепившись за какую–то тему, болтали – ничего существенного, но по ходу разговора у меня в голове стала рождаться идея. Она должна была понравиться Марине. Она ведь такая любительница экспериментов над собой, над своей… натурой…

Маринка сразу согласилась и подготовка пошла полным ходом, в быстром темпе. Я сбегал в магазин, купил двухлитровую бутылку спрайта – подружке был интересен эффект от газированной воды. Бутылка взял не охлаждённую – мне не безразлично здоровье девушки. Пошарили на кухне, нашли приличного размера воронку и прозрачный стакан, резко сужающийся в нижней части. Как следует их вымыли. Кажется, всё было готово. Нас распирало. Не знаю, как Маринка, а меня просто колбасило от мысли о предстоящем. Внутри зажёгся огонь желаний, что-то давило на грудь, тяжестью опускаясь вниз, передавая этот огонь в колбаску находящуюся между ног, отчего она начала наливаться кровью. Я постарался унять разгорающийся пожар, отвлекаясь на другие мысли, на подготовку…

— Вроде всё готово? — сама себя спросила Марина.

— Вроде всё, — оглядывая предметы, сглотнув ком стоящий в пересохшем горле, ответил я.

— Раздеваемся, — приказным тоном сказала она.

Мы быстро скинули, что на нас было. А было то практически ничего. На Марине был только один легкий коротенький домашний халатик, под ним ничего. Впрочем, и этого было много, обычно по дому она бегает голышом и не только при родителях и родне, но и перед некоторыми очень близкими знакомыми. А вот, когда прихожу я, она обычно что-нибудь накидывает на своё изящное молодое тело, видимо понимает, что мне нелегко смотреть на её открытые прелести. Честно говоря, я благодарен ей за это.

Я тоже быстро разделся – лето, одежды мало и она слетела с меня в одно мгновение. Для того, чтобы то, что мы затеяли прошло успешно, надо было немного возбудить Маринку, вернее её… аленький цветочек, что пламенел между стройными ножками. Как я это делал, описывать не буду, не о том рассказ. Скажу лишь, что уже в процессе подготовки, моя подружка начала заводиться. Когда я приступил к первой части плана – возбуждению, писечка её уже была влажненькой, на губках прелестной вагины поблёскивали капельки живительных выделений…

Мне почти ничего не пришлось делать, разве что… несколько раз погрузиться в самую-самую глубину прекрасного, желанного влагалища… Чем и как, вы уж и сами надеюсь догадались… Да ещё не удержался, присосавшись к половым губкам, выпил все вытекшие соки и языком начисто вылизал их, не забыв поцеловать клитор…

Марина была на верху блаженства. Всё предыдущее я проделывал, когда девушка лежала на спине на своей широкой кровати. Окончив, я встал на пол на ноги. Марина переместилась так, что прелестная попочка её оказалась на самом краю. Она подогнула колени к себе, держа их руками, и широко развела. От этого подготовленная вульва, смотревшая вертикально вверх, раскрыла все свои тайны – лепестки половых губок разлепились, призывно открылась дырочка. Вагина вновь стала влажной, по желобку между ножек, к попке стекали капельки…

Я взял стакан, раздвинул пальцами одной руки вход и начал донышком вставлять этот самый стакан во влагалище, стараясь погрузить глубже. По мере введения, предмета, из Маринкиной писи хлюпая накопившимися влагалищными соками вытеснялся воздух. Сильно я не напирал, следя за реакцией девушки. Она вела себя спокойно, если не считать вздохов свидетельствующих о том, что ей вовсе не плохо… Стакан погрузился, конечно же, не весь, с середины его диаметр резко увеличивался. И хотя у меня создалось впечатление, что надави я посильней, он утонул бы весь, рисковать я не стал. Через его донышко преломлённое неровной поверхностью стекла, просматривалось таинственное содержимое Маринкиной утробы, восхитительной и желанной.

«А ведь я имею возможность видеть свою подружку не только с внешний стороны, но и изнутри» — промелькнула у меня мысль. Отпустил руку, стакан чуть вышел, сдавливаемый скользкими стенками влагалища и остановился. Я открыл бутылку спрайта и почти до самых краев наполнил стакан. Маринка замерла в ожидании. Я встал на колени между её ножек, придерживая их за нежные ляжки своими руками, тем самым освобождая уставшие руки девушки, пригнулся к промежности, припал губами к краю стакана и начал пить… По мере опустошения стакана, я ниже и ниже опускал её ноги, пися вместе со стаканам всё ближе опускалась к краю постели, изменяя свой наклон, давая мне возможность выпить всё до конца. Стакан был выпит залпом – к тому моменту меня мучила сильная жажда, да и не хотелось прерывать процесс, хотя и изогнуться пришлось изрядно.

Я опустил ноги девушки на пол, стакан выскользнул как пробка из бутылки, даже с небольшим хлопком, впуская внутрь воздух. Я успел подхватить его. Марина расслаблено лежала, поглядывая в потолок. Я нагнулся над ней.

— Продолжим или передохнёшь? – спросил я.

— Да, давай, а то ноги устали, — ответила она.

— Да и мне надо сделать паузу, а то я сразу столько не выпью, — улыбаясь согласился я.

С этими словами она села на краю кровати, а я разместился на полу между ножек подружки, повернувшись к ней спиной. Она не замедлила воспользоваться положением и игриво закинула свои ноги мне на плечи, беря меня ими в «плен». Я тоже будь не дурак, извлёк из получившегося положения максимальное удовольствие – поймал, не крепко ухватив, гладенькие голени девушки и повернув голову сначала налево, потом направо, поцеловал ей коленочки и нежно погладил восхитительные ляжки. В поцелуи я вложил всю страсть, которая подогревалась ощущением плотного прикосновения к моей спине ближе к шее её мокренькой горячей писечки… От чувственных поцелуев Маринка заёрзала, потераясь вагиной о мою шею, словно начиная мастурбировать. По мне пробежала дрожь, напрягая все нервы, поднимая и без того набухший член…

Она увидела метаморфозы случившиеся со мной и хитреньким голоском сказала:

— Давай помогу тебе. Ложись на спину, закрывай глаза.

Я с неохотой, но послушно покинул волшебный «плен», лег на кровать и закрыл глаза. Но писюн мой держался молодцом – хоть и хлопнул меня по животу, когда я откидывался на спину, но тут же, пружинясь, приподнялся. Я услышал шипенье газа из открываемой бутылки и наливание воды в только что использованный стакан, но честно не открывал глаза.

Марина решительно взяла рукой мой член, поставила его вертикально, полностью оголила головку, немного сдавила пальцами так, чтобы вход в канал максимально открылся. Я ждал… И вдруг почувствовал, что внутрь пениса потекла жидкость… было немного больно – мало того, что инородные тела внутри канала у мужчины всегда вызывают неприятные ощущения, а тут ещё сладкая, газированная вода! Член непроизвольно запульсировал, словно пытался вырваться из руки девушки, но она крепко держала его. Через несколько секунд, не веря себе, я почувствовал, как Маринка погрузила в свой ротик головку члена, немного наклонила его и высасывающими движениями выпила всё, что налила в меня. Потом облизала набухший конец пениса, как леденец и причмокнув сказала:

— Мало… Повторим!

Я не дёргался. Ерундовые пощипывания, что я испытывал вначале, ни в какое сравнение не шли с тем восторгом, которое последовало потом. Поэтому, я даже с нетерпением ждал продолжения. Надо сказать, второе наполнение канала писюна прошло не так болезненно. А потом было и третье, и четвёртое и пятое… Я изнемогал от наслаждения, член разрывался, когда нежные Маринкины губки касались его. Она там что-то ещё аккуратно делала зубками –я чуть с ума не сходил.

— Мариночка! – взмолился я, — Не могу больше, сейчас кончу!

— Хорошо, конечно кончай… — тихо и спокойно ответила она.

И не выпуская пенис из руки, принялась дрочить его. Какое же блаженство, когда онанировать приходится не самому, а делает это нежная рука милой девушки! Я не открывал глаза, а полностью отдался ощущения, начал даже покачиваться в такт Маринкиным движениям. Наконец перевозбуждённый член выстрелил мощной струёй вертикально вверх и сперма громкими шлепками шлепнулась на мой живот и грудь, пачкая меня и руку девушки, всё ещё не выпускающую мой пульсирующий писюн. Вот это был кайф!!! Я открыл глаза и увидел, что моя девушка лежит рядом, запустив вторую свою руку себе между ног, пытаясь доставить удовольствие и себе. Мне так захотелось ей помочь!

Я быстро высвободил пенис, перевернулся, уложив не сопротивляющуюся Марину, у которой по моему уже начало мутиться сознание, на спину и навис над ней в позе 69… Руками подхватил её ножки под соблазнительные ляжки, подогнул ноги в коленях, развел их в стороны и припал жаждущим ртом к разбухшей вульве. Стоило мне совсем немного поиграть языком с половыми губками, всосать их в рот и там языком разобраться с клитором, как девушку начало трясти. Она извивалась, вскрикивая от удовольствия, металась подо мной, но я никак не мог оторваться от живительного источника – пил и пил влагу истекающую из него. Наконец я почувствовал легкое прикосновение ко мне – это Маринка, не способная говорить пыталась отпихивающими движениями дать мне понять, что хватит…

Я отпрянул, всё ещё держа её ножки в руках, мы застыли на некоторое время и тут я только заметил, как тягучая сперма стекает с меня из расслабившегося члена прямо на девичье тело… теперь мы оба были перепачканы в семени. Я несколько раз опускался, прижимаясь всем своим телом к Маринкиному. Получалось прикольно – мы сначала прилипали друг к другу, а потом с чмоканьем отлеплялись… Девушка захихикала…

Мы встали и пошли отмываться в ванную. На наше удивление, мы умудрились не запачкать постель ни одной каплей спермы. Она только была несколько влажной от наших вспотевших тел. После передышки от полученного наслаждения, по времени достаточной, чтобы мне восстановиться, так как мои мужские возможности были нужны в начале последнего акта пьесы, мы приступили к задуманному… Задумать то мы задумали, а сможем ли осуществить, вот это был вопрос! Но мы не привыкли отступать и с уверенностью вдрызг пьяных ёжиков начали действовать…

Первым был выход Маринки – её задачей было оживить мой писюн, привести его в боевое состояние, с чем она успешно справилась, нежности рук и ротика… Дальше была моя реплика. Девушка легла на кровать, как бы подготавливаясь к сексу. Я сначала не долго «поиграл» ртом с её розочкой, возбуждая и добавляя к выделяемой ею смазке свою слюну. Потом навис над ней и ввёл головку между половых губок… Хорошо, что не за долго до этого я кончил. Теперь я мог спокойно выполнить свою миссию – сделал несколько фрикций, полностью входя в стонущую от удовольствия Маринку. Это надо было, чтобы немного растянуть её влагалище. Ну не огурцом же это делать, когда рядом есть преданный и нежный мужчина (как я про себя?).

Член был выведен, когда я начал чувствовать, что продолжение чревато прохождением точки невозврата и дело могло закончиться совсем не так, как мы планировали. Маринка переместилась в позу, как в первый раз – на самый край кровати, до небольшого свисания попки, ножки поджаты и раздвинуты, от недавних моих движений в ней не закрывшаяся писечка, смотрит вверх. Ну как оставаться равнодушным к такой прелести? И я чмокнул в самую дырочку…

— Ну хватит тебе, — жеманно запротестовала Маринка, хотя по интонации было понятно, что она не прочь продолжить.

Я взял себя в руки и в дело пошли предметы. Прежде всего, в открытую дырочку зияющую между губок вагины я осторожно вставил воронку… надо сказать, это была не слабая воронка, только горлышко в диаметре было сантиметра три… Может чуть меньше, мы не мерили… «И что они им делают?» — подумал я… Потом взял бутылку и принялся по возможности тонкой струйкой, чтобы давать выходить наружу воздуху, наливать через раструб сладкий напиток.

— Ух! – выпалила девушка, — Такое ощущение, что я сейчас опИсаюсь, — добавила она.

Я лил пока уровень воды не сравнялся половыми губками. Очень осторожненько вынул из влагалища воронку, оно чуть сжалось, выдавливая излишки жидкости, которые тонкой струйкой стекли по промежности, через попку на пол. Он (пол) не был покрыт ковром или ещё чем-то подобным. Под нами был открытый линолеум и мы не боялись пролить, потом вытрем. Теперь было самое ответственное и трудное…

Я подвёл ладони под Маринкину попку, припал ртом к вагине и присосавшись, немного отпил. Она начала вставать, жидкость, до этого находившаяся в ней, начала вытекать, я же, не давая пролиться ни одной капле, пил напиток смешанный с внутренними соками молодой женщины. Постепенно она встала на очень широко расставленные ноги, я же руками держа её под попочку, плотно прижимался к сладкой писечке, при этом моя голова была задрана вверх, я весь выгнулся назад. Хорошо, что влаги было не много, примерно с кружку, долго бы я так не выдержал. Но я честно исполнил свою роль в этом спектакле наслаждений – выпил Маринку до конца и когда отпрянул, с половых губок и открытого входа во влагалище выпало только несколько капель…

— Молодец! – сказала восхищенная девушка.

Но мы не пошли сразу мыться. Мы ждали, когда мне захочется… пи-пи… До этого я выпил достаточно воды – из стакана, что был в писечке, из неё самой, да в промежутке, пока отдыхали, пропустил несколько стаканчиков, причём намеренно, чтобы выполнить ещё одну просьбу Марины.

Минут через десять, пока мы сидели, отдыхая расслабленные, облитые сладким напитком на полу, мне подпёрло. Желание навалилось как-то сразу и сильно. Я даже ничего не стал говорить, а сразу встал и потянул за руку девушку в ванную. Она конечно же сразу всё поняла.

— Нет, давай прямо здесь, — сказала она.

С этими словами Марина высвободила свою руку, сползла с кровати и легла на пол. Я понял её желание, встал у неё между ног и начал пИсать прямо на неё… Первые, самые крупные капли горячей солёной струи шлёпнулись точно на её лбу, разбившись на совсем мелкие брызги, орошая всё лицо и волосы девушки.

Я пошевелил пенисом, поливая золотым дождиком её лицо. Марина старалась во все глаза смотреть на происходящее, слизывая солёную влагу со своих губ, но солёные капли попадающие в глаза, заставляли её жмуриться… Я изливал и изливал содержимое мочевого пузыря, боясь его опустошения раньше времени, поспешил полить соблазнительную грудь, стараясь попасть в сосочки, пробежался по животику, лобочку… Струя особым звуком зашлепала поп половым губкам, а потом, ослабевая, пробежалась по правой ноге.

— Вот теперь можно и в ванну, — смеясь сказала Марина, протягивая мне руку.

Я помог ей, с неё потекло на пол, где образовалась приличная лужа. Чтобы не делать по квартире мокрую дорожку до ванной, я подхватил подружку на руки и понёс, поставив на ноги лишь в белую купель. Ну, а затем мы конечно же помылись, помогая друг другу, убрались, отдохнули немного, перекусили и, поскольку солнечные лучи на улице перестали злиться на людей, как и планировали, отправились гулять…

, , , , ,

Feb
02

У нас с Таней часто был секс, до объявления помолвки, но мы были очень хорошо воспитаны, и угрызение совести, не давало нам покоя каждый раз, когда мы занимались им. Мы твердо решили, что когда помолвка будет объявлена, мы испытаем свои чувства на прочность, и на год воздержимся от физического контакта.

Как бы легко и непринужденно это не звучало, но мы действительно выстояли, и за целый год не только друг с другом ни разу не переспали и были верны друг другу, но даже сами себя не удовлетворяли при этом.

Казалось этот момент никогда не наступит, я ждал целую вечность, каждый день представляя как это будет в реальности. Но вот я лежу на кровати в своей квартире, и жду когда она выйдет ко мне. Фантазии не дают мне собраться и настроится, предвкушение того, что сейчас произойдет возбуждает настолько, что я готов взорваться уже прямо сейчас, но я решительно настроен сделать все качественно и изо всех сил стараюсь ни о чем не думать.

Она вышла ко мне в бесподобном наряде и выглядела сногсшибательно. Ее стройные ножки, были обуты в изящную обувь на высоком каблуке и обтянуты черными чулками в крупную сетку, а ее киску прикрывали тоненькие шелковые трусики, которые в свою очередь пыталась прикрыть коротенькая клетчатая юбка, едва достающая до середины ее упругой попки. Ее животик за время моего ожидания стал настолько красивым и подтянутым, что я не мог отвести от него глаз, а на груди было подобие лифчика, через который было видно набухшые от возбуждения соски.

Таня была очаровательна. Она была самой красивой девушкой, которую я когда-либо встречал. Кожа ее была чистая и гладкая как шелк, а за время проведенном на севере, стала белоснежной, придавая ей аристократичный и величественный вид. Большие коричневые глаза на ее румяном, от небольшого смущения лице, были сильно подведены черной тушью, а ресницами она порхала, словно беззаботная бабочка.

За год мы с ней неплохо подготовились к этому моменту. Рядом со мной на кровати лежали игрушки: повязка на глаза, наручники, анальный стимулятор и множество разнообразных масел и смазок. В комнате горели два светильника с красным абажуром, обдавая ее интимным цветом, местами горели свечи, а в воздухе летал запах благоуханий.

Моя девочка посмотрела на меня своим похотливым взглядом, ведь она тоже ждала целый год, но не смотря на это держалась очень сдержанно, хотя я знал, что она готова накинуться и разорвать меня. Я лежал, а Таня тем временем приближалась ко мне медленной и уверенной, красивой походкой.

Ждать больше не было сил, я встал с кровати и пошел к ней на встречу, обнял ее за талию, а Таня положила свои руки мне на плечи. Когда я попытался поцеловать ее, она начала играть со мной, отодвинув голову немножко назад, подразнивая меня и покусывая свои пухлые, налившиеся кровью губки, глаза ее были словно у кошки. Я горел… я настолько хотел овладеть ею, что у меня кружилась голова, и ничего больше не существовало вокруг, но я принял ее игру и мы вместе начали подразнивать друг друга, но долго так продолжаться не могло, я резко схватил ее за волосы и мы наконец страстно слились в горячем поцелуе.

Я принялся целовать ее ушки, шею, время от времени возвращаясь к ее неповторимым сочным губкам. Я принялся спускаться в низ, медленно двигаясь к груди. Таня начинала все громче дышать, немного постанывая от удовольствия. Мой язык оставлял мокрые следы на ее теле, а я все ближе спускался к цели. И наконец, вот они, эти два бесподобных бугорка, упругие и красивые, самой потрясающей формы, которую только можно представить. Я начал осторожно покусывать сосочки через ткань лифчика, начиная с одного и переходя на другой, а моя рука тем временем, очень осторожно ласкала ее киску, отодвинув трусики в сторону.

Вдруг я вспомнил, что у нас очень много разнообразных игрушек, и про то, что обычный секс был не для нас. Раньше мы все время что-то придумывали, изощрялись и фантазировали. Я вернулся к ее губкам, еще раз поцеловал, а потом прошептал ей на ушко: «пора начинать». Я сильно схватил Таню за волосы, и швырнул в сторону кровати, шлепнув ее при этом по заднице. Таня упала на кровать и посмотрела на меня своим восторженным взглядом, она знала, что я сейчас буду ее наказывать.

Я подошел к ней и схватил ее за руки, она крутилась и пыталась вырваться. Мне нужно было утихомирить Танин нрав, и я шлепнул ее по лицу. Когда она немного успокоилась, я одел ей на руки наручники, схватил за волосы и повел на середину комнаты, там с потолка свисала крепкая веревка с карабином. Я скомандовал ей: «подними руки», но Таня не хотела меня слушаться, тогда я одной рукой схватил ее за горло, а второй сильно потянул за волосы и повторил команду.

Таня подчинилась. Я отрегулировал высоту веревки так, что ее кисти слегка касались волос. Я подошел к ней сзади, сильно шлепнул по заднице, и своей ногой раздвинул ее. Наконец я закончил, теперь она вся в моем распоряжении. Я отошел немного в сторону и начал любоваться проделанной работой. Моя девочка выглядела потрясающе, я не мог оторвать от нее взгляд. Я подошел к кровати и взял повязку, и масло. Одел повязку на глаза, и открыл бутылку с маслом, от туда пошел великолепный аромат. Я взял бутылку и начал лить ей на голову, масло быстро намочило ее волосы и начало стекать по лицу, шее, плечам, груди… Я принялся втирать масло в ее тело, лаская своими руками повсюду. Когда закончил, я снял с нее трусики и засунул их ей в рот.

Я медленно начал обходить вокруг нее, тихонько проводя пальчиком по ее прелестям. Я подошел к ней, поднял повязку на лоб, вытащил трусики, схватил за лицо и плюнул в открытый рот, вернул трусики назад и снова плюнул в ее лицо. Вместе со слюной по ее лицу стекала тушь, я вытер ее рукой и засунул ей в рот, проникая прямо в горло через трусики. Другой рукой я схватил ее за волосы и тихо прошептал на ухо: «сейчас я тебя трахну». Я отрегулировал веревку таким образом, что бы Таня могла нагнуться. Я дал ей стул, что бы она могла опереться на него и пошел за смазкой, и анальным стимулятором.

Когда я раздвинул ее попку, я был приятно удивлен, процедуры которые она делала по удалению волос, пошли ей на пользу. Пока была чистенькой и гладкой. Я начал целовать ее там, лаская ее сфинктер своим языком, делая круговые движения, и пытаясь проникнуть внутрь, но попка не давалась. Я обильно смазал, ее дырочку и свой палец смазкой, и тихонько, стимулируя начал вводить свой палец ей внутрь. Таня застонала, я видел, что она получает огромное удовольствие т.к. с ее киски так обильно стекало, что выделения достигли уровня колен.

Я засунул второй палец, медленно проникая туда и обратно. Когда я понял, что Таня достаточно расслаблена, я взял игрушку, она напоминала маленького снеговика, сантиметра четыре в диаметре и восемнадцать в длину, и начал медленно вводить, пытаясь засунуть его на всю длину. Когда я уперся, я так же медленно начал выводить игрушку обратно. Постепенно я начал увеличивать скорость, Таня начала кричать. Я резко вытащил игрушку, и перед моими глазами открылся потрясающий вид, дырочка была открыта. Наконец я мог проникнуть туда языком, я стал вылизывать ее и внутри и снаружи, двигая языков взад и вперед, мне доставляло это ужасное удовольствие. Я снова засунул игрушку в не до самого конца, и подошел к ней спереди, вытащил кляп, она с облегчением задышала, и засунул свой член ей в рот, сил сдерживать оргазм у меня больше не было и я обильно кончил ей в рот и на лицо.

Развязав ее, мы улеглись на кровати, я наконец сбросил тот стресс, который так долго во мне сидел. Я знал, что должен еще удовлетворить свою партнершу, по этому повернулся к ней и начал целовать. Таня снова начала возбуждаться, а я задался новой целью, ласкать ее киску. Я пальцем убрал с ее лица остатки спермы, засунул его ей в рот, и дал его облизать. Она выглядела потрясающе, растекшаяся от слюны и спермы, тушь придавала ей еще более похотливый и развратный вид. Я поцеловал ее, и отправился путешествовать своим языком по ее телу. Когда я дошел до груди, то ее соски торчали из под ткани лифчика так сильно, что ими можно было резать стекло.

На этот раз довольствоваться сосками через ткань, мне было недостаточно, я сорвал лифчик и начал с невероятной страстью ласкать ее потрясающую грудь, облизывая и пытаясь проглотить ее всю целиком, покусывая и посасывая. Но меня ждала моя кисочка, и я направился в ее направлении. И вот наконец перед моим лицом долгожданная цель, набухшая, приоткрывшаяся от возбуждения, мокренькая щелочка.

Но я хотел отомстить, за то, что Таня меня дразнила в самом начале, и не набросился на нее сразу, начал ласкать ее вокруг ее губок, слизывая накопившиеся на ней соки, иногда, как бы нечаянно касаясь языком клитора. Таня, изнемогая от желания начала подаваться вперед, но я не торопился, и продолжал дразнить, ее изредка дотрагиваясь до ее киски. Таня стонала, все сильнее, и я решил что пора. Я жадно накинулся на киску, изо всех сил лаская ее. И тут я вспомнил, что не достал из Таниного анала игрушку, и очень обрадовался, потому что знал, какое наслаждение она получит, когда я начну ее вытаскивать. Я медленно потянул за нее, и Таня вскрикнула от удовольствия, было видно, что она сходит с ума от проделанного с ней.

Я полностью вытащил стимулятор, и засунул Тане в рот, а сам снова принялся играть с ее попкой, лаская ее языком, но при этом теперь не забывал про ее киску. Теперь я снова был готов войти в нее, но увидев как она играет с игрушкой, решил сначала трахнуть ее в ротик. Я встал, а ее поставил на колени, и засунул ей свой член в рот, Таня с жадностью принялась его сосать. Теперь мое возбуждение снова переросло в дикую страсть, я схватил ее за волосы, и начал в сумасшедшем темпе насаживать на свой член, время от времени засовывая его в горло до самого конца, и держал так, пока она не начинала задыхаться. Теперь к смеси на ее лице добавились слезы, а по ее подбородку стекали слюни.

Я встал на колени, подобрал своим языком скопившиеся на ее подбородке соки, выплюнул их ей обратно в рот, и снова насадил до самого конца. Когда она снова уже больше не могла держать его в себе, я вытащил его и влепил ей пощечину. Я скомандовал: «а теперь повернись ко мне задом», Таня послушно выполнила указания. Я еще раз прошелся своим язычком по ее влагалищу, высушив его от соков, и с силой вошел в нее. Киска была очень упругой и теплой, и я с силой и ужасной скоростью начал двигаться, время от времени делая небольшие перерывы, что бы не кончить, а что бы доставить своей девочке еще больше удовольствия, время от времени ее пошлепывал.

Когда сил сдерживать оргазм больше не было, я повернул Таню к себе лицом, и снова кончил, забрызгав ей все лицо и грудь.

Не в силах добраться до ванны, мы увалились в обнимку на кровати и уснули.

Проснувшись утром, я сквозь сон начал вспоминать вчерашний вечер, и сразу же начал от этого возбуждаться, мне очень нравилось, что Таня позволяла делать с собой все что угодно. Я был счастлив от того, что теперь она моя любимая жена, моя любимая девочка. Я лежал и мечтал, сколько всего еще могу проделать с ней. Я захотел повернуться на бок что бы обнять и поцеловать ее, но что то не давало мне это сделать. Я открыл глаза и с удивлением увидел, что мои руки привязаны к кровати. Ох и развратница подумал я и улыбнулся.

В комнату вошла она, на этот раз она была вся в белом. Ее ножки были обуты в прозрачную обувью на высоком каблуке, и одеты в белые чулки с кружевами. На ее киске были белые, тоненькие, легкие трусики с поясом, от которого к чулкам спускались изящные шелковые ленточки. А на груди была белая прозрачная повязка, очень похожая на тот купальник, в котором она была со мной в Египте полтора года назад.

Таня подошла ко мне, села рядом и начала водить руками по моей груди, мне было очень приятно, она немного поиграла с моими сосками, пощипывая и поглаживая их, и начала медленно, своим наманикюренным пальчиком спускаться вниз. К моменту, когда она добралась до моего члена, он уже во всю пульсировал и был готов к бою. Таня очень страстно посмотрела на меня, взяла член в руки и тихонько поцеловала мою головку. Я приготовился к минету, но Таня почему то передумала, она начала приближаться к моему лицу и еле дотрагиваясь моих губ, поцеловала, она села мне на живот, и со всего размаху влепила мне пощечину.

Моя щека горела огнем, мне ужасно хотелось сбросить ее с себя, схватить и отлупить как грязную суку, издеваться над ней за это так долго и так сильно, как только можно. Но Таня славно потрудилась и привязала меня как следует, у меня не было шансов. Она схватила меня за оба соска и начала выкручивать их. То что происходило со мной, для меня было большой неожиданностью, потому что я всегда доминировал, над Таней, и не ожидал от нее такого. Она снова тихонько поцеловала меня, а потом резко схватила за волосы одной рукой, а другой открыла мне рот, засунув ее туда, повторяя то, что только вчера я проделывал с ней.

Собрав побольше слюней, она медленно начала выплевывать скопившуюся во рту жидкость. Тоненькая ниточка потянулась из ее рта в мой, и продолжала висеть, даже когда Таня выпленлуа все без остатка. Я попытался ее поцеловать, но Таня отстранилась и снова шлепнула меня по лицу. Она повернула мне голову, с силой лизнула ухо, и тихонечко прошептала: «сегодня ты будешь моей сучкой, и я буду делать с тобой все что захочу». От сказанного у меня пересохло в горле, я был просто шокирован, она снова посмотрела на меня, и лизнула мое лицо, начиная с подбородка, проводя по губам и заканчивая где то в районе глаз. Я решил, что пусть делает все что хочет, тем более у меня все равно не было другого выбора.

Она встала, повернулась ко мне задом и стала медленно снимать свои трусики. Перед моими глазами показался ее прекрасный цветок. Таня резко села мне на лицо, и с силой начала давить, как будто хотела своей киской заглотить мой рот, она двигалась в зад и вперед, размазывая по моему лицу свой нектар. Я сходил с ума от этого божественного аромата. А Таня тем временем начала заглатывать мой набухший до предела член, изнемогающий от желаня. Ее ласки были великолепны. Сначала она слегка дотрагивалась до моей головке своим языком, подразнивая меня, потом полностью заглотила и с жадность начала сосать, начиная постепенно все больше и больше заглатывать.

Делала она это очень медленно и красиво, с каждым мгновением набирая темп. Я продолжал изо всех сил ласкать ее, посасывая клитор, облизывая губки и время от времени проникая внутрь ее влагалища. Ее соки продолжали обильно стекать мне в рот. Таня набрала максимальную скорость, полностью засовывая член в горло, и жадничая вдавливалась в меня все сильнее. Она прекратила движения, повернула голову и произнесла: «это утро, будет утром твоих желаний», и из ее киски с сумасшедшим напором полилась горячая соленая струя, брызгая мне в лицо, волосы и рот, это было потрясающее ощущение и великолепное зрелище.

Золотые капельки стекали у меня по лицу, а уровень моего возбуждения зашкаливал до предела. Но вскоре напор уменьшился, и спустя мгновение вовсе прекратился и лишь изредка мне в рот капали оставшиеся золотые капельки. Я хотел слизать остатки, стекающие с ее губок, но из за того что был привязан, не мог до них дотянуться, Таня увидела это подвинулась ближе, и я со страстью начал вылизывать соленую влагу с ее киски.

Когда Таня закончила она встала, снова уселась мне на живот, схватила за волосы, резко рванула вперед, шлепок, рывок назад, и набросилась с жарким поцелуем, как будто хотела высосать меня до дна. Она целовала и облизывала меня страстно и горячо, незаметно взяла свои трусики засунула их мне в рот, и прошептала: «это только начало котеночек». Одела повязку на глаза, и куда то пошла. Я ждал, что она будет делать дальше. Таня отвязала одну мою руку, и начала к ней что то привязывать, потом сделала то же самое со второй. Я сначала хотел наброситься на нее, и беспощадно трахнуть, но интерес, что она будет делать дальше, возымел надо мной верх, я решил отдаться ей, и продолжил эксперимент.

Я сидел, а мои связанные руки что то начало тянуть сначала вперед, а потом вверх. Теперь я все понял, Таня освоила снаряд, на котором я так славно вчера поиграл с ней. Она сняла повязку, вытащила из моего рта свои трусики, и в очередной раз плюнула мне в рот. Я не мог поверить, что это происходит со мной, настолько это было не похоже на Таню. Она раздвинула мне ноги, встала на колени и принялась заглатывать мой член, ей почему то особенно нравилось, проглатывать его, и держать его в себе пока не потекут слезы. Я не мешал ей, т.к. получал от этого неземное удовольствие.

После того, как член выходил из ее рта, Таня судорожно глотала воздух готовясь снова принять в себя мою твердую плоть, казалось она не в силах была остановится. От ее слез, на лице снова начала растекаться тушь, а по подбородку уже почти до самой груди свисала слюна. Таня встала, и достала из шкафа новую игрушку, это был страпон. Она вставила его в себя, и демонстративно прошлась передо мной, обошла меня, сильно шлепнула по заднице, прижалась своими набухшими сосками к моей спине и тихонько сказала: «сейчас я трахну тебя этой штукой в твой зад». Я попытался сглотнуть оставшиеся слюни в своем пересохшем горле, но у меня ничего не получилось.

Я ждал, полностью доверяя Тане. Она ослабила веревку, что бы я мог нагнуться, и дала мне стул, который вчера давал ей я. Она встала на колени, и начала обильно смазывать свои пальчики, и мою дырочку анальной смазкой, начиная постепенно вводить туда их, медленно двигаясь в зад и вперед. Ощущение было невероятным, уже во второй день супружеской жизни меня трахала в зад моя жена. Мне не было больно, скорее даже очень приятно, я громко дышал и тихонько постанывал. Таня встала с колен, дырочка была готова к введению тяжелой артиллерии, и аккуратно начала засовывать в меня приросшый к ней член. Я глубоко вздохнул, и почувствовал как в меня проникает штуковина огромного размера, было немного больно, но больше наверное приятно, я закрыл глаза и получал удовольствие.

Таня двигалась все быстрее, а я хотел кричать, но молча сжимал зубы и тихо постанывал. Это продолжалось минуты три, казалось я нахожусь в другой реальности. Таня продолжала двигаться в сумасшедшем темпе, и при этом царапала мне спину. Вдруг она резко вытащила фаллос, и левой рукой засунула в дырочку два пальца, а правой принялась дрочить мне. Опустилась на колени и начала сосать мой член. Теперь мои руки доставали до ее головы, я вытащил изо рта трусики, схватил ее с сумасшедшей силой за волосы, сел на корточки и сказал: «неужели ты, сука, думала, что я оставлю тебя за это безнаказанной?» Таня улыбалась. Я скомандовал: «соси».

А сам принялся развязывать свои руки. Когда они наконец были свободны, я с силой прижал Таню к себе так, что носом она упиралась мне в лобок. Я закрыл нос пальцами, что бы она не могла дышать, и ждал когда у нее начнутся судороги. Она уперлась руками мне в ноги, пытаясь освободится, но я не давал ей этого сделать. Я видел как она задыхается, но продолжал держать, она изо всех сил пыталась вырваться, но их было недостаточно, что бы справится со мной. Я схватил ее за волосы, и резко дернул, Таня жадно принялась глотать воздух, от моего члена до ее рта висело множество ниточек из слюны, я дал ей пощечину по лицу с такой силой, что Таня чуть не упала, я взял трусики, засунул ей в рот, и сказал, и кто теперь сучка?

Я изо всех сил швырнул ее на кровать, Таня не долетела до нее, а упала рядом. Облокатив ее на нее, я поставил ее спиной к себе, подобрал член, который только что был во мне, и без предварительной смазки вставил его в Таню до самого конца. Сделал это с такой силой, что она завизжала. Я принялся с сумасшедшей скоростью двигать его в ее попке, она не могла больше стоять и упала на колени, а я продолжал. Таня кричала, а я не останавливался, постоянно шлепая ее по заднице, и по киске. Наконец я резко вытащил его, ее попка была открыта.

Я не смог устоять, что бы не приласкать ее, и с жадностью начал вводить свой язык в дырочку. Таня задыхалась от удовольствия, а я продолжал ласкать ее, время от времени переключаясь на наполнившуюся соками киску. Я встал, взял резиновый член, который только что трахала Таню в ее упругую попку, вытащил изо рта трусики, и засунул игрушку насколько можно глубоко, резко вытащил, и с огромной силой плюнул накопившуюся от ласк массу прямо в самое горло. Я снова подошел к ней сзади, и засунул трусики прямо в ее открытую попку, а сам ввел свой набухший член в ее горячее влагалище.

Таня, положила ладони себе на грудь, и принялась ласкала свои соски. Она визжала как ненормальная, извиваясь на мне. Хорошо, что Таня, перед свадьбой начала принимать контрацептивы и я мог не боясь кончить в нее. Я больше не мог терпеть, сделав еще несколько движений, моя горячая сперма выстреливала ей во влагалище раз за разом наполняя ее все больше. Я вытащил свой член, и из киске полилось мое семя, я подобрал его пальцем засунул его Тане в рот, скомандовал: «лижи». Таня подчинилась. Такого сильного оргазма я еще не получал. Таня увалилась на кровати, а я прошептал ей на ушко: «я люблю тебя котеночек».

, , ,

Feb
02

Когда ее притащили, я не знал, что она стукачка — это уже потом Сова нам сказала: мальчики, можете делать с ней, что хотите, только не убивайте — сядем, мол…
Пацаны ее накрыли в подъезде и притащили — тапки по дороге свалились и она была в белых носках, юбке какой-то и синей кофточке. Насчет лифчика нет знаю; на лицо симпатичная такая девчонка, черноволосая, с черными глазами, губы пухлые. Испугалась она конечно. Звали Лариса, испугалась она конечно, начала в коридоре кричать и прибежала Сова и говорит: мальчики, не надо так громко, услышат.
Тогда Тит ласково так говорит:
— Лариса, Лариса стань спокойно.
Она слезы, успокоилась… И тогда Тит пнул ее, хорошо пнул, с оттяжкой в живот. Ну она странно так всхлипнула и загнулась. Тогда мы с Титом потащили ее в ванную; ванная была маленькая, из белого кафеля. С девчонки мы стащили юбку, кофточку и лифчик. Там был еще Лох, так он как увидел ее пухлую девичью грудь на которой соски едва заметно топорщились розовыми шишечками, то крякнул и начал стягивать с себя джинсы.
Лариса стояла в ванне на коленях в белых трусиках на худом теле и белых носочках; плакала и прикрывая ладонями свои еще маленькие груди, твердила: мальчики, не надо меня мучить я вам по хорошему дам, не надо. Но Тит сказал, что она и так даст. Тогда Лох спросил:
— Сколько, Лариса, тебе лет?
Она плачет:
— Восемнадцать.
— В рот возьмешь, говорит.
Девчонка испуганно смотрела на нас, Лох уже почти разделся и стоял по пояс голый, дурной, пушка его покачивалась. Тогда он ударил Ларису по лицу:
— Будешь?
Она упала на дно ванны и из губы ее потекла кровь.
— Будешь?
Она зарыдала и кое-как поднявшись, измазав ванну кровью из разбитых коленок и губы — я на такие коленки часто смотрел в парке, когда девчонки с Левобережья катались на качелях-лодках и я не знал, что когда- нибудь девчонка будет, дрожа этими коленками, приближать лицо к красному, мощному члену Лоха, а пряди волос будут закрывать ее мокрую от слез щеку…
Она, видно никогда не брала еще в рот, и поэтому Лох не выдержал. Она только целовала член осторожно, как очевидно целовала своего неизвестного нам мальчика, да впрочем, мы таких…
— Ты чего же сука, щекочешь его, соси, говорю! — заорал Лох и схватив Ларису за волосы, дернул голову девчонки на себя; она вскрикнула, это была наверно, первая серьезная боль ее за этот вечер и она не знала, что будет еще…
Она всхлипывала, но продолжала сосать, Лох сладко жмурился. Тит сказал, что он тоже, пожалуй разденется. Мы раздетые толклись в ванной, а Лариса прижалась лицом к члену Лоха и он уже покачивался, постанывая.
В этот момент в комнатку заглянула Сова, она уже разделась донага и ходила в одних чулках и туфлях, а на шее у нее было ожерелье той девушки… Сова пожелала нам успеха. Я взглянул на ее загорелую, коричневую грудь с темными сосками, знавшую наверно уже ни одного мужчину, и почувствовал жгучее желание. Мы уже все распалились: нам было интересно — ведь нам дали живую игрушку, с нежной пушистой кожей, плачущую и теплую — и детская жажда ломать проснулась в нас с небывалой силой…
Члены у нас были вялыми, потом начали подыматься; Лоха уже оттолкнули. Тит залез в ванную; Лариса уже была прижата к дну ванны и Тит, почти сел на нее… Она уже тяжело дышала, пот выступил у нее на лбу, увлажнил волосы…
Она, Лариса трудилась на славу. Но вот Тит, смеясь положил ладонь на ее голую левую грудь, вздымающуюся под рукой. Тит почувствовал, наверно, мягкую кожу; а ведь он раньше работал грузчиком и начал тискать ее.
Девчонке стало больно и она не выдержав вырвалась: член Тита, уже было напрягшийся, вылил свои белые брызги ей на грудь… Тит выругался. Лариса лежала на дне ванны и скривив рот, смотрела на нас просяще, не надо, мол! Тут в ванную ворвался Лох и заорал:
— Дайте мне эту сучку!
Он по-прежнему был только в рубашке и став к окну ванны, направил член на девушку. Та что-то почувствовала, но было уже поздно: Лох мочился на нее!
Струя желтоватой влаги залила ее голую грудь и трусики — она отшатнулась, но поскользнулась и упала. Тит и я, улыбаясь, подошли к краю ванны…
Теперь густо пахло туалетом…Теперь она, Лариса была мне противна, Отвратительна; и странно ничуть не были противны наши развлечения. Мы были нормальными крутыми парнями — я, Лох, Тит, и даже крутая девчонка Сова, а эта была последняя мразь, стукачка.
Так Сова нам сказала… Мне было приятно унижать эту голую девчонку и я взял ее за волосы и ткнул лицом в собравшуюся на дне ванны лужу, но я чуточку переборщил: потому, как я разбил ей нос и лужица эта окрасилась розовым. Дышать было уже трудно; пацаны решили все смыть и Тит пустил в ванну кипяток. Он добрался до ее ног в носках и она впервые так жалобно и хрипло закричала — обожглась.
Тогда я взял у Тита душ и начал окатывать ее холодной водой — в воздухе повисли брызги, стало свежее… Пацаны курили.
— А давайте устроим ей» танцы до полуночи !» — сказал Тит.
Ларису вытащили из ванной. На лице ее уже было несколько синяков, волосы мокрые… Мы привязали ее за руки и за ноги к батарее и тут Лох заметил что с нее до сих пор не сняли ни трусиков, ни ни носок. Их стащили и я подумал, что у ней очень красивые ноги — тонкие лодыжки, пушок волос на икрах, крепкие, но мягкие ступни, и розовые пальцы. Хороша девчонка…
Первым подошел Тит, бросил зажженную сигарету и, обняв ее, прижался к ее голому, распятому на батарее телу, к выпукло торчащей груди. Тит улыбался, он аккуратно вводил член и вдруг резко, с криком втолкнул его прямо вглубь тела Ларисы. Я видел, как она застонала, как судорога пробежала по стройным голым ногам. И Тит начал покачивать член в ее лоно все сильнее и жестче; он целовал ее грубо и жадно, заглушая ее стоны. Девушка дышала уже с хрипом, он тискал ее, заставляя изгибаться:
— Ааааа… Ааа!!
Потом я понял, что ее запястья и лодыжки начала обжигать горячая батарея; и вот член Тита внутри нее прыснул струей и она обмякла… Глаза у нее были закрыты, под ними синяки — губы что-то бессвязно шепчут…
Меж волос паха дрожит клитор, бедняжка. И тут же на нее навалился я. Я чувствовал тепло ее тела. Его дрожь. Мне приятно было то, что она беспомощна, было в этом что-то звериное, темное а потому — притягательное. Я чувствовал дыхание ее голой груди. Я терзал ее внутри, там, где было ее самое сокровенное и она подавалась моим движениям, не знаю, от боли или от сласти.
Когда я целовал ее слабые губы мне было ее даже чуточку жалко. Девчонка почти была в беспамятстве но это было и хорошо и вот я приник еще раз к ее голому животу, грубо стиснул ее бедра и застонал: все, я пустил семя, я взял ее властно, не спрашивая позволения, как и должен мужчина. Ее ноги свела очередная судорога; я отошел и меня сменил Тит, потом Лох, потом опять я…
У Ларисы почти закатились глаза, на нее плескали холодной водой. Оторвавшись от девчонки, распятой на батарее, мы курили торопливо, а Сова в соседней комнате обмахивала нас полотенцами. И мы спорили сколько эта девчонка протянет, и сколько еще через нее пройдет?
Все испортил Лох. В то время, как Тит использовал Ларису, прибежал Лох с коробком спичек и ватой, эту вату он начал заталкивать меж розовых пальчиков ног девушки. Тит заметил это и заорал:
— Давай, давай!
Когда Лох поджег вату, нехорошо запахло и девчонка начала шевелить пальцами, но горящая вата не выпадала. Она начала кричать и это еще больше раззадорило Тита: он любит, когда женщины кричат…
Короче, она совсем обмякла, груди ее стали вялыми и Титу все это надоело. Он отступил назад; Лариса почти висела на батарее и глаза ее остановились. И Тит начал ее избивать. Бил он умело; ее отвязали и Тит бил ее в пах, да мы все били ее в пах, хотя бы по разу и было приятно пинать ее в то место, которое только что доставляло нам наслаждение; и при каждом ударе она вскрикивала… Мы повалили ее на пол и стали топтать; а потом Тит принес болотные сапоги и мы по очереди топтали ее, давя каблуками ее голую грудь и пальцы…
Все это, короче, надоело. Мы оставили ее в ванной и включили ледяную воду. А сами пошли в другую комнату к Сове; там мы курили и пили принесенную Титом водку. Сова долго ходила меж нами; мы устали от воды, ударов, а Сова была нага и свежа, и ее руки так ласково тревожили наши члены.
И вот наша верная подружка опустилась передо мной на колени. Ее бедра были пред моим лицом, от нее пахло шампунем… И я восхищенно сначала коснулся губами греха нашей подружки, потом все больше и больше приникая губами к ее голому паху, добрался таки до ее щели… И теплые ноги нашей верной Совы задвигались и я утонул в страсти тревожить ее тело.
…Тем временем избитой Ларисе все-таки удалось выбраться из ванной и выползти на площадку, ползя вниз по заплеванным ступеням. Мы догнали ее на площадке; Тит опять избил ее жестоко и мы бросили ее в ванную.
Девчонка лежала на дне, спина и ноги у нее были в кровоподтеках и засосах, в крови был золотистый пушок на икрах.
Нетронутыми оставались только ягодицы. И тут Сова, улыбнувшись, подтолкнула Тита к ванне, тонкими пальцами коснувшись его члена. И Тит понял… Он забрался в ванную, навалился на избитую Ларису… И втолкнул вставший колом член меж ее белых нетронутых ягодиц… Бедняжка попыталась подняться и вскрикнула. А девочка наша тоже забралась в ванну к ним и обнимала, улыбаясь, Тита, ее острые груди дразнили его, а Сова, с улыбкой глядя на него, то прижималась к нему, то отстранялась…
Глаза у Лоха заблестели и мы тогда начали вырезать на коже ягодиц Ларисы начальные буквы наших фамилий; «Л» получилась просто, а вот с «Т» пришлось повозиться… Девушка уже не кричала, кровь текла по ее ляжкам и вот после этого она стала никому не интересна. Мы засунули ей меж ног тряпку, чтоб не лилась кровь и ушли…
Проснулся я с Совой. Она спала и на ее груди еще застыла влага; зазвонил телефон. Я снял трубку, звонил Лохин, сказал, что кто-то нас сдал и что он сматывается… Как я потом узнал, он тоже не успел… Я разбудил Сову; она одевалась, когда менты зашли в наш подьезд…

, ,