Archive

Posts Tagged ‘в ротик’

Feb
02

У нас с Таней часто был секс, до объявления помолвки, но мы были очень хорошо воспитаны, и угрызение совести, не давало нам покоя каждый раз, когда мы занимались им. Мы твердо решили, что когда помолвка будет объявлена, мы испытаем свои чувства на прочность, и на год воздержимся от физического контакта.

Как бы легко и непринужденно это не звучало, но мы действительно выстояли, и за целый год не только друг с другом ни разу не переспали и были верны друг другу, но даже сами себя не удовлетворяли при этом.

Казалось этот момент никогда не наступит, я ждал целую вечность, каждый день представляя как это будет в реальности. Но вот я лежу на кровати в своей квартире, и жду когда она выйдет ко мне. Фантазии не дают мне собраться и настроится, предвкушение того, что сейчас произойдет возбуждает настолько, что я готов взорваться уже прямо сейчас, но я решительно настроен сделать все качественно и изо всех сил стараюсь ни о чем не думать.

Она вышла ко мне в бесподобном наряде и выглядела сногсшибательно. Ее стройные ножки, были обуты в изящную обувь на высоком каблуке и обтянуты черными чулками в крупную сетку, а ее киску прикрывали тоненькие шелковые трусики, которые в свою очередь пыталась прикрыть коротенькая клетчатая юбка, едва достающая до середины ее упругой попки. Ее животик за время моего ожидания стал настолько красивым и подтянутым, что я не мог отвести от него глаз, а на груди было подобие лифчика, через который было видно набухшые от возбуждения соски.

Таня была очаровательна. Она была самой красивой девушкой, которую я когда-либо встречал. Кожа ее была чистая и гладкая как шелк, а за время проведенном на севере, стала белоснежной, придавая ей аристократичный и величественный вид. Большие коричневые глаза на ее румяном, от небольшого смущения лице, были сильно подведены черной тушью, а ресницами она порхала, словно беззаботная бабочка.

За год мы с ней неплохо подготовились к этому моменту. Рядом со мной на кровати лежали игрушки: повязка на глаза, наручники, анальный стимулятор и множество разнообразных масел и смазок. В комнате горели два светильника с красным абажуром, обдавая ее интимным цветом, местами горели свечи, а в воздухе летал запах благоуханий.

Моя девочка посмотрела на меня своим похотливым взглядом, ведь она тоже ждала целый год, но не смотря на это держалась очень сдержанно, хотя я знал, что она готова накинуться и разорвать меня. Я лежал, а Таня тем временем приближалась ко мне медленной и уверенной, красивой походкой.

Ждать больше не было сил, я встал с кровати и пошел к ней на встречу, обнял ее за талию, а Таня положила свои руки мне на плечи. Когда я попытался поцеловать ее, она начала играть со мной, отодвинув голову немножко назад, подразнивая меня и покусывая свои пухлые, налившиеся кровью губки, глаза ее были словно у кошки. Я горел… я настолько хотел овладеть ею, что у меня кружилась голова, и ничего больше не существовало вокруг, но я принял ее игру и мы вместе начали подразнивать друг друга, но долго так продолжаться не могло, я резко схватил ее за волосы и мы наконец страстно слились в горячем поцелуе.

Я принялся целовать ее ушки, шею, время от времени возвращаясь к ее неповторимым сочным губкам. Я принялся спускаться в низ, медленно двигаясь к груди. Таня начинала все громче дышать, немного постанывая от удовольствия. Мой язык оставлял мокрые следы на ее теле, а я все ближе спускался к цели. И наконец, вот они, эти два бесподобных бугорка, упругие и красивые, самой потрясающей формы, которую только можно представить. Я начал осторожно покусывать сосочки через ткань лифчика, начиная с одного и переходя на другой, а моя рука тем временем, очень осторожно ласкала ее киску, отодвинув трусики в сторону.

Вдруг я вспомнил, что у нас очень много разнообразных игрушек, и про то, что обычный секс был не для нас. Раньше мы все время что-то придумывали, изощрялись и фантазировали. Я вернулся к ее губкам, еще раз поцеловал, а потом прошептал ей на ушко: «пора начинать». Я сильно схватил Таню за волосы, и швырнул в сторону кровати, шлепнув ее при этом по заднице. Таня упала на кровать и посмотрела на меня своим восторженным взглядом, она знала, что я сейчас буду ее наказывать.

Я подошел к ней и схватил ее за руки, она крутилась и пыталась вырваться. Мне нужно было утихомирить Танин нрав, и я шлепнул ее по лицу. Когда она немного успокоилась, я одел ей на руки наручники, схватил за волосы и повел на середину комнаты, там с потолка свисала крепкая веревка с карабином. Я скомандовал ей: «подними руки», но Таня не хотела меня слушаться, тогда я одной рукой схватил ее за горло, а второй сильно потянул за волосы и повторил команду.

Таня подчинилась. Я отрегулировал высоту веревки так, что ее кисти слегка касались волос. Я подошел к ней сзади, сильно шлепнул по заднице, и своей ногой раздвинул ее. Наконец я закончил, теперь она вся в моем распоряжении. Я отошел немного в сторону и начал любоваться проделанной работой. Моя девочка выглядела потрясающе, я не мог оторвать от нее взгляд. Я подошел к кровати и взял повязку, и масло. Одел повязку на глаза, и открыл бутылку с маслом, от туда пошел великолепный аромат. Я взял бутылку и начал лить ей на голову, масло быстро намочило ее волосы и начало стекать по лицу, шее, плечам, груди… Я принялся втирать масло в ее тело, лаская своими руками повсюду. Когда закончил, я снял с нее трусики и засунул их ей в рот.

Я медленно начал обходить вокруг нее, тихонько проводя пальчиком по ее прелестям. Я подошел к ней, поднял повязку на лоб, вытащил трусики, схватил за лицо и плюнул в открытый рот, вернул трусики назад и снова плюнул в ее лицо. Вместе со слюной по ее лицу стекала тушь, я вытер ее рукой и засунул ей в рот, проникая прямо в горло через трусики. Другой рукой я схватил ее за волосы и тихо прошептал на ухо: «сейчас я тебя трахну». Я отрегулировал веревку таким образом, что бы Таня могла нагнуться. Я дал ей стул, что бы она могла опереться на него и пошел за смазкой, и анальным стимулятором.

Когда я раздвинул ее попку, я был приятно удивлен, процедуры которые она делала по удалению волос, пошли ей на пользу. Пока была чистенькой и гладкой. Я начал целовать ее там, лаская ее сфинктер своим языком, делая круговые движения, и пытаясь проникнуть внутрь, но попка не давалась. Я обильно смазал, ее дырочку и свой палец смазкой, и тихонько, стимулируя начал вводить свой палец ей внутрь. Таня застонала, я видел, что она получает огромное удовольствие т.к. с ее киски так обильно стекало, что выделения достигли уровня колен.

Я засунул второй палец, медленно проникая туда и обратно. Когда я понял, что Таня достаточно расслаблена, я взял игрушку, она напоминала маленького снеговика, сантиметра четыре в диаметре и восемнадцать в длину, и начал медленно вводить, пытаясь засунуть его на всю длину. Когда я уперся, я так же медленно начал выводить игрушку обратно. Постепенно я начал увеличивать скорость, Таня начала кричать. Я резко вытащил игрушку, и перед моими глазами открылся потрясающий вид, дырочка была открыта. Наконец я мог проникнуть туда языком, я стал вылизывать ее и внутри и снаружи, двигая языков взад и вперед, мне доставляло это ужасное удовольствие. Я снова засунул игрушку в не до самого конца, и подошел к ней спереди, вытащил кляп, она с облегчением задышала, и засунул свой член ей в рот, сил сдерживать оргазм у меня больше не было и я обильно кончил ей в рот и на лицо.

Развязав ее, мы улеглись на кровати, я наконец сбросил тот стресс, который так долго во мне сидел. Я знал, что должен еще удовлетворить свою партнершу, по этому повернулся к ней и начал целовать. Таня снова начала возбуждаться, а я задался новой целью, ласкать ее киску. Я пальцем убрал с ее лица остатки спермы, засунул его ей в рот, и дал его облизать. Она выглядела потрясающе, растекшаяся от слюны и спермы, тушь придавала ей еще более похотливый и развратный вид. Я поцеловал ее, и отправился путешествовать своим языком по ее телу. Когда я дошел до груди, то ее соски торчали из под ткани лифчика так сильно, что ими можно было резать стекло.

На этот раз довольствоваться сосками через ткань, мне было недостаточно, я сорвал лифчик и начал с невероятной страстью ласкать ее потрясающую грудь, облизывая и пытаясь проглотить ее всю целиком, покусывая и посасывая. Но меня ждала моя кисочка, и я направился в ее направлении. И вот наконец перед моим лицом долгожданная цель, набухшая, приоткрывшаяся от возбуждения, мокренькая щелочка.

Но я хотел отомстить, за то, что Таня меня дразнила в самом начале, и не набросился на нее сразу, начал ласкать ее вокруг ее губок, слизывая накопившиеся на ней соки, иногда, как бы нечаянно касаясь языком клитора. Таня, изнемогая от желания начала подаваться вперед, но я не торопился, и продолжал дразнить, ее изредка дотрагиваясь до ее киски. Таня стонала, все сильнее, и я решил что пора. Я жадно накинулся на киску, изо всех сил лаская ее. И тут я вспомнил, что не достал из Таниного анала игрушку, и очень обрадовался, потому что знал, какое наслаждение она получит, когда я начну ее вытаскивать. Я медленно потянул за нее, и Таня вскрикнула от удовольствия, было видно, что она сходит с ума от проделанного с ней.

Я полностью вытащил стимулятор, и засунул Тане в рот, а сам снова принялся играть с ее попкой, лаская ее языком, но при этом теперь не забывал про ее киску. Теперь я снова был готов войти в нее, но увидев как она играет с игрушкой, решил сначала трахнуть ее в ротик. Я встал, а ее поставил на колени, и засунул ей свой член в рот, Таня с жадностью принялась его сосать. Теперь мое возбуждение снова переросло в дикую страсть, я схватил ее за волосы, и начал в сумасшедшем темпе насаживать на свой член, время от времени засовывая его в горло до самого конца, и держал так, пока она не начинала задыхаться. Теперь к смеси на ее лице добавились слезы, а по ее подбородку стекали слюни.

Я встал на колени, подобрал своим языком скопившиеся на ее подбородке соки, выплюнул их ей обратно в рот, и снова насадил до самого конца. Когда она снова уже больше не могла держать его в себе, я вытащил его и влепил ей пощечину. Я скомандовал: «а теперь повернись ко мне задом», Таня послушно выполнила указания. Я еще раз прошелся своим язычком по ее влагалищу, высушив его от соков, и с силой вошел в нее. Киска была очень упругой и теплой, и я с силой и ужасной скоростью начал двигаться, время от времени делая небольшие перерывы, что бы не кончить, а что бы доставить своей девочке еще больше удовольствия, время от времени ее пошлепывал.

Когда сил сдерживать оргазм больше не было, я повернул Таню к себе лицом, и снова кончил, забрызгав ей все лицо и грудь.

Не в силах добраться до ванны, мы увалились в обнимку на кровати и уснули.

Проснувшись утром, я сквозь сон начал вспоминать вчерашний вечер, и сразу же начал от этого возбуждаться, мне очень нравилось, что Таня позволяла делать с собой все что угодно. Я был счастлив от того, что теперь она моя любимая жена, моя любимая девочка. Я лежал и мечтал, сколько всего еще могу проделать с ней. Я захотел повернуться на бок что бы обнять и поцеловать ее, но что то не давало мне это сделать. Я открыл глаза и с удивлением увидел, что мои руки привязаны к кровати. Ох и развратница подумал я и улыбнулся.

В комнату вошла она, на этот раз она была вся в белом. Ее ножки были обуты в прозрачную обувью на высоком каблуке, и одеты в белые чулки с кружевами. На ее киске были белые, тоненькие, легкие трусики с поясом, от которого к чулкам спускались изящные шелковые ленточки. А на груди была белая прозрачная повязка, очень похожая на тот купальник, в котором она была со мной в Египте полтора года назад.

Таня подошла ко мне, села рядом и начала водить руками по моей груди, мне было очень приятно, она немного поиграла с моими сосками, пощипывая и поглаживая их, и начала медленно, своим наманикюренным пальчиком спускаться вниз. К моменту, когда она добралась до моего члена, он уже во всю пульсировал и был готов к бою. Таня очень страстно посмотрела на меня, взяла член в руки и тихонько поцеловала мою головку. Я приготовился к минету, но Таня почему то передумала, она начала приближаться к моему лицу и еле дотрагиваясь моих губ, поцеловала, она села мне на живот, и со всего размаху влепила мне пощечину.

Моя щека горела огнем, мне ужасно хотелось сбросить ее с себя, схватить и отлупить как грязную суку, издеваться над ней за это так долго и так сильно, как только можно. Но Таня славно потрудилась и привязала меня как следует, у меня не было шансов. Она схватила меня за оба соска и начала выкручивать их. То что происходило со мной, для меня было большой неожиданностью, потому что я всегда доминировал, над Таней, и не ожидал от нее такого. Она снова тихонько поцеловала меня, а потом резко схватила за волосы одной рукой, а другой открыла мне рот, засунув ее туда, повторяя то, что только вчера я проделывал с ней.

Собрав побольше слюней, она медленно начала выплевывать скопившуюся во рту жидкость. Тоненькая ниточка потянулась из ее рта в мой, и продолжала висеть, даже когда Таня выпленлуа все без остатка. Я попытался ее поцеловать, но Таня отстранилась и снова шлепнула меня по лицу. Она повернула мне голову, с силой лизнула ухо, и тихонечко прошептала: «сегодня ты будешь моей сучкой, и я буду делать с тобой все что захочу». От сказанного у меня пересохло в горле, я был просто шокирован, она снова посмотрела на меня, и лизнула мое лицо, начиная с подбородка, проводя по губам и заканчивая где то в районе глаз. Я решил, что пусть делает все что хочет, тем более у меня все равно не было другого выбора.

Она встала, повернулась ко мне задом и стала медленно снимать свои трусики. Перед моими глазами показался ее прекрасный цветок. Таня резко села мне на лицо, и с силой начала давить, как будто хотела своей киской заглотить мой рот, она двигалась в зад и вперед, размазывая по моему лицу свой нектар. Я сходил с ума от этого божественного аромата. А Таня тем временем начала заглатывать мой набухший до предела член, изнемогающий от желаня. Ее ласки были великолепны. Сначала она слегка дотрагивалась до моей головке своим языком, подразнивая меня, потом полностью заглотила и с жадность начала сосать, начиная постепенно все больше и больше заглатывать.

Делала она это очень медленно и красиво, с каждым мгновением набирая темп. Я продолжал изо всех сил ласкать ее, посасывая клитор, облизывая губки и время от времени проникая внутрь ее влагалища. Ее соки продолжали обильно стекать мне в рот. Таня набрала максимальную скорость, полностью засовывая член в горло, и жадничая вдавливалась в меня все сильнее. Она прекратила движения, повернула голову и произнесла: «это утро, будет утром твоих желаний», и из ее киски с сумасшедшим напором полилась горячая соленая струя, брызгая мне в лицо, волосы и рот, это было потрясающее ощущение и великолепное зрелище.

Золотые капельки стекали у меня по лицу, а уровень моего возбуждения зашкаливал до предела. Но вскоре напор уменьшился, и спустя мгновение вовсе прекратился и лишь изредка мне в рот капали оставшиеся золотые капельки. Я хотел слизать остатки, стекающие с ее губок, но из за того что был привязан, не мог до них дотянуться, Таня увидела это подвинулась ближе, и я со страстью начал вылизывать соленую влагу с ее киски.

Когда Таня закончила она встала, снова уселась мне на живот, схватила за волосы, резко рванула вперед, шлепок, рывок назад, и набросилась с жарким поцелуем, как будто хотела высосать меня до дна. Она целовала и облизывала меня страстно и горячо, незаметно взяла свои трусики засунула их мне в рот, и прошептала: «это только начало котеночек». Одела повязку на глаза, и куда то пошла. Я ждал, что она будет делать дальше. Таня отвязала одну мою руку, и начала к ней что то привязывать, потом сделала то же самое со второй. Я сначала хотел наброситься на нее, и беспощадно трахнуть, но интерес, что она будет делать дальше, возымел надо мной верх, я решил отдаться ей, и продолжил эксперимент.

Я сидел, а мои связанные руки что то начало тянуть сначала вперед, а потом вверх. Теперь я все понял, Таня освоила снаряд, на котором я так славно вчера поиграл с ней. Она сняла повязку, вытащила из моего рта свои трусики, и в очередной раз плюнула мне в рот. Я не мог поверить, что это происходит со мной, настолько это было не похоже на Таню. Она раздвинула мне ноги, встала на колени и принялась заглатывать мой член, ей почему то особенно нравилось, проглатывать его, и держать его в себе пока не потекут слезы. Я не мешал ей, т.к. получал от этого неземное удовольствие.

После того, как член выходил из ее рта, Таня судорожно глотала воздух готовясь снова принять в себя мою твердую плоть, казалось она не в силах была остановится. От ее слез, на лице снова начала растекаться тушь, а по подбородку уже почти до самой груди свисала слюна. Таня встала, и достала из шкафа новую игрушку, это был страпон. Она вставила его в себя, и демонстративно прошлась передо мной, обошла меня, сильно шлепнула по заднице, прижалась своими набухшими сосками к моей спине и тихонько сказала: «сейчас я трахну тебя этой штукой в твой зад». Я попытался сглотнуть оставшиеся слюни в своем пересохшем горле, но у меня ничего не получилось.

Я ждал, полностью доверяя Тане. Она ослабила веревку, что бы я мог нагнуться, и дала мне стул, который вчера давал ей я. Она встала на колени, и начала обильно смазывать свои пальчики, и мою дырочку анальной смазкой, начиная постепенно вводить туда их, медленно двигаясь в зад и вперед. Ощущение было невероятным, уже во второй день супружеской жизни меня трахала в зад моя жена. Мне не было больно, скорее даже очень приятно, я громко дышал и тихонько постанывал. Таня встала с колен, дырочка была готова к введению тяжелой артиллерии, и аккуратно начала засовывать в меня приросшый к ней член. Я глубоко вздохнул, и почувствовал как в меня проникает штуковина огромного размера, было немного больно, но больше наверное приятно, я закрыл глаза и получал удовольствие.

Таня двигалась все быстрее, а я хотел кричать, но молча сжимал зубы и тихо постанывал. Это продолжалось минуты три, казалось я нахожусь в другой реальности. Таня продолжала двигаться в сумасшедшем темпе, и при этом царапала мне спину. Вдруг она резко вытащила фаллос, и левой рукой засунула в дырочку два пальца, а правой принялась дрочить мне. Опустилась на колени и начала сосать мой член. Теперь мои руки доставали до ее головы, я вытащил изо рта трусики, схватил ее с сумасшедшей силой за волосы, сел на корточки и сказал: «неужели ты, сука, думала, что я оставлю тебя за это безнаказанной?» Таня улыбалась. Я скомандовал: «соси».

А сам принялся развязывать свои руки. Когда они наконец были свободны, я с силой прижал Таню к себе так, что носом она упиралась мне в лобок. Я закрыл нос пальцами, что бы она не могла дышать, и ждал когда у нее начнутся судороги. Она уперлась руками мне в ноги, пытаясь освободится, но я не давал ей этого сделать. Я видел как она задыхается, но продолжал держать, она изо всех сил пыталась вырваться, но их было недостаточно, что бы справится со мной. Я схватил ее за волосы, и резко дернул, Таня жадно принялась глотать воздух, от моего члена до ее рта висело множество ниточек из слюны, я дал ей пощечину по лицу с такой силой, что Таня чуть не упала, я взял трусики, засунул ей в рот, и сказал, и кто теперь сучка?

Я изо всех сил швырнул ее на кровать, Таня не долетела до нее, а упала рядом. Облокатив ее на нее, я поставил ее спиной к себе, подобрал член, который только что был во мне, и без предварительной смазки вставил его в Таню до самого конца. Сделал это с такой силой, что она завизжала. Я принялся с сумасшедшей скоростью двигать его в ее попке, она не могла больше стоять и упала на колени, а я продолжал. Таня кричала, а я не останавливался, постоянно шлепая ее по заднице, и по киске. Наконец я резко вытащил его, ее попка была открыта.

Я не смог устоять, что бы не приласкать ее, и с жадностью начал вводить свой язык в дырочку. Таня задыхалась от удовольствия, а я продолжал ласкать ее, время от времени переключаясь на наполнившуюся соками киску. Я встал, взял резиновый член, который только что трахала Таню в ее упругую попку, вытащил изо рта трусики, и засунул игрушку насколько можно глубоко, резко вытащил, и с огромной силой плюнул накопившуюся от ласк массу прямо в самое горло. Я снова подошел к ней сзади, и засунул трусики прямо в ее открытую попку, а сам ввел свой набухший член в ее горячее влагалище.

Таня, положила ладони себе на грудь, и принялась ласкала свои соски. Она визжала как ненормальная, извиваясь на мне. Хорошо, что Таня, перед свадьбой начала принимать контрацептивы и я мог не боясь кончить в нее. Я больше не мог терпеть, сделав еще несколько движений, моя горячая сперма выстреливала ей во влагалище раз за разом наполняя ее все больше. Я вытащил свой член, и из киске полилось мое семя, я подобрал его пальцем засунул его Тане в рот, скомандовал: «лижи». Таня подчинилась. Такого сильного оргазма я еще не получал. Таня увалилась на кровати, а я прошептал ей на ушко: «я люблю тебя котеночек».

, , ,

Feb
02

Она позвонила мне на работу в пол седьмого и спросила… хочешь сегодня попробовать?
— Что попробовать, спросил я.
— То, что я тебе предлагала.
Я просто потерял дар речи. Не знал… серьезно она говорит, или нет.
Зато жена, похоже, была настроена вполне серьезно…
— Что ты молчишь, боишься?
— Да нет. Давай попробуем.
— Хорошо. Тогда жди меня сегодня дома. И не ложись спать без меня.
Она положила трубку.
У моей жены был любовник. То есть у нее был любовник, а иногда она занималась любовью еще и с его друзьями. У нас был очень сложный любовный многоугольник. Был я, муж, который любил ее и сам в свое время подтолкнувший ее к тому, чтобы она переспала с другим мужчиной. Был ее нынешний любовник, Борис, водитель ее директрису. С Борисом она встречалась уже около года. Я знал про Бориса. Борис знал про меня. В смысле он знал, что я знаю про то, что он трахает мою жену. Моя жена сначала встречалась с ним после работы. Потом оставалась ночевать у него дома. А последнее время не проходила 2 дней, чтобы она хотя бы не отсосала у Бориса. Как она мне рассказывала, он мог позвонить ей и позвать в гараж. Она спускалась из своего отдела.
Забиралась в машину и брала у него в рот. Были друзья Бориса. Игорь и Андрей. Сначала Борис предложить попробовать втрое — и она познакомилась с членом Игоря. А на Дне рождения Бориса она легла под Андрея. Но групповой секс у них случался редко. Борис был собственником и даже настоял на том, что в те дни, когда она спит с ним, она не имеет права заниматься сексом со мной. Ни до, ни после.
В принципе, меня это вес заводило. Хотя и не совсем устраивало. С самого начала, занимаясь развращением жены, я мечтал о том, что буду трахать ее с другими мужиками. Но на деле другой трахал ее с другими мужиками. Но меня это прикалывало и секс у нас с женой был как до свадьбы.
Но вернемся к этому вечеру. Как-то жена сказала мне…
— Знаешь, я хочу придти домой после того, как меня оттрахают все трое, и чтобы ты проглотил всю сперму, которая будет на мне и во мне…
— Ты правда этого хочешь?
— Правда. А ты?
— Давай попробуем, хотя как-то это…
— Противно?
— Ну не знаю….
— Но ведь я глотаю их сперму. И твою, кстати, тоже. Попробуй. Я хочу почувстовать этот кайф. Меня как шлюху в течение нескольких часов будут трахать три мужика. Потом они повезут меня

, , ,

Feb
02

Я возвращался домой из непродолжительной командировки в Нижнем Новгороде. Дела свои завершил задолго до прибытия поезда, который должен был меня отвезти в родной город, поэтому я неспеша прогулялся по НН и пришёл на вокзал ещё до того, как подали состав. Как раз успел зайти в магазинчик возле перрона и взять с собой несколько бутылок пивка в дорогу.
Забравшись в тёплый, так приятно контрастирующий с окружающей погодой вагон, я стал гадать, какие попутчики мне достанутся получится ли непринуждённый разговор с пивком с хорошей компанией или сядут какие-нибудь вечно жалующиеся на власть и жизнь пенсионеры.
Ближе ко времени отправления вагон начал наполняться новыми пассажирами среди которых, к немалому моему удивлению, было немало молодых девушек, причём было видно, что едут они вместе. Три из них, как оказалось, и стали моими соседями по купе. Они шумно и весело побросали свои вещи и выбежали в обратно в коридор общаться с остальными подругами.
Поезд тронулся, девушки вернулись, и я смог получше их разглядеть. Симпатичные, лет 17-20 с крепко сложенными фигурами. Спортсменки — подумал я. Мы довольно быстро познакомились. Их звали Оля, Света и Наташа и они действительно возвращались с соревнований по таек-вон-до, слегка уставшие, но довольные и в весёлом расположении духа. Они рассказали, что их команда неплохо выступила, в поезде их 17 человек и 2 тренера, но так как билеты в один вагон взять не удалось, поэтому их подруги и тренеры находятся в других вагонах.
Наступал вечер. Примерно через час, после того как проводница проверила билеты и заглянул тренер, я предложил отпраздновать их победу, эта идея им понравилась.
— К сожалению, у меня с собой нет ничего более праздничного, чем пиво, — расстроено заметил я.
— Ничего страшного, мы уже подумали об этом заранее, у нас есть пара бутылок вина и мартини. Главное, чтобы тренер не узнал, — ответила Наташа.
Мы заперли купе, чтобы избежать неожиданной инспекции тренера, и начали праздник. На второй бутылке поступило предложение поиграть в карты.
— Во что будем играть?
— Давайте в дурака, — предложила Ольга.
— Может быть лучше в дурочку?
Решил сострить я, но тут же понял, что с этим заявлением я поспешил. Девчонки на некоторое время замолчали, раздали карты.
Так мы и ехали, допив вино, переключившись на мартини, играя в дурака. На голодный желудок я немного захмелел, да и девчонки, вроде бы тоже.
— А может быть сыграем на раздевание? сам не ожидав от себя такого, предложил я.
Как ни странно, девчонки охотно согласились. После нескольких партий я понял, что мы играем не каждый сам за себя, а все играют против меня. Потихоньку мне пришлось раздеться до трусов, а из проигравших только Ольга сняла с себя часы и носки, и Света отделалась только заколкой.
— Нет, — говорю. — Так нечестно получается.
— Играй, играй, сам вызвался!
— Давайте может быть на одевание?
— Можем тебе предложить такой вариант если три раза подряд проигрываешь, выполняешь наше желание.
— Идёт.
Здесь мне немного повезло и я успел подраздеть девушек, прежде чем настал мой черёд выполнять их желание. К тому моменту мы закончили мартини и переключились на моё пиво.
— Какое же будет ваше желание?
Девчонки задумались.
— Мы хотим, чтобы ты вылизал наши киски. предложила Ольга.
— И не только киски, — добавила Света.
— Ну нет, так мы не договаривались!
— Тогда мы тебя заставим это сделать!
С этими словами Ольга схватила меня за руку и резко заломила её назад. От острой боли и неожиданности мне пришлось согнуться почти до колен. Сразу же за этим за вторую руку меня взяла Наташа, тоже заломила её назад и уселась сверху мне на голову, придавив своим весом меня к коленям. Шов её джинсов впился мне в темечко.
Всё это произошло настолько быстро, что я даже не успел ничего понять.
— Только не вздумай кричать, — донеслось откуда-то сверху. — А не то ты об этом сильно пожалеешь.
— Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, — добавила Ольга.
Я не мог не только пошевелиться, но даже посмотреть по сторонам! Слышно было, как Света расстегивает молнию на сумке, что-то ищет там, достаёт. Потом она села с другой стороны от меня, напротив Ольги. Втроём они связали мне запястья за спиной (как оказалось это был пояс от кимоно).
— Давайте свяжем его покрепче, — предложила кто-то.
Тогда достали ещё один пояс и связали мне руки ещё и в локтях. Кто-то связал мне третьим поясом ноги. После этого меня положили спиной на полку. Наташа сняла джинсы и села мне на грудь, слегка разведя ноги. На ней были надеты красные трусики, её лобок упирался мне в подбородок. В нос ударил стойкий запах.
— Как тебе запах? словно уловив мои мысли, спросила она. У нас после выступлений времени было в обрез, не успели подмыться, а тут ещё поезд… Сейчас мы это исправим. Пока можешь наслаждаться.
Она подвинулась чуть повыше и села мне на лицо. Мой нос упирался в основание лобка, а рот ощутил через трусики её половые губки. Трусики были уже немного влажные от её возбуждения. Она крепче прижалась ко мне. Дышать через рот я уже не мог, так как он был полностью блокирован трусиками, оставалась небольшая щёлка для носа, частично закрытая лобком. Я попытался освободиться, но, конечно, ничего не получилось, а чтобы я не шумел, на ноги мне сел кто-то из оставшихся девушек.
Прошла минута, от её сильного запаха я возбудился до предела. Дыхание Наташи тоже участилось, сперва немножко, потом всё с большей амплитудой она начала двигать тазом, оставляя свой сок у меня на губах и носу.
— Я так больше не могу, а ну-ка, отсоси у меня!
Она отодвинула в сторону трусики и прижалась клитором к моим губам. Связанному, прижатому к полке весом двух тел, у меня не оставалось другого выбора. Одной рукой она схватила меня за волосы и ещё крепче прижала мою голову к своей промежности. Её набухший клитор оказался у меня во рту, и я начал ласк

,