Читать эротические истории, смотреть порно


Feb
02

Гастарбайтерша

| просмотров: 2 185

Я никогда не считал себя извращенцем, фетишистом или маньяком, но одно происшествие заставило меня задуматься, прав ли я.
История произошла со мной в середине 90х, когда я, работая в строительной фирме, получил свой первый «самостоятельный» объект. Это был бывший вычислительный зал госучреждения, с плиточным фальшполом на высоте 30-40 см над керамзитной засыпкой. По просьбе заказчика наша фирма, с помощью перегородок, разбила этот зал на множество больших и мелких клетушек-кабинетов.
В моей бригаде, кроме местных работали трое «гастарбайтеров». Это были два мужичка-рабочих и малярша Елена, сестра одного из них. Самая обыкновенная, незаметная, ни полная, ни худышка. Как женщину я ее не воспринимал, т.к. всегда видел в залитых красками косынке, футболке и трениках с «пузырями». Да и формы ее, на мой вкус, не были уж очень выдающимися, хотя пару раз останавливал взгляд на ее колышущейся под футболкой груди, когда она махала инструментом, или замечал обтянутую трениками попу, когда наклонялась. Ночевали эти трое (я их называл «мои колхозники») тут же на объекте.
Расплачивались с рабочими обычно после сдачи. Однако, через несколько дней после начала работ мои колхозники вдруг выделили старшего мужичка в делегаты — попросили денег «до зарплаты».
Небольшой крепенький дядька, весьма убедительно обрисовал мне ситуацию, мол «все ушло на билет, не на что поужинать, дайте немного, мы растянем на неделю, а с зарплаты отдадим». Работали они добросовестно, а я не был опытен в общении со строителями, поэтому без всякой задней мысли дал им немного денег, на пару-тройку дней, в расчете еще немного добавить потом, когда кончатся.
На следующее утро я должен был подвезти сюда с другого объекта перфоратор, однако, вспомнив что колхозники все равно ночуют там, решил сделать это вечером, чтобы не тратить время завтра.
Добраться до места мне удалось уже только часам к 10 вечера. Я прошел мимо охраны в пустое здание института и направился в зал с намерением дать команду забрать из машины инструмент. Свет там горел, однако на мой окрик никто не отозвался и я пошел по клетушкам, заглядывая в двери. В одной из них, обширной временной «бытовке», я и застал эту троицу.
Посередине самодельного стола стояли две пустые водочные бутылки и обьедки нехитрого ужина — консервы и хлеб. Двое мужичков валялись в углу пьяные, без сознания, среди тряпок с опрокинутой вешалки. Рядом на коленях сидела Елена и испуганно таращила на меня пьяные глазки. Впервые я увидел ее без косынки, с остатками недавней прически и одетую по тогдашней провинциальной моде — в белый свитер до колен и шерстяные колготки с разноцветным узором.
К слову, на фирме существовало правило — за выпивку или приход с будуна следовало немедленное увольнение. Стройка все-таки, техника безопасности.
Не помню, что меня сподвигло, но вернувшись в машину, я взял бутылку водки, припасенную домой, не для чего-то а просто так, «чтоб было». Когда я вернулся консервные банки и бутылки пропали, а Елена сидела за столом пытаясь придать взгляду выражение раскаяния и скорби. Я налил четверть стакана и придвинул ей… «Ну?».
Картина происшедшего нарисовалась быстро. Закончив работу, они переоделись в «чистое» и отправились «посмотреть город» и заодно в магазин, где и не нашли ничего лучше как купить водки. Заправившись, они потратили на водку остальные деньги, украли пару банок консервов и решили вернуться «поужинать» перед прогулкой. Тут их прогулка банально закончилась.
Елене, видать, досталось меньше товарищей, но сейчас она постепенно наверстывала, взгляд ее утратил тоскливость и стал мутнее. Сам я пить не стал (за рулем), а снова подлил ей и смотрел с интересом экспериментатора, наблюдающего за агонией белой мыши.
В какой-то момент она вдруг нахмурилась и, хватаясь за стол, попыталась встать со скамейки, но с грохотом плюхнулась обратно. Со второй попытки ей удалось подняться.
— Йяя щас!…- сказала она заплетающимся языком и сопя стала выбираться из-за стола.
-Куда это ты собралась? — спросил я.
-Мнее… надо… — она очень старалась говорить разборчиво — в ту-а-лет!…
И подумав, сочла необходимым добавить громким шепотом…
-Па-а-амаленькому!
Ближайший действующий туалет был на втором этаже в основном здании, надо было идти мимо охраны. Я представил себе картину, как моя колхозница дефилирует мимо охранников и карабкается наверх по главной лестнице. Пусть делает что хочет, конечно, но не тогда, когда охрана знает что я здесь. Елена поплелась к двери топая пытаясь засунуть выскочившую пятку в тапочек.
— Стой! — скомандовал я — Ничего страшного, потерпи!
И стал лихорадочно думать, что делать.
— У-у! — она отрицательно помотала головой и обьяснила непонятливому — Мне наа-до… Уже давно…- и снова повернулась к двери.
И тут я увидел в углу комнаты у стены вынутую плитку фальшпола, размером наверное 60х60. Под полом керамзит, подходяще.
— Куда ты попрешься?! — строго сказал я — Иди-ка вон туда!
— ???
-Во! — я указал на дыру.
Елену видать, саму не прельщала перспектива долгого путешествия к сортиру и она повернулась к дыре, поглаживая себя по внутренней стороне бедер.
Вот тут я почувствовал себя необычно… мысль, что пьяная женщина прямо сейчас, при мне, снимет трусы и будет ссать, да еще в не предназначенном для этого месте, сильно меня возбудила. Я буквально почувствовал, как у меня краснеют щеки, сердце часто заколотилось и в штанах быстро набух член.
Покачиваясь, Елена подошла к отверстию, встала на краю, задом к нему, и вдруг замерла глядя на меня, как будто задумалась о чем-то, отвела глаза, как будто смущенно, и пожала плечами. Потом решительно ухватилась за край свитера, задрала его до задницы, завозилась с резинками и, глядя куда-то вверх, стянула трусы с колготками ниже середины бедер.
Я увидел белые ляжки с треугольником волос между ними. Волосы у нее там были светлые, и было их необычно мало. Мой член напрягся неимоверно, протестуя против тесноты. Стало больно. Я понял, что сейчас взорвусь, и решил секретно достать «его» под столом.
Елена, тем временем, покачиваясь расставила ноги насколько позволяли натянутые колготки и, прицелившись, склонилась в полуприседе над дырой, держа руками свитер. По-прежнему глядя поверх меня, она издала облегченный вздох и прикрыла глаза. В эту же секунду потеряла равновесие, и махнув руками как дурацкая птица, резко выпрямилась.
«Ой! Прссс-хи-хи-хи» — она пьяно захихикала, махнув рукой в мою сторону. Край свитера снова соскользнул вниз до середины бедер. Елена, глупо глядя на меня, скребла рукой по боку пытаясь снова ухватить его. И тут я заметил как струйки белой, прозрачной как вода мочи потекли из-под ее свитера на пол и в натянутые между ног колготки с трусами. Через секунду до нее стало доходить, что что-то не так, и она мотнула головой вниз, чтобы посмотреть себе между ног. Ее снова качнуло. Удерживая равновесие, она сделала несколько неверных шагов вперед. Наконец видно, поняла что происходит, попыталась спасти положение — видимым усилием напряглась сжав кулаки и глубоко присела на корточки, однако задрать свитер не успела, он остался натянутым на задницу. Снова захихикав, она попыталась потянуть свитер вверх, но плюхнулась на жопу и, залилась неудержимым смехом. Толи теперь, толи еще раньше, когда присела, она бросила попытки сдержаться и окончательно отпустила. Вокруг нее растекалась лужа, а она продолжая давиться смехом и ссать, повалилась на спину задрала ноги вверх и стала валиться набок. Пока Елена неуклюже ерзала, пытаясь встать и путаясь в связывающих ляжки колготках, свитер все-таки задрался. Эта возня, видать, потребовала усилий, но теперь, когда она стояла ко мне задом на четвереньках, расслабилась уже нарочно, и хохоча, снова зажурчала, струйками выдавливая из себя последнее.
Глядя на ее белый, широкий зад, мокрые бедра и темную щель между ними, я передернул и быстро, буквально в два движения кончил. Сдрочил на газеты под столом, растер ботинком кончину и молча ушел.
Наутро мне собщили по телефону, что моих «колхозников» уволил прибывший утром с остальными рабочими директор фирмы. О подробностях я не спрашивал, но когда приехал на объект к обеду, ни их, ни их вещей уже не было.

Feb
02

У дантиста описалась

| просмотров: 2 204

Мое сердце громко стучало, поскольку я стояла перед дверью дантиста. Я не очень робкая, но когда должна идти сюда, то это — исключение, и я чувствую внутреннюю тяжесть. Это прямо влияет на мой мочевой пузырь, который тоже возбуждается. Так что не было никакой неожиданности, что я должна была весьма срочно пописать, когда я звонила в звонок двери.
Темноволосая красавица открыла дверь… Ого! Она здесь новенькая, раньше помощнцей дантиста была старая подобная дракону женщина. Но эта молодая и экстраординарно красивая девочка была настоящей звездой. Поскольку она стояла передо мной, я забыла свое беспокойство и полный мочевой пузырь. Она сказала: «Привет, я — Анна, новый помощник! Пожалуйста, присядьте на минуту. Идите за мной, пожалуйста.»
Хорошо, думала я, я буду идти за Вами когда угодно и куда угодно…
Она проводила меня в один из двух кабинетов дантиста, врач работал тем временем в другом. Я должна была подождать, так что я села на медицинское кресло. Сегодня я надела высокие каблуки, колготки цвета шелковистой кожи конечно без трусиков под ними и короткую узкую юбку с шелковой блузой.
Анна помогла мне с рентгенозащитным фартуком, ее волосы чуть коснулись моей шеи, но этого было достаточно, чтобы я покрылась дрожью. Теперь она обратила внимание на инструменты передо мной, готовя и проверяя их, но я заметила, что ее глаза двигались вдоль моих ног снова и снова возвращались на инструменты. Я немного раздвинула свои ноги, затем еще немного и, наконец, так широко, как позволила моя узкая юбка.
Внезапно раздался лязг. Анна уронила один из инструментов на пол. Она наклонилась, и ее лицо оказалось непосредственно перед моими туфлями на высоком каблуке. Оттуда ее глаза снова пробежались вверх по моим ногам к моим глазам, на сей раз без никакой стеснительности. Ее лицо, тем временем, немного покраснело, и она сказала: «Эти туфли заводят меня».
Если бы она сказала: «Эти туфли — дерзкие», то было бы не так значительно мне, но ее формулировка сделала меня подозрительной в некотором роде. Так что я спросила ее, хотела ли бы она носить ботинки подобные моим, и она согласилась.
В другом кабинете внезапно раздались громкие голоса, глубокий звучный голос доктора и высокий, почти истеричный женский голос. Доктор пробовал успокоить ее, но затем стукнула дверь.
» Минутку! » сказала Анна и исчезла.
Снова мой мочевой пузырь возвращался в мое сознание, это беспокоило и тревожило меня, так как я срочно должна была пописать. Но, поскольку, доктор мог появиться здесь в любой момент, я думала, что не будет проблем, успокоилась и стала ждать несколько минут перед заходом в туалет. Хотя мой мочевой пузырь беспокоил, я немного любила это чувство, поскольку это давало мне толчок и заводило меня еще больше в этой ситуации.
Анна вернулась в кабинет, она смеялась и сказала мне, что женщина из другого кабинета убежала и заперлась в туалете. Доктор просил меня еще немного подождать, поскольку он пробовал успокоить ее, и они ожидали прибытие слесаря.
Она рассказала эту историю истеричной пациентки таким забавным способом, что мы хихикали и смеялись так интенсивно, что было слишком поздно, когда я почувствовала, что мой мочевой пузырь не смог сдерживаться больше, и она только немного открыла свою дверь, чтобы позволить нежному горячему потоку писать прямо в мои колготки. Мое лицо стало красным, и я спрыгнула со стула.
Анна была удивлена и спросила меня, что случилось. Я сказала, как срочно я нуждалась сходить в туалет и попросила, чтобы она помогла мне с фартуком. Она сказала: «Нет проблем, но туалет заперт.»
Я пробовала убедить ее, что никакое ожидание больше не возможно, и что я уже даже немного писнула в свои колготки. Она подарила мне большую улыбку и спросила: «Я могу видеть это?» Мое лицо, должно быть, выглядело одновременно немного тупо и удивленно, поскольку она громко засмеялась. Это передалось как эпидемия мне, и я присоединилась.
Я смеялась, хотя не должна была делать это, поскольку я просто писала в свои колготки. На сей раз, это было большее количество моего горячего золотого сока, стекающего вниз по моим ногам. Анна смотрела на мои влажные и блестящие колготки, затем она опустилась на колени и начала ласкать влажную ткань. Ее ноздри дрожали, и она жадно засасывала запах моей парящейся мочи носом.
Теплая дрожь пробежала вниз по моей спине — глубже и глубже пока она не достигла моей писеньки, которая задергалась. Анна позволила своей руке скользить к моей горячей вульве и достигла ее задыхаясь.
«Только позволь ей течь, мы все уберем попозже», стонала она.
«Но если доктор войдет?», — спросила я малодушно.
» Я — здесь, а он сейчас занят, будьте уверены», ответила Анна.
Я не заставила ее ждать дольше, тем более, что я была настолько возбуждена, и очень хотела пописать на глазах у Анны. Это было первый раз, когда леди наблюдала меня, пока я писала через колготки, раньше я делала так только в присутствии мужчин.
Анна прижала свою ладонь к моей письке. Это дало мне толчок и мой оказавшийся запертым мочевой пузырь как и я сама моментально напрягся. Затем я попыталась немного расслабиться, но я была очень возбуждена.
Анна шептала: «Позволь ей идти прямо на меня, я так похотлива, начинай, писай на меня, только делай это сейчас, я не хочу больше ждать!»
Я не могла больше держатся, раздвинула свои ноги как ворота и писала из раскрывшейся под колготками письки, пока мой дорогой мочевой пузырь не стал пуст. Соки пузырились из моей письки. Анна наклонилась немного вперед, чтобы подобратьсяко мне так близко, насколько возможно, и пробовала ловить капли моей мочи обеими руками. Она вытягивала свой язык и погружала его в мой теплый каскад. Когда кончик ее языка достиг шва колготок между моими ногами и ее язык прижался к моему клитору, и я кончила, крича и задыхаясь.
Мой родник высох, но это не остановило Анну, она облизывала мои влажные бедра, разрывая мои колготки, чтобы погрузить свой рот внутрь и поцеловать мою письку. Она интенсивно облизывала меня, помещая язык глубоко в мою мокрую промежность, и я достигла второго оргазма, когда она яростно сосала меня.
Она встала и всунула свой язык прямо в мой рот, и я смогла пробовать ее слюну, смешанную с моей мочей. Никогда раньше поцелуй не был настолько подавляющий меня. Я схватила ее бедро, шлепнула ее ягодицу и зажала щеку ее попы. Ее соски были тверды и терлись о мои, поскольку мы были одного роста. Она застонала, когда я спустилась вниз по ней. Я задрала ее платье, она была без трусиков, и это позволило мне очень легко воткнуть палец в ее скользкое влагалище.
Соки ее писеньки стекали по моим пальцам, она стонала, извиваясь от похоти. Я трахала ее своими пальцами, всего через несколько секунд она кончила. Наклонившись вперед я облизывала ее возбужденную слизь и она без предупреждения пописала на меня. Меня так застали врасплох, что я глотала ее, и, впервые, соленый вкус ее мочи оказался потрясающим. Я никогда раньше не пила мочу.
Ее горячий родник все еще пузырился, широким потоком сбегающий вниз на пол прямо передо мной и на мою блузу. В то время как я вся становилась мокрой, Анна стонала и восклицала, пока она не кончила и сказала: «Эй, Вы вся мокрая. Какой беспорядок!»
Анна взяла мою руку, и мы вошли в маленькую комнату, это была раздевалка и также душ, встроенный там. Она дала мне полотенце и велела мне принимать душ, а затем ждать ее. Я была последней пациенткой, и она пойдет сообщит доктору, что я уже ушла. После завершения сражения и всех проблем с истеричной леди он конечно, будет рад уехать на теннисный матч в 4 часа.
Мои часы сказали мне, что прошло только 20 минут. Мне было ясно, что Анна принесла кое-что для меня, когда она дала мне бутылку минеральной воды и сказала «Выпей это. Мы не хотим, чтобы Вы бегали сухой после этого, не так ли?» Тем временем мне понравился едкий и соленый вкус ее мочи на моем языке, который уже покинул меня, и я была снова горяча для игр, чтобы кончать, когда мы будем здесь одни.
«Не только для меня! Может возьмешь бутылку и для себя?» — спросила я в ответ. Анна захихикала и с большой и томной усмешкой на ее красивом детском лице, она задрала свое белое платье вновь, взяла ведро и швабру из шкафчика и вернулась в кабинет врача, чтобы убрать беспорядок…

Feb
02

Попал

| просмотров: 2 590

То, что я хочу рассказать может показаться вымыслом, но это абсолютная правда. Поэтому некоторые имена я изменил, свое в том числе.
Идя с работы я познакомился с девушкой по абсолютно банальному поводу — она спросила, который час. Ей было лет 18-19, тонкая, стройная, с полной невинностью на лице. Я ответил.
— А Вы не поцелуете меня? — спросила она. Я поцеловал.
-Может, мы пройдем в парк? Поговорим?
Мы зашли в наш, довольно глухой парк, присели на скамейку.
-Поцелуйте меня еще раз, только не так, — попросила она.
-А как?
-Поцелуйте меня между ног!
Я опешил, но в этой девочке было столько непосредственности, что я, как завороженный, стал опускаться перед ней на колени. Она раздвинула ноги и приподняла юбку ( под юбкой не было нижнего белья). Я начал сначала тихонько, а потом все смелее и смелее лизать ей влагалище.
-Здесь не совсем удобно, может, пойдем ко мне домой? — спросила она- Меня зовут Оксана. Я живу со своими друзьями, но их сейчас нет дома. Это в двух минутах ходьбы.
Это действительно было в двух минутах ходьбы. Мы пришли в двухкомнатную квартиру. Оксана разделась и велела раздеться мне.
-Вылижи мне пизду, вылижи мне жопу. Проткни мне жопу своим ебаным языком.
Я начал лизать ей анус, захватывая влагалище.
-Дурак, не так. Ляг на кровать.
Я лег, с ее помощью задрал ноги к переладине, хотя не представлял, зачем это надо, Оксана привязала их к кровати по разные стороны.
-Заходите — Услышал я. — И в комнату вошли люди… двое девушек и четверо парней, они были голые.
-Слушай сюда, дурачок. Ты попал. Мы будем тебя пользовать так, как мы этого захотим.
Один из парней подошел ко мне сзади и сразу всадил свой стоящий член мне в зад — от дикой боли я заорал, но тут же другой вставил свой член мне в рот. Краем глаза я увидел, что это все снимаю на камеру.
-Значит так, — сказала Оксана,- если ты не хочешь, чтобы кассета со всем этим попала к твоим знакомым, ты будешь делать то, что мы тебе скажем. Ты будешь нашим рабом. А для начала отсоси парням.
Я стоял на коленях, комне подошел один из парней ия сначала несмело, а потом все смелее и смелее сосал его член. Вдруг он начал кончать в меня.
-Глотай, сука. Все до капельки. И быстро вставай раком.
Странно, но это мне начинало нравиться. Я встал раком и мне в зад вошел еще один парень.
-Стоп. Это, что пацаны его будт ебать, а мы как бы ни при чем? Ложись на спину, шлюха, я буду сцать тебе в рот, а потом выебу твою задницу тем, что подвернется мне под руку.
Я, захлебываясь пил ее мочу. Горячая струя не полностью попадала мне в рот, текло по лицу.
-Стань раком, проститутка. Я буду ебать тебя в жопу. -Мне в зад вошло что-то огромное- А ты пока соси, лижи всем, кому можешь.
Все это говорила Оксана.
-В самое ближайшее время ты узнаешь, как классно, когда тебя ебут подряд много мужиков, ты будешь вылизывать все пизды , какие мы только найдем. Тебя, шлюха будут ебать все кому не лень… от малолетки до собаки…

Feb
02

Это сексуальная история произошла со мной три года назад,тогда мне было 16 лет. Мой рассказ не вымысел,единственное,что я придумал-это имена. Я пишу это лишь для того,что бы поделиться тем как происходил мой самы классный секс в жизни.

Из выше написанного вы поняли,что на тот момент мне было 16,я имел не большие сексуальные контакты с ровесницами, и мне этого хватало,пока я не почуствовал всю прелесть настоящего взрослого секса. Все начиналось,теплым летним вечером, я мыл отцовскую машину, мы живем в котеджном поселке,где все друг друга знают, напротив нашего дома жила семья: жена, муж, дочь и родители мужа из всего этого сброда мне нравилась жена,ее звали Кариной,ей было 37, она была просто божественна,у нее были красивые волосы,изумитильные немного полноватые ножки,потрясающая грудь,превосходные губки…

Продолжу,я мыл машину как вышла Карина,выгуливать своего пса Артэмона, она была надета в белые коротенькие шортики,и черненькую обтягивающию футболку,она шла я смотрел на нее,понимал,что я очень хочу эту женщину,но знал,что у нас ничего не получиться,и я тогда сильно ошибался,она прошла мимо меня я с ней поздоровался,она сказала мне,чтоя молодец,что помогаю отцу,и прошла дальше. Я все пялился на нее,она повернулась и шла в обратную сторону,и тут она встретила мой взгляд,я неловко отвел глаза,она пршла мимо.

На следущей день я возращался домой с магазина, подойдя к дому я услышал,что меня позвали.это была Кариночка,я подошел к ней,поздоровался она сказала,что у нее сломался спутник, но его некому починить,так как дома никого не было,а у нее начинался ее любимый сериал,я ничего не подозревая пошел в дом,на ней был коротенький мохровый халатик,она отвелла меня в зал,и показала телевизор,объяснив суть проблемы,а сама пошла ставить чайник.

На самом деле ни какой серьезной поломки не было,надо было всего вкрутить на место провод. Она пригласила,меня попить чай,я согласился,мы сели на диван в зале,и попивали чаек,с конфетами, пока мы сидели она показывала свои прелести,ничайно. Я возбуждлался,а мой член вставал,я выпил кружку с чаем,а олна все подливала.Чуть поголдя я понял,чтоя очень хочу сать,спросив у нее где у них туалет,в ответ получил лишь,что туалет у них не работает,я сказал,что пойду домой,но она встала на колени и открыла ротик,я не поначалу не понял,но потом сообразил,расстегнул ширинку,вытащил стоящий кол сунул ей в рот и пустил струю,

она глотала с каким то удовольствием,но не успевала,и моча лилась по ее телу,и вот я закончил,она встала облизала свои губы,снялла халат кинула на пол,на ней были красивые трусики от них она тоже избавилась, и велела ждать ее,сама направилась в душ,я сел на диван со спущенными штанами и представил,что здесь будет происходить через каких то десять минут,мой не большой пенис,встал в ту же секунду,я начал дрочить,кончил через несколько мгновений,взял трусики Кариночки обтер свои руки,и свой юный член.

Вот она явилась передо мной обсолютно голая с мокрыми волосами,боже как ей шли мокрые волосы,у нее была гладко выбритая пися,соски торчали,ее грудь была просто неописуема красива, для ее не юного возраста, она увидела,что я сижу сол спущеными джинсами,в моих руках ее трусики,все в сперме.

Она села рядом и начала меня целовать в засос,я потерял голову,и мне было по барабану,что пятнадцать минут назад я излился в этот ротик,мы целовались несколько минут,я ласкал ее грудь спускался ниже,а она тем временем дрочила мне мой агрегат,вскоре я сказал,что кончу,и ожидал,что она возьмет мой член в ротик,но она сунула его себе во влагалище я вылил столько спермы в нее,что даже испугался,что она меня кончится,тогда я даже не думал о том для чего она это сделала,

потом я вытащил из нее,и повалился на диван,а она тем временем работала с моим членом,так мне никто и никогда не сосал,она заглатывала его,отягивала головку и лизала ее,ласкала языком мои яйца,после всего этого у меня моментально встал,она улеглась и сказала мне,что бы я приступил к вылизыванию ее кисы,но начал с ее ног,я с удовольствием сосал ее пальчики,поднимался выше,приступил к ласкам ее киски,у меня это довольно хорошо получалось,и она довольно быстро кончила теперь была моя очередь выпить ее соки,я испил все до последней капли,она лежала не подвижно в течение нескольких минут,я лег с ней рядом целовал ее,но ту мне позвонила моя сестра и сказла,что бы я быстрее шел домой,так как нам надо было ехать,я с не охотой встал,был весь потный,в соках моей шлюшки соседки,и в своей сперме.

Через две недели она и ее муж подошли ко мне и он начал меня благодарить,ясначала не понял за,что но потом они объяснили,сказали,что он после аварии не может иметь детей,но им хотелось еще одного ребенка,и они воспользовались мною,меня переполняли смешаные чувства,но я был даже рад,они мне сказали,что в благодарность я могу приходить к ним и заниматься сексом с ней,потом я действительно приходил раз шесть,и даже имел ее за несколько дней до родов,мне стукнулу 17 я закончил школу и уехал в другой город,и пока не разу не был дома.когда приеду обязательно зайду в гости навестить свою соседочку-мамочку,и даже может потом напишу вам.

Feb
02

Мы с Маринкой запланировали погулять, подышать свежим воздухом. Никаких конкретных планов не было, но мы знали, что по ходу пьесы нам обязательно в голову придёт что-нибудь эдакое… День выдался очень жаркий. Солнце ещё не вошло в зенит, но шпарило нещадно. Я зашёл за подружкой. Родители её были на работе.

— Давай сейчас не пойдём, — предложила она. – Жарко очень, переждём немного.

Я без сопротивления согласился, потому что только что на себе испытал всю тяжесть солнечных лучей. Тем более, что дома у неё работал сплит, создавая комфортные условия жизни. Возвращаться в раскалённую печку, что пылала на улице, не очень хотелось.

Под сплитом хорошо, но чем заняться то? Включили телевизор, пощелкали каналами – смотреть нечего, среди DVD не было ничего нового, всё пересмотрено по нескольку раз. Скукотища… Мы оставили включённым телевизор на канале, где шла неназойливая передача. Сами же зацепившись за какую–то тему, болтали – ничего существенного, но по ходу разговора у меня в голове стала рождаться идея. Она должна была понравиться Марине. Она ведь такая любительница экспериментов над собой, над своей… натурой…

Маринка сразу согласилась и подготовка пошла полным ходом, в быстром темпе. Я сбегал в магазин, купил двухлитровую бутылку спрайта – подружке был интересен эффект от газированной воды. Бутылка взял не охлаждённую – мне не безразлично здоровье девушки. Пошарили на кухне, нашли приличного размера воронку и прозрачный стакан, резко сужающийся в нижней части. Как следует их вымыли. Кажется, всё было готово. Нас распирало. Не знаю, как Маринка, а меня просто колбасило от мысли о предстоящем. Внутри зажёгся огонь желаний, что-то давило на грудь, тяжестью опускаясь вниз, передавая этот огонь в колбаску находящуюся между ног, отчего она начала наливаться кровью. Я постарался унять разгорающийся пожар, отвлекаясь на другие мысли, на подготовку…

— Вроде всё готово? — сама себя спросила Марина.

— Вроде всё, — оглядывая предметы, сглотнув ком стоящий в пересохшем горле, ответил я.

— Раздеваемся, — приказным тоном сказала она.

Мы быстро скинули, что на нас было. А было то практически ничего. На Марине был только один легкий коротенький домашний халатик, под ним ничего. Впрочем, и этого было много, обычно по дому она бегает голышом и не только при родителях и родне, но и перед некоторыми очень близкими знакомыми. А вот, когда прихожу я, она обычно что-нибудь накидывает на своё изящное молодое тело, видимо понимает, что мне нелегко смотреть на её открытые прелести. Честно говоря, я благодарен ей за это.

Я тоже быстро разделся – лето, одежды мало и она слетела с меня в одно мгновение. Для того, чтобы то, что мы затеяли прошло успешно, надо было немного возбудить Маринку, вернее её… аленький цветочек, что пламенел между стройными ножками. Как я это делал, описывать не буду, не о том рассказ. Скажу лишь, что уже в процессе подготовки, моя подружка начала заводиться. Когда я приступил к первой части плана – возбуждению, писечка её уже была влажненькой, на губках прелестной вагины поблёскивали капельки живительных выделений…

Мне почти ничего не пришлось делать, разве что… несколько раз погрузиться в самую-самую глубину прекрасного, желанного влагалища… Чем и как, вы уж и сами надеюсь догадались… Да ещё не удержался, присосавшись к половым губкам, выпил все вытекшие соки и языком начисто вылизал их, не забыв поцеловать клитор…

Марина была на верху блаженства. Всё предыдущее я проделывал, когда девушка лежала на спине на своей широкой кровати. Окончив, я встал на пол на ноги. Марина переместилась так, что прелестная попочка её оказалась на самом краю. Она подогнула колени к себе, держа их руками, и широко развела. От этого подготовленная вульва, смотревшая вертикально вверх, раскрыла все свои тайны – лепестки половых губок разлепились, призывно открылась дырочка. Вагина вновь стала влажной, по желобку между ножек, к попке стекали капельки…

Я взял стакан, раздвинул пальцами одной руки вход и начал донышком вставлять этот самый стакан во влагалище, стараясь погрузить глубже. По мере введения, предмета, из Маринкиной писи хлюпая накопившимися влагалищными соками вытеснялся воздух. Сильно я не напирал, следя за реакцией девушки. Она вела себя спокойно, если не считать вздохов свидетельствующих о том, что ей вовсе не плохо… Стакан погрузился, конечно же, не весь, с середины его диаметр резко увеличивался. И хотя у меня создалось впечатление, что надави я посильней, он утонул бы весь, рисковать я не стал. Через его донышко преломлённое неровной поверхностью стекла, просматривалось таинственное содержимое Маринкиной утробы, восхитительной и желанной.

«А ведь я имею возможность видеть свою подружку не только с внешний стороны, но и изнутри» — промелькнула у меня мысль. Отпустил руку, стакан чуть вышел, сдавливаемый скользкими стенками влагалища и остановился. Я открыл бутылку спрайта и почти до самых краев наполнил стакан. Маринка замерла в ожидании. Я встал на колени между её ножек, придерживая их за нежные ляжки своими руками, тем самым освобождая уставшие руки девушки, пригнулся к промежности, припал губами к краю стакана и начал пить… По мере опустошения стакана, я ниже и ниже опускал её ноги, пися вместе со стаканам всё ближе опускалась к краю постели, изменяя свой наклон, давая мне возможность выпить всё до конца. Стакан был выпит залпом – к тому моменту меня мучила сильная жажда, да и не хотелось прерывать процесс, хотя и изогнуться пришлось изрядно.

Я опустил ноги девушки на пол, стакан выскользнул как пробка из бутылки, даже с небольшим хлопком, впуская внутрь воздух. Я успел подхватить его. Марина расслаблено лежала, поглядывая в потолок. Я нагнулся над ней.

— Продолжим или передохнёшь? – спросил я.

— Да, давай, а то ноги устали, — ответила она.

— Да и мне надо сделать паузу, а то я сразу столько не выпью, — улыбаясь согласился я.

С этими словами она села на краю кровати, а я разместился на полу между ножек подружки, повернувшись к ней спиной. Она не замедлила воспользоваться положением и игриво закинула свои ноги мне на плечи, беря меня ими в «плен». Я тоже будь не дурак, извлёк из получившегося положения максимальное удовольствие – поймал, не крепко ухватив, гладенькие голени девушки и повернув голову сначала налево, потом направо, поцеловал ей коленочки и нежно погладил восхитительные ляжки. В поцелуи я вложил всю страсть, которая подогревалась ощущением плотного прикосновения к моей спине ближе к шее её мокренькой горячей писечки… От чувственных поцелуев Маринка заёрзала, потераясь вагиной о мою шею, словно начиная мастурбировать. По мне пробежала дрожь, напрягая все нервы, поднимая и без того набухший член…

Она увидела метаморфозы случившиеся со мной и хитреньким голоском сказала:

— Давай помогу тебе. Ложись на спину, закрывай глаза.

Я с неохотой, но послушно покинул волшебный «плен», лег на кровать и закрыл глаза. Но писюн мой держался молодцом – хоть и хлопнул меня по животу, когда я откидывался на спину, но тут же, пружинясь, приподнялся. Я услышал шипенье газа из открываемой бутылки и наливание воды в только что использованный стакан, но честно не открывал глаза.

Марина решительно взяла рукой мой член, поставила его вертикально, полностью оголила головку, немного сдавила пальцами так, чтобы вход в канал максимально открылся. Я ждал… И вдруг почувствовал, что внутрь пениса потекла жидкость… было немного больно – мало того, что инородные тела внутри канала у мужчины всегда вызывают неприятные ощущения, а тут ещё сладкая, газированная вода! Член непроизвольно запульсировал, словно пытался вырваться из руки девушки, но она крепко держала его. Через несколько секунд, не веря себе, я почувствовал, как Маринка погрузила в свой ротик головку члена, немного наклонила его и высасывающими движениями выпила всё, что налила в меня. Потом облизала набухший конец пениса, как леденец и причмокнув сказала:

— Мало… Повторим!

Я не дёргался. Ерундовые пощипывания, что я испытывал вначале, ни в какое сравнение не шли с тем восторгом, которое последовало потом. Поэтому, я даже с нетерпением ждал продолжения. Надо сказать, второе наполнение канала писюна прошло не так болезненно. А потом было и третье, и четвёртое и пятое… Я изнемогал от наслаждения, член разрывался, когда нежные Маринкины губки касались его. Она там что-то ещё аккуратно делала зубками –я чуть с ума не сходил.

— Мариночка! – взмолился я, — Не могу больше, сейчас кончу!

— Хорошо, конечно кончай… — тихо и спокойно ответила она.

И не выпуская пенис из руки, принялась дрочить его. Какое же блаженство, когда онанировать приходится не самому, а делает это нежная рука милой девушки! Я не открывал глаза, а полностью отдался ощущения, начал даже покачиваться в такт Маринкиным движениям. Наконец перевозбуждённый член выстрелил мощной струёй вертикально вверх и сперма громкими шлепками шлепнулась на мой живот и грудь, пачкая меня и руку девушки, всё ещё не выпускающую мой пульсирующий писюн. Вот это был кайф!!! Я открыл глаза и увидел, что моя девушка лежит рядом, запустив вторую свою руку себе между ног, пытаясь доставить удовольствие и себе. Мне так захотелось ей помочь!

Я быстро высвободил пенис, перевернулся, уложив не сопротивляющуюся Марину, у которой по моему уже начало мутиться сознание, на спину и навис над ней в позе 69… Руками подхватил её ножки под соблазнительные ляжки, подогнул ноги в коленях, развел их в стороны и припал жаждущим ртом к разбухшей вульве. Стоило мне совсем немного поиграть языком с половыми губками, всосать их в рот и там языком разобраться с клитором, как девушку начало трясти. Она извивалась, вскрикивая от удовольствия, металась подо мной, но я никак не мог оторваться от живительного источника – пил и пил влагу истекающую из него. Наконец я почувствовал легкое прикосновение ко мне – это Маринка, не способная говорить пыталась отпихивающими движениями дать мне понять, что хватит…

Я отпрянул, всё ещё держа её ножки в руках, мы застыли на некоторое время и тут я только заметил, как тягучая сперма стекает с меня из расслабившегося члена прямо на девичье тело… теперь мы оба были перепачканы в семени. Я несколько раз опускался, прижимаясь всем своим телом к Маринкиному. Получалось прикольно – мы сначала прилипали друг к другу, а потом с чмоканьем отлеплялись… Девушка захихикала…

Мы встали и пошли отмываться в ванную. На наше удивление, мы умудрились не запачкать постель ни одной каплей спермы. Она только была несколько влажной от наших вспотевших тел. После передышки от полученного наслаждения, по времени достаточной, чтобы мне восстановиться, так как мои мужские возможности были нужны в начале последнего акта пьесы, мы приступили к задуманному… Задумать то мы задумали, а сможем ли осуществить, вот это был вопрос! Но мы не привыкли отступать и с уверенностью вдрызг пьяных ёжиков начали действовать…

Первым был выход Маринки – её задачей было оживить мой писюн, привести его в боевое состояние, с чем она успешно справилась, нежности рук и ротика… Дальше была моя реплика. Девушка легла на кровать, как бы подготавливаясь к сексу. Я сначала не долго «поиграл» ртом с её розочкой, возбуждая и добавляя к выделяемой ею смазке свою слюну. Потом навис над ней и ввёл головку между половых губок… Хорошо, что не за долго до этого я кончил. Теперь я мог спокойно выполнить свою миссию – сделал несколько фрикций, полностью входя в стонущую от удовольствия Маринку. Это надо было, чтобы немного растянуть её влагалище. Ну не огурцом же это делать, когда рядом есть преданный и нежный мужчина (как я про себя?).

Член был выведен, когда я начал чувствовать, что продолжение чревато прохождением точки невозврата и дело могло закончиться совсем не так, как мы планировали. Маринка переместилась в позу, как в первый раз – на самый край кровати, до небольшого свисания попки, ножки поджаты и раздвинуты, от недавних моих движений в ней не закрывшаяся писечка, смотрит вверх. Ну как оставаться равнодушным к такой прелести? И я чмокнул в самую дырочку…

— Ну хватит тебе, — жеманно запротестовала Маринка, хотя по интонации было понятно, что она не прочь продолжить.

Я взял себя в руки и в дело пошли предметы. Прежде всего, в открытую дырочку зияющую между губок вагины я осторожно вставил воронку… надо сказать, это была не слабая воронка, только горлышко в диаметре было сантиметра три… Может чуть меньше, мы не мерили… «И что они им делают?» — подумал я… Потом взял бутылку и принялся по возможности тонкой струйкой, чтобы давать выходить наружу воздуху, наливать через раструб сладкий напиток.

— Ух! – выпалила девушка, — Такое ощущение, что я сейчас опИсаюсь, — добавила она.

Я лил пока уровень воды не сравнялся половыми губками. Очень осторожненько вынул из влагалища воронку, оно чуть сжалось, выдавливая излишки жидкости, которые тонкой струйкой стекли по промежности, через попку на пол. Он (пол) не был покрыт ковром или ещё чем-то подобным. Под нами был открытый линолеум и мы не боялись пролить, потом вытрем. Теперь было самое ответственное и трудное…

Я подвёл ладони под Маринкину попку, припал ртом к вагине и присосавшись, немного отпил. Она начала вставать, жидкость, до этого находившаяся в ней, начала вытекать, я же, не давая пролиться ни одной капле, пил напиток смешанный с внутренними соками молодой женщины. Постепенно она встала на очень широко расставленные ноги, я же руками держа её под попочку, плотно прижимался к сладкой писечке, при этом моя голова была задрана вверх, я весь выгнулся назад. Хорошо, что влаги было не много, примерно с кружку, долго бы я так не выдержал. Но я честно исполнил свою роль в этом спектакле наслаждений – выпил Маринку до конца и когда отпрянул, с половых губок и открытого входа во влагалище выпало только несколько капель…

— Молодец! – сказала восхищенная девушка.

Но мы не пошли сразу мыться. Мы ждали, когда мне захочется… пи-пи… До этого я выпил достаточно воды – из стакана, что был в писечке, из неё самой, да в промежутке, пока отдыхали, пропустил несколько стаканчиков, причём намеренно, чтобы выполнить ещё одну просьбу Марины.

Минут через десять, пока мы сидели, отдыхая расслабленные, облитые сладким напитком на полу, мне подпёрло. Желание навалилось как-то сразу и сильно. Я даже ничего не стал говорить, а сразу встал и потянул за руку девушку в ванную. Она конечно же сразу всё поняла.

— Нет, давай прямо здесь, — сказала она.

С этими словами Марина высвободила свою руку, сползла с кровати и легла на пол. Я понял её желание, встал у неё между ног и начал пИсать прямо на неё… Первые, самые крупные капли горячей солёной струи шлёпнулись точно на её лбу, разбившись на совсем мелкие брызги, орошая всё лицо и волосы девушки.

Я пошевелил пенисом, поливая золотым дождиком её лицо. Марина старалась во все глаза смотреть на происходящее, слизывая солёную влагу со своих губ, но солёные капли попадающие в глаза, заставляли её жмуриться… Я изливал и изливал содержимое мочевого пузыря, боясь его опустошения раньше времени, поспешил полить соблазнительную грудь, стараясь попасть в сосочки, пробежался по животику, лобочку… Струя особым звуком зашлепала поп половым губкам, а потом, ослабевая, пробежалась по правой ноге.

— Вот теперь можно и в ванну, — смеясь сказала Марина, протягивая мне руку.

Я помог ей, с неё потекло на пол, где образовалась приличная лужа. Чтобы не делать по квартире мокрую дорожку до ванной, я подхватил подружку на руки и понёс, поставив на ноги лишь в белую купель. Ну, а затем мы конечно же помылись, помогая друг другу, убрались, отдохнули немного, перекусили и, поскольку солнечные лучи на улице перестали злиться на людей, как и планировали, отправились гулять…

Feb
02

Развратная брачная ночь

| просмотров: 3 220

У нас с Таней часто был секс, до объявления помолвки, но мы были очень хорошо воспитаны, и угрызение совести, не давало нам покоя каждый раз, когда мы занимались им. Мы твердо решили, что когда помолвка будет объявлена, мы испытаем свои чувства на прочность, и на год воздержимся от физического контакта. читать дальше…

Feb
02

Тяжёлое пробуждение

| просмотров: 2 036

В субботу утром я проснулась в самую рань с нестерпимой головной болью. Я оглянулась вокруг, вспоминая где я, и оказалось, что я у себя дома и даже спала на своей кровати. Я ничего не помнила, что было вечером.

Я ещё пошевелилась в кровати и обнаружила, что мой мочевой пузырь довольно-таки полон. Я вспоминала, сколько же я выпила накануне.
У нас была классная вечеринка на кухне, потом мои друзья разошлись, я же по случаю, что мне не надо никуда добираться, набралась больше всех.

Мне даже сейчас было неохота вставать идти куда-то, я завалилась снова спять, проигнорировав свой мочевой пузырь. Моя головушка всё ещё гудела, я решила проспаться и пусть наконец она ослабнет. Я легла на спине, раздвинув немного ноги в стороны, чтобы мой мочевой пузырь был удобно размещён, пока я буду ещё спать. Действительно, через некоторое время моя голова почувствовала себя получше, а вот с мочевым пузырём стало похуже.

Я продолжала лежать в кровати, а участок внизу живота чувствовал себя всё более пакостно. Я вынуждена теперь была сомкнуть ноги и лежать так. Это немного помогло, но так не могло продолжаться вечно, и надо было вставать.

Правда боль была вполне сносная, я была уже как следует под неё адаптирована, и можно было бы легко продолжать так дальше

Я даже стянула с себя трусы, чтоб не давила резинка, и теперь лежала под одеялом совсем голая.
Но вот мой мочевой пузырь подумал иначе, ещё через 20 минут по часам оказалось, что он словно не хотел вмещать в себя дальше. И мне стало интересно, сколько же в нём вмещается сейчас. По этому можно было также установить, сколько же я выпила и не выссала вчера с тех пор, как у меня отключилась память. Хорошо бы нассать не в унитаз, а в какую-нибудь банку.

Между моих ног была уже словно раскалённая иголка, и я сжимала ноги чтобы удержать её, и не хотелось уже так дальше.

Итак, решено, пора подниматься.
Но это было нелегко, так как к комнате без одеяла было холодно, а под одеялом было тепло, и наполненный мочевой пузырь что ни говори грел меня.

Тем не менее я высунула своё голое тело на свет божий, и готова была плестись по коридору. Тут я вспомнила про одну вещь. Я меня за кроватью был поставлен, на случай если я буду блевать, специально тазик. Я вспомнила про тазик и выскребла его. Да, я решила тут же, чтобы далеко не ходить, поссать в тазик, который не пригодился для блевания.

К этому времени моя писька была уже очень утомлена. Я встала с левой ноги, потом спустила правую. От радостного предвкушения ослабить охват я чуть не брызнула раньше времени, но успела поставила на полу тазик меж своих растопыренных в стороны ног. И началась!

Ух как был клёво. Увидел бы меня кто в этот момент. Я сначала присела краем попы на краю кровати с выпущенной струёй (представляю, видел бы меня в этот момент Миша), потом решила, что это опасно и грозит утечь на кровать, и качалась уже на присевших ногах с подставленным меж ног тазиком. К сожалению весь антураж скоро иссяк. Я похлопала себя внизу живота, чтобы он выдал что-то ещё, но нет. Десятилитровый тазик был полон самую малость.

Я в квартире одна. Если бы кто-то был, ну скажем я проснулась и больше не могла, сразу почувствовала аварию. Не одну, так другую.
Облегчённая и накинув халат, я почапала в кухню и перелила содержимое тазика в банку из-под съеденных солёных огурцов.

Получилась ровно целая банка, ну не до краёв чтоб выливалось, а уровень как с обычным огуречным содержимым. Только потом я поняла, что это банка была не литровая, а примерно 800 миллилитров. Потом вылила всё это в туалет, банку в мусорку, и помыла тазик. Ладно, шут с ним. И зачем было спрашивается так трепыхаться, можно было ещё полежать с полчасик. Я ведь думала, что во мне больше литра.

Я уже не чувствовала холода, наоборот, вся разогрелась. Одно точно, что я стала на 800 грамм легче. Постараюсь довести свою вместимость до литра, и запасусь на следующий раз литровой банкой или даже больше, я ж не знаю заранее, сколько получится. И таким образом, выссавшись, я похудею сразу на целый килограмм.

Feb
02

Санька-Зассанька

| просмотров: 2 075

Однажды, я наблюдала замечательный мужской писс.Как-то раз я гуляла с Санькой (очень симпатишный шатен с мягкими, все время ухоженными волосами почти до плеч и темно-карими глазами, у него суперская фигура, особенно приятная круглая накаченная попка).
Мы полдня шатались по городу, разумеется пили пиво. Я-то его не особо люблю, потому выхлестала всего полбутылки, а вот Саня пил довольно много (если память не изменяет три банки плюс допил оставшееся содержимое моей бутылки). После того, как он закончил пить я предложила поехать ко мне.
Санька согласился, мы сели в ближайшее метро. Мы обнимались, базарили, прикалывались… Я удивилась, что он до сих пор не хочет ссать (мне после пива всегда охота довольно сильно и почти сразу). Так мы благополучно доехали до моей станции и пошли ждать автобус (они, надо сказать, у нас ходят не особо часто, но нам, кажется повезло, на остановке столпилось уже много народу, автобуса явно уже давно не было, так что он скоро должен был подъехать). На остановке Санька вел себя слегка странно. Он не мог спокойно стоять, вместо этого он ходил вокруг меня и старался не подавать виду, что что-то не так. Я не стала его расспрашивать, делая вид, что ничего не замечаю. Потом он обнял меня и попросил что-нибудь ему рассказать, ибо он уже задолбался ждать противного автобуса и стоять на одном месте ему надоело. Хороший, кстати аргумент… Мне понравилось.
Я чмокнула его в щеку и прижалась к нему, тогда я заметила. что он стал дышать чаще и громче. Я понятия не имела, что ему рассказать, чтобы помочь отвлечься. Обычно я рассказываю что-то дико смешное, но сейчас это было бы рискованно — Саня мог уссаться со смеху. Так что начала пороть первое, что пришло ко мне в голову, о своем пребывании на даче в прошлые выходные, об огурцах, помидорах, парниках, тракторах, сеновале, буренках и вообще о живописности окрестностей моей дачки. Саньке было совершенно наплевать, что я там говорю. Он делал вид, что с огромным интересом слушает, но ничего не понимал.
Да, отвлечься ему явно не удавалось. Заметив то, что он меня не слушает, я стала пороть полную чушь, сама не помню, что именно, полностью сосредоточившись на наблюдении за Саней. Он стоял передо мной и слегка прикусывал нижнюю губу. Вообще Санька очень ровный и спокойный.
Он почти никогда не злиться и не обижается. И его почти невозможно вывести из себя. Но покусывание губы было явным признаком беспокойства.
Я попыталась представить, что он чувствовал в тот момент. И сразу же возбудилась от этой мысли. Бродя по инету, я не раз находила рассказы про писсинг. Это меня всегда очень возбуждало (я ведь еще и бесексуалка, но парни, с которыми я встречалась од Сани об этом не знали).
Я несколько раз занималась писсингом с подругой. И теперь меня одолевало дикое любопытство, а что будет, если я заставлю Саньку слегка потерпеть . Я отвернулась от Саньки, посмотреть, не идет ли автобус и слегка ехидно улыбнулась. Автобус как раз подходил. Санька был искренне рад его приходу. Автобус тут же наполнился битком. И мы, как на зло оказались в самой середине. На нас давили спереди и сзади, так что нельзя было даже свободно дышать. Бедный Санька, интересно, каково ему было в этот момент. К счастью, через три остановки основная масса народа уже вышла, и в автобусе осталось не больше десятка человек. Мы с Санькой плюхнулись на задние сиденья. Нам оставалось ехать еще минут пятнадцать.
Санька ерзал на сиденье и постоянно тер руки. Я спросила, что с ним, но он упорно скрывал от меня истину, отвечая, что все нормально. Он поерзал еще пять минут и беспокойно поинтересовался, сколько минут нам еще ехать. Я ответила, что еще минут десять. Следующие пять минут вид у него был очень напряженный и он то и дело посматривал на часы.
— Что, боишься пропустить любимый сериал? усмехнулась я.
— Нет, просто, по-моему, мы уже целую вечность добираемся до твоей квартиры+
— Да не боись, скоро приедем еще две остановки, а потом+ такое устроим+ тебе понравится я думаю.
Я расстегнула несколько пуговиц на кофте, чтобы слегка проглядывал красный кружевной бюстгальтер, и хитро улыбнулась. Мой намек был ясен. Санька тоже улыбнулся. Похоже, что это немного помогло ему отвлечься. Потом, побоявшись довести его до эрекции, я снова застегнула кофточку. Я знала, что следующая остановка моя, но почувствовав, как Саня учащенно дышит, я решила слегка его помучить. Я положила голову ему на плече и сделала вид, что задремала. На остановке он пытался меня разбудить, но я промурлыкала себе под нос что-то невнятное, так что Санька решил, что нам выходить на следующей. Я изобразила чудное пробуждение и с ужасом сообщила ему что мы проехали мою остановку. Тут Санька достаточно разозлился (во всяком случае, он никогда раньше не выглядел более возмущенным). Он громко сказал… Ну е* (и т.д.)! . Две пенсионерки, сидевшие впереди нас испуганно оглянулись и засовещались. Мы вылезли на следующей остановки. Идти от нее до моего дома было недолго всего минут семь не больше, но Саньке этот путь коротким не казался. Он старался идти быстрее, а я наоборот, шла не спеша. Саня злился все сильнее, так как уже давно сильно хотел ссать, но он все равно не знал, где я живу, да и не бросил бы меня, так что, ему приходилось ждать меня, такую копушу. Потом он резко заявил…
— Блин, сейчас обоссусь.
Он облюбовал довольно милый подвальчик ближайшего дома и хотел туда спуститься, он я взяла его за руку и сказала, что до моего совсем недалеко. И это была правда, он стоял по соседству. Я (опять же неторопливо) достала магнитный ключ от подъезда и мы вошли. Лифт, к моему огорчению, пришел сразу. Санька уже сжимал руки между ног и молился, чтобы мы не застряли, но+ пронесло. Вышли на моем этаже, где несчастный покушался отлить в мусоропровод, но ему было категорически отказано, вдруг кто-нибудь из соседей увидит. Я долго рылась в сумочке, пытаясь найти ключи из квартиры (собственно, я нащупала их почти тут же, но хотела слегка оттянуть свидание Сани с долгожданным сортиром, ибо сейчас он возбуждал меня так, как никто и никогда.
Я даже хотела изобразить, что потеряла их где-то по дороге, но решила, что это будет уже слишком. Сейчас вид у Сани был такой беспомощный. Он сгибался и разгибался у моей двери и был не в состоянии убрать руки с члена. Бедный, он был так озабочен своей проблемой, что даже не заметил, что может облегчить свои страдания, если хотя бы ослабит ремень на джинсах. Тут я наконец-то вытащила ключи из сумки. Санек был в восторге. Он, с неимоверным напряжением влетел в дверь и взвыл… Где у тебя сортир? . Я незаметно достала из шкафа мягкий, но прочный пояс-ремешок и разулась. Для Сани снять ботинки стоило большого труда, так как, чтобы их расшнуровать, ему пришлось на некоторое время убрать руки с члена. Потом я сказала, что провожу его в сортир и спросила. Не возражает ли он. Если я помогу ему пописать. Он удивленно посмотрел на меня, но так сильно хотел в туалет, что был на все согласен. Я завязала ему глаза, взяла за руку и повела в комнату (собственно не в сортир, а в гостиную, в которой шел ремонт и находился на стадии сдирания обоев+ линолеум был еще цел). Я подвела его к батарее и быстро и умело привязала его пояском к ней. Санька завопил…
— Что за ***, какого *** ты делаешь? Отпусти меня.
— Тише, Сань. Не напрягайся, оставь силы для того, чтобы потерпеть.
— Чего ты затеяла?
— Просто ты меня возбуждаешь в таком состоянии.
— Ты что сдурела, мы ж утонем, если я не выдержу.
— Ты выдержишь, солнышко, ты у меня сильный.
Я поцеловала его в губы. Потом сняла с его глаз повязку и села рядом на пол, перепачканный побелкой, ссыпавшейся с потолка. Я наблюдала за ним. Бедный Санька извивался на батарее (благо их не топили), как стриптизер. Поскольку Саня был привязан за руки, он не мог сжать их между ног, поэтому ему приходилось все время двигаться. Своеобразный танец сопровождался глубокими вздохами и постанованием. Саня сказал. Что его мочевой пузырь, наверное, уже переполнен, так как очень сильно болит. Но я знала. Что это не предел. Я сбегала на кухню и вернулась со стаканом минералки. При виде это картины, Саня чуть не потерял сознание и взмолился…
— Ты что? Убить меня хочешь! Нет, я ни за что его не выпью!
— Только половину, ну Сань, ну ради меня, пожалуйста.
— Отстань, тебе что мало+ уф+ блин+ я сейчас точно твоих соседей затоплю+ не могу больше.
Он скрестил ноги и задержал дыхание. Потом разжал их, негромко вскрикнул от сильной боли и не удержал несколько капель. Об этом свидетельствовало небольшое влажное пятно на джинсах. Но у Сани хватило сил с собой справиться и удержаться. Тогда я сама выпила половину стакана. Медленно и красиво. Потом опять расстегнула кофточку и остальную воду тонкой струйкой лила себе на шею, откуда она бежала по груди, животу, ногам и капала на пол. Это безумно возбуждало Саньку. Несмотря на то, что терпеть ему было уже невыносимо, я хотела бОльшего. Тогда я сбегала в ванную и принесла оттуда тазик. При виде дивного предмета хозяйства, у Сани на лице засияла улыбка. Он уже решил, что я, наконец-то, дам ему поссать. Но не тут-то было. Я и сама уже довольно сильно хотела ссать. Я расстегнула кофточку до конца, потом сняла юбку. Таким образом я стояла перед ним в шикарном нижнем белье (колготки я ношу редко). Потом я медленно сняла лифчик и бросила его в Саньку. От вида моих шикарных грудей третьего размера, он возбудился настолько, что член был готов разорвать джинсы. Я сжалилась над несчастным Саней и расстегнула на его джинсах ремень. Потом я сняла трусики и присела над тазиком. Бедного Саню это и возбуждало и раздражало.
Он пищал (он не мог сильно напрягать голосовые связки, иначе мог намочить штаны), что я садистка. Я начала ссать самой обычной струей. Какое для него это было мучение. Когда я закончила он уже был не в состоянии больше терпеть (пятно на джинсах разрослось, и я не могла понять ссыт он или кончает). Наружу выбилась небольшая струя, он пытался остановиться, ему удалось это на пару секунд, но потом он снова пустил струйку. Я решила его больше мучить, расстегнула ему ширинку, вытащила член из клетчатых семейных трусов, и тут он начал ссать с таким напором, что пол трещал, а брызги летели во все стороны. Ссал он долго+ эх, жаль время не засекла. Лужа образовалась приличная. Я предлагала ему остановиться, но Санька уже не мог этого сделать. Потом, когда Саня закончил, он без сил плюхнулся жопой на зассанный пол и вздохнул с облегчением…
— Какой ка-а-а-й-ф!
— Вот видишь, я ж говорила, что тебе понравилось. Может как-нибудь повторим?
— Нет, боюсь это для меня будет слишком. В следующий раз я тебя привяжу.
— Ладненько, думаю, что у меня лучше получится. Хотя+ вряд ли кто-то превзойдет тебя в сексопильности.
— Хм, правда?
— Да.
После обмена такими любезностями, я отвязала Саню от батареи и повела в душ. Позабавлявшись там полчасика, мы вытерли болото в гостиной и долго испытывали мою кровать на пружинные свойства и прочность. Вот такая вот история.