Archive

Posts Tagged ‘щупать пизду’

Feb
02

В тот день, не смотря на хорошую погоду, я не делал никаких попыток выбраться из постели, чему Катя была очень рада, так как это полностью совпадало и с ее желаниями. Мы нежились в нашем уютном ложе до самого вечера, плавно переходящего в ночь. Мы ласкались, занимались любовью, играли друг с другом, делали друг другу массаж, ходили по очереди на кухню за разными вкусностями и кормили ими друг друга, опять занимались любовью… Катя лежала у стенки, а я гладил ее рукой, уткнувшись носом ей в плечо, одновременно наслаждаясь ее гладкой бархатистой кожей и ее запахом. Но тут она приподняла рукой одеяло и начала через меня перелезать.
— Ты куда? — спросил я.
— В туалет, — ответила она.
Я согнул ноги в коленях, не давая ей лезть дальше, потянул ее за руки и она, лишившись точек опоры, рухнула прямо на меня.
— Я хочу пи-пи, — игриво жалобно проговорила Катя, — моя пиписечка очень хочет сделать еще одно мокрое дельце.
— Не дельце, а дело, — с серьезным выражением лица поправил я и с лукавым удивлением добавил: — Неужели ты хочешь пописать без меня?
Какое-то время Катя соображала, что ответить. Она была скромной девушкой, но на наши отношения это не распространялось, и в том была заслуга нас обоих и искренности всех наших желаний друг по отношению к другу.
Однако ее реакция оказалась для меня неожиданной. Она горделиво выпрямилась и, стоя передо мной на коленях с раздвинутыми ногами, выставила вперед низ живота и раскрыла одной рукой губки своей аккуратно выбритой киски. Другой рукой она взяла мою руку и хорошо смазала своей слюной подушечку моего среднего пальца. Потом она приставила этот мой палец к отверстию своего мочеиспускательного канала и начала плавно водить им по нему.
— А вот эту мою дырочку ты еще и вправду не изучал так тщательно, как остальные, — с улыбкой сказала Катя, — но если мы будем продолжать такую ласку, то я прямо здесь сейчас и описаюсь.
Не могу сказать, что я был против, но ночь только начиналась и была еще полна планов, исполнение которых сегодня предполагало сухую кровать.
Я люблю совмещенную ванную комнату с туалетом за ее большой размер и более широкие возможности использования. Такая в тот день была и у нас. Я убрал свой палец, увлекательно ласкающий одну из самых маленьких Катиных дырочек, и дал ей возможность встать с постели и пойти в туалет. А сам пошел за ней. Эти несколько шагов она прошла, так соблазнительно двигая попкой, что я, пока шел сзади, ни на секунду не оторвал своего взора от этой наипривлекательнейшей части ее тела. Она вошла в ванную комнату, подошла к унитазу и, как в сказке про избушку на курьих ножках, повернулась к нему задом, а ко мне передом. Это был первый раз, когда при мне и так явно Катя должна была облегчить свой мочевой пузырь. Я заметил небольшое смущение в ее глазах. Тогда я взял ее за голову и горячо поцеловал в губы. Это ее расслабило, и она начала приседать на сиденье унитаза, но я удержал ее. Прежде чем в ее глазах успел появиться немой вопрос о причине этого моего действия, я сказал ей, что каждую дырочку у такой красивой и сладкой девочки, особенно перед важным делом, нужно всячески ублажать, и, в данном случае, нежнейшей лаской. Я встал перед ней на колени, раздвинул руками губки киски и очень нежно начал щекотать языком и целовать ее малюсенькую, но ощутимую и очень приятную дырочку, из которой вот-вот должна была политься золотистая струйка. Мои поцелуи никогда столько не концентрировались на этой ее точке, и Катя ощутила новую для нее гамму эмоций. Мои губы влажно посасывали, а язык теребил это ее отверстие так, что она нетерпеливо заерзала и, положив руки мне на голову, сказала, что уже почти не может терпеть и сейчас описается. Она даже немного согнулась и приподняла одну ножку, поджав ее в попытке сдержать настойчивые позывы ее мочевого пузыря. Хотя я и понимал, что чем дольше ожидание, тем приятнее будет процесс облегчения, но все же мучить ее этим я не собирался. Я еще раз с удовольствием лизнул ее там и дал ей возможность сесть на унитаз. Катя села, смотря на меня, и я увидел в ее глазах радость от уже неминуемой и скорой возможности справить свою нужду. Я взял ее за колени и широко развел ее ноги в стороны, чтобы как минимум видеть весь процесс полностью. Кате понравилось это мое решительное действие, и она даже отклонилась назад, чтобы вид для меня стал еще лучше. Я присел на корточки между ее ногами, и она с легким стоном облегчения пустила из себя журчащую струйку.
Я очень хорошо видел, как из той маленькой дырочки, которую я только что с таким упоением целовал, бьет ручеек, раскрывая и оттопыривая ее миниатюрные стеночки. Катя долго ждала этого момента и просто кайфовала, оттого что он, наконец-то, наступил. И еще ей очень нравилось быть сейчас такой откровенной, так открыто писая при мне. Я взял руками ее за икры, склонил голову и начал целовать ее бедра сверху, постепенно перебираясь к их внутренним сторонам. Катя немного смутилась и попыталась сдвинуть ноги, но мои плечи, которые находились между ними, не дали ей такой возможности, и она быстро поняла, что это ее желание было неуместным. Ее ручеек журчал в нескольких сантиметрах от меня, а я целовал ее ножки совсем близко к его источнику и ощущал лицом колебания воздуха, вызванные его напором. Несколько маленьких теплых капель попали мне на щеку. Я практически лежал на ней своим торсом и обнимал ее руками за бедра и талию. Я так уютно чувствовал себя, что мне совершенно не хотелось, чтобы это заканчивалось, и я с радостью вспоминал то большое количество воды и разных напитков, которые были выпиты нами накануне. Катина струйка текла с бодрым журчанием все с той же силой. Я еще приблизился к ней и поцеловал ее живот. Мне даже казалась, что я чувствовал, как внутри нее берет начало этот гейзер, и я стал целовать ее гладенький животик еще более сильно и упоительно. Катя издала легкий стон…. Я медленно спустился губами к ее лобку, а потом кончиком языка прижался и легкими движениями начал ласкать клитор. Катя громко застонала. Никогда раньше ей — писающей девочке — не ласкали в этот момент клитор языком! Она на мгновенье замерла, и я почувствовал, что она еще сильнее раскрылась передо мной, желая моих ласк. Горячая струя текла из нее ровно и лишь изредка какая-то дерзкая капелька отскакивала и попадала на меня. Я сильнее впился губами в ее клитор и был просто без ума от всего происходящего. Катя писала прямо из под моих губ, а я в это время страстно лизал ей клитор. Ее напряжение стало стремительно возрастать, и она заерзала на сиденье унитаза, стараясь сильнее подставляться под мои ласки. Я лизал ее там не отрываясь. И тут она разразилась оргазмом, который заставил золотой ручеек выписывать вензеля по всему периметру унитаза. Досталось немного и мне.
После этого Катя сказала, что таких ощущений никогда не испытывала и что очень благодарна мне за столь неожиданное и такое классное мероприятие. Но нарастание моего возбуждения тоже имело свои пределы, и я, сильно вцепившись руками ей в бедра, придвинул ее к себе прямо на унитазе. Еще не закончившая писать и не совсем отошедшая от оргазма, Катя от неожиданности замерла, ее ручеек остановился и перестал течь. Я приподнялся с корточек, и она первый раз за все это время увидела мой напряженный и торчащий член. Катя инстинктивно попыталась шире развести свои ноги в стороны, но дальше уже разводить было некуда. Слегка приподняв ее и поддерживая за попку, я чуть присел и вошел в нее, сидящую на пластиковом обруче, до самого основания своего члена. Ее влагалище было настолько мокрым от возбуждения, что я просто провалился в него. Но с Катиной помощью оно как обычно плотно обхватило меня своими крепкими стенками и я с неземным удовольствием начал медленно двигаться в нем.
Несколько моих движений и мы оба уже стонали, забыв об одном незавершенном процессе. Мои руки держали Катю за попу, и я с силой входил в нее. Потом для удобства я ближе придвинулся к унитазу, еще крепче сжал ее ягодицы и стал руками насаживать ее на свой член. Она обхватила меня за шею и помогала мне насаживать себя, едва ли не задыхаясь от удовольствия. Но эта тряска легким позывом вдруг напомнила ей о том, что пописать до конца так и не удалось, и Катя посмотрела на меня. По ее взгляду и едва заметным, но уже знакомым мне подергиваниям ее бедер, я понял, что остаток ручейка проситься наружу. Я прекратил свои движения в ней, улыбнулся, смазал свой средний палец ее соками и погладил им ту маленькую дырочку. Увидев, что эти действия практически лишили Катю возможности сдерживаться, я засунул свой член поглубже в ее влагалище и сказал ей:
— Писай! Да, прямо так!
Мне показалось, что своим членом внутри нее я чувствовал, как этот ручеек собирается там и проделывает свой путь до выхода наружу. От этого ощущения необычная волна удовольствия прокатилась по моей головке, плотной сидевшей во влажном и глубоком объятии. Я чувствовал, что если бы я сделал хоть одно движение в этот момент, то сразу кончил бы. Но я сдержался. Тем временем, Катя полностью сумела расслабиться и теплая струйка потекла из раскрывшегося выхода ее канальчика прямо на основание моего члена. Она облила его и стала стекать по моим яйцам вниз. Это было безумно приятно и мой упругий от сильного возбуждения и удовольствия член, пульсировал в Катиной киске. А струйка текла, обвивая мой ствол теплым колечком и приятно щекоча мои яйца. Я не выдержал и немного вытащил свой член из нее. Катя расслабленно и беспомощно висела на мне, обхватив руками за шею, и продолжала писать. Теплый ручеек сразу отметился на той части члена, которая показалась из ее влагалища. Мое возбуждение достигло предела, и я просто начал неистово трахать ее в таком положении. Всего несколько движений и я был награжден небывалым по силе оргазмом залив все ее влагалище своей спермой. Катя вцепилась в меня своими пальцами, и я почувствовал, как судорожно сокращается она вся внутри, а ее крики были слышны уже, наверное, всем соседям. Она откинула голову назад и страстно впилась своими губами в мои. В этот момент я ощущал, что ручеек тек из нее с наибольшим напором, ведь она была совсем расслабленна, но, в то же время, все ее внутренние мышцы были напряжены и работали по полной от наших оргазмов……
Катя прошептала мне на ушко, что никогда раньше не испытывала такого необычного бурного оргазма, что это очень сильно и уникально кончать от мужского члена, когда ты писаешь. Я поцеловал ее. Она была почти без сил и теперь еще больше висела на мне. Я не хотел выходить из нее и, прижав ее крепко к себе за поясницу, встал на ноги, держа ее на руках. Катя положила голову мне на плечо, обвила меня своими ногами и гладила ладошками по спине. Мне было очень удобно так нести ее, тем более что мой член был по-прежнему тверд и тоже хорошо поддерживал ее надетую на него как на крюк. Пока я нес ее до кровати, легкие покачивания ее бедер, скольжения ее влагалища по моему члену и плотное соприкосновение наших тел, вновь наполнили меня вожделением. Мы добрались до кровати и плюхнулись на нее так, что я прижал ее всем своим телом, а ее ноги разлетелись в стороны. Не медля ни секунды, я с безумной страстью начал сильно, резко, глубоко и быстро входить в нее и кровать заходила ходуном. Я занимался сексом с совершенно обессилевшей девушкой, которая практически не могла ничего делать, а просто лежала и текла…. Мне это было все равно, хотя, конечно, я знал, что ей нравится все, что происходит между нами. Я кончил и лег рядом, старясь отдышаться. Но я все еще не мог оторваться от Кати. Я повернулся на бок, раздвинул ее ноги своей ногой и ввел в нее два пальца. Казалось, что у нее уже больше нет сил испытывать ощущения от постоянного моего воздействия на ее эрогенные зоны, и она просто тихо стонала.
Мы отключились где-то минут на тридцать и после этого небольшого передыха были вновь полны энергии. Однако вставать не хотелось даже для того, чтобы сходить в душ. Катя взяла полотенце и вытерла им у себя между ног. Я положил руку на ее киску, и рука вспотела от жара, исходящего из нее. Она ввела пальчик себе во влагалище и скривила губки, вынув его оттуда совершенно мокрым.
— Наверное, придется все же встать, — неуверенно сказала Катя, — очень хочется освежиться прохладной водичкой.
— Расслабься, — сказал я, — у меня есть идея.
Я взял пластиковую бутылку с водой, немного попил из нее, а потом набрал воды в рот. Катя с интересом наблюдала за происходящим. Я подложил подушку ей под попу, развел ее ножки в сторону и немного снизу, чтобы вода не выливалась изо рта, прижался открытым ртом к ее киске. Прижался так плотно, что вода не могла вытекать наружу, а нижней губой я регулировал вход во влагалище, чтобы вода вся не затекала туда. Она замурлыкала от желанной прохлады и свежести. А я в это время выполнял роль стиральной машины — своим языком я в воде промывал ей все складки и щелки. Через некоторое время я проглотил эту воду и наполнил рот новой. После трех раз Катя была очень довольна моими действиями. Последний раз я набрал больше воды и размашистыми движениями своего языка выполнил процедуру окончательного полоскания ее промежности.
Я улегся у нее между ног и сказал, что теперь хочу спокойно и хорошо изучить эту удивительную дырочку, которая сегодня чуть не свела нас с ума тем, что ей предназначено делать по нескольку раз в день. Я рассматривал ее, трогал, снова пробовал на вкус, пытался расширить ее чуть-чуть. В этот момент у меня в голове промелькнула мысль о том, как бы ее использовать в сексе. Она такая маленькая… Пусть так, но с тех пор я часто ласкал Кате ее маленькую прелестницу и вообще стал относиться к ней по-особому. Милой Катюше это очень нравилось, и она с радостью позволяла мне все.
После того случая я как-то спросил ее:
— Ну что, теперь ты будешь писать при мне с большим удовольствием, чем без меня?
— Да, — ответила Катя и, улыбаясь, добавила: — Как только в туалете я снимаю трусики, у меня перед глазами сразу встает та наша картина, и я возбуждаюсь….. Хочу! Хочу! Хочу!»

,

Feb
02

Мое сердце громко стучало, поскольку я стояла перед дверью дантиста. Я не очень робкая, но когда должна идти сюда, то это — исключение, и я чувствую внутреннюю тяжесть. Это прямо влияет на мой мочевой пузырь, который тоже возбуждается. Так что не было никакой неожиданности, что я должна была весьма срочно пописать, когда я звонила в звонок двери.
Темноволосая красавица открыла дверь… Ого! Она здесь новенькая, раньше помощнцей дантиста была старая подобная дракону женщина. Но эта молодая и экстраординарно красивая девочка была настоящей звездой. Поскольку она стояла передо мной, я забыла свое беспокойство и полный мочевой пузырь. Она сказала: «Привет, я — Анна, новый помощник! Пожалуйста, присядьте на минуту. Идите за мной, пожалуйста.»
Хорошо, думала я, я буду идти за Вами когда угодно и куда угодно…
Она проводила меня в один из двух кабинетов дантиста, врач работал тем временем в другом. Я должна была подождать, так что я села на медицинское кресло. Сегодня я надела высокие каблуки, колготки цвета шелковистой кожи конечно без трусиков под ними и короткую узкую юбку с шелковой блузой.
Анна помогла мне с рентгенозащитным фартуком, ее волосы чуть коснулись моей шеи, но этого было достаточно, чтобы я покрылась дрожью. Теперь она обратила внимание на инструменты передо мной, готовя и проверяя их, но я заметила, что ее глаза двигались вдоль моих ног снова и снова возвращались на инструменты. Я немного раздвинула свои ноги, затем еще немного и, наконец, так широко, как позволила моя узкая юбка.
Внезапно раздался лязг. Анна уронила один из инструментов на пол. Она наклонилась, и ее лицо оказалось непосредственно перед моими туфлями на высоком каблуке. Оттуда ее глаза снова пробежались вверх по моим ногам к моим глазам, на сей раз без никакой стеснительности. Ее лицо, тем временем, немного покраснело, и она сказала: «Эти туфли заводят меня».
Если бы она сказала: «Эти туфли — дерзкие», то было бы не так значительно мне, но ее формулировка сделала меня подозрительной в некотором роде. Так что я спросила ее, хотела ли бы она носить ботинки подобные моим, и она согласилась.
В другом кабинете внезапно раздались громкие голоса, глубокий звучный голос доктора и высокий, почти истеричный женский голос. Доктор пробовал успокоить ее, но затем стукнула дверь.
» Минутку! » сказала Анна и исчезла.
Снова мой мочевой пузырь возвращался в мое сознание, это беспокоило и тревожило меня, так как я срочно должна была пописать. Но, поскольку, доктор мог появиться здесь в любой момент, я думала, что не будет проблем, успокоилась и стала ждать несколько минут перед заходом в туалет. Хотя мой мочевой пузырь беспокоил, я немного любила это чувство, поскольку это давало мне толчок и заводило меня еще больше в этой ситуации.
Анна вернулась в кабинет, она смеялась и сказала мне, что женщина из другого кабинета убежала и заперлась в туалете. Доктор просил меня еще немного подождать, поскольку он пробовал успокоить ее, и они ожидали прибытие слесаря.
Она рассказала эту историю истеричной пациентки таким забавным способом, что мы хихикали и смеялись так интенсивно, что было слишком поздно, когда я почувствовала, что мой мочевой пузырь не смог сдерживаться больше, и она только немного открыла свою дверь, чтобы позволить нежному горячему потоку писать прямо в мои колготки. Мое лицо стало красным, и я спрыгнула со стула.
Анна была удивлена и спросила меня, что случилось. Я сказала, как срочно я нуждалась сходить в туалет и попросила, чтобы она помогла мне с фартуком. Она сказала: «Нет проблем, но туалет заперт.»
Я пробовала убедить ее, что никакое ожидание больше не возможно, и что я уже даже немного писнула в свои колготки. Она подарила мне большую улыбку и спросила: «Я могу видеть это?» Мое лицо, должно быть, выглядело одновременно немного тупо и удивленно, поскольку она громко засмеялась. Это передалось как эпидемия мне, и я присоединилась.
Я смеялась, хотя не должна была делать это, поскольку я просто писала в свои колготки. На сей раз, это было большее количество моего горячего золотого сока, стекающего вниз по моим ногам. Анна смотрела на мои влажные и блестящие колготки, затем она опустилась на колени и начала ласкать влажную ткань. Ее ноздри дрожали, и она жадно засасывала запах моей парящейся мочи носом.
Теплая дрожь пробежала вниз по моей спине — глубже и глубже пока она не достигла моей писеньки, которая задергалась. Анна позволила своей руке скользить к моей горячей вульве и достигла ее задыхаясь.
«Только позволь ей течь, мы все уберем попозже», стонала она.
«Но если доктор войдет?», — спросила я малодушно.
» Я — здесь, а он сейчас занят, будьте уверены», ответила Анна.
Я не заставила ее ждать дольше, тем более, что я была настолько возбуждена, и очень хотела пописать на глазах у Анны. Это было первый раз, когда леди наблюдала меня, пока я писала через колготки, раньше я делала так только в присутствии мужчин.
Анна прижала свою ладонь к моей письке. Это дало мне толчок и мой оказавшийся запертым мочевой пузырь как и я сама моментально напрягся. Затем я попыталась немного расслабиться, но я была очень возбуждена.
Анна шептала: «Позволь ей идти прямо на меня, я так похотлива, начинай, писай на меня, только делай это сейчас, я не хочу больше ждать!»
Я не могла больше держатся, раздвинула свои ноги как ворота и писала из раскрывшейся под колготками письки, пока мой дорогой мочевой пузырь не стал пуст. Соки пузырились из моей письки. Анна наклонилась немного вперед, чтобы подобратьсяко мне так близко, насколько возможно, и пробовала ловить капли моей мочи обеими руками. Она вытягивала свой язык и погружала его в мой теплый каскад. Когда кончик ее языка достиг шва колготок между моими ногами и ее язык прижался к моему клитору, и я кончила, крича и задыхаясь.
Мой родник высох, но это не остановило Анну, она облизывала мои влажные бедра, разрывая мои колготки, чтобы погрузить свой рот внутрь и поцеловать мою письку. Она интенсивно облизывала меня, помещая язык глубоко в мою мокрую промежность, и я достигла второго оргазма, когда она яростно сосала меня.
Она встала и всунула свой язык прямо в мой рот, и я смогла пробовать ее слюну, смешанную с моей мочей. Никогда раньше поцелуй не был настолько подавляющий меня. Я схватила ее бедро, шлепнула ее ягодицу и зажала щеку ее попы. Ее соски были тверды и терлись о мои, поскольку мы были одного роста. Она застонала, когда я спустилась вниз по ней. Я задрала ее платье, она была без трусиков, и это позволило мне очень легко воткнуть палец в ее скользкое влагалище.
Соки ее писеньки стекали по моим пальцам, она стонала, извиваясь от похоти. Я трахала ее своими пальцами, всего через несколько секунд она кончила. Наклонившись вперед я облизывала ее возбужденную слизь и она без предупреждения пописала на меня. Меня так застали врасплох, что я глотала ее, и, впервые, соленый вкус ее мочи оказался потрясающим. Я никогда раньше не пила мочу.
Ее горячий родник все еще пузырился, широким потоком сбегающий вниз на пол прямо передо мной и на мою блузу. В то время как я вся становилась мокрой, Анна стонала и восклицала, пока она не кончила и сказала: «Эй, Вы вся мокрая. Какой беспорядок!»
Анна взяла мою руку, и мы вошли в маленькую комнату, это была раздевалка и также душ, встроенный там. Она дала мне полотенце и велела мне принимать душ, а затем ждать ее. Я была последней пациенткой, и она пойдет сообщит доктору, что я уже ушла. После завершения сражения и всех проблем с истеричной леди он конечно, будет рад уехать на теннисный матч в 4 часа.
Мои часы сказали мне, что прошло только 20 минут. Мне было ясно, что Анна принесла кое-что для меня, когда она дала мне бутылку минеральной воды и сказала «Выпей это. Мы не хотим, чтобы Вы бегали сухой после этого, не так ли?» Тем временем мне понравился едкий и соленый вкус ее мочи на моем языке, который уже покинул меня, и я была снова горяча для игр, чтобы кончать, когда мы будем здесь одни.
«Не только для меня! Может возьмешь бутылку и для себя?» — спросила я в ответ. Анна захихикала и с большой и томной усмешкой на ее красивом детском лице, она задрала свое белое платье вновь, взяла ведро и швабру из шкафчика и вернулась в кабинет врача, чтобы убрать беспорядок…

, ,

Feb
02

Мы с Маринкой запланировали погулять, подышать свежим воздухом. Никаких конкретных планов не было, но мы знали, что по ходу пьесы нам обязательно в голову придёт что-нибудь эдакое… День выдался очень жаркий. Солнце ещё не вошло в зенит, но шпарило нещадно. Я зашёл за подружкой. Родители её были на работе.

— Давай сейчас не пойдём, — предложила она. – Жарко очень, переждём немного.

Я без сопротивления согласился, потому что только что на себе испытал всю тяжесть солнечных лучей. Тем более, что дома у неё работал сплит, создавая комфортные условия жизни. Возвращаться в раскалённую печку, что пылала на улице, не очень хотелось.

Под сплитом хорошо, но чем заняться то? Включили телевизор, пощелкали каналами – смотреть нечего, среди DVD не было ничего нового, всё пересмотрено по нескольку раз. Скукотища… Мы оставили включённым телевизор на канале, где шла неназойливая передача. Сами же зацепившись за какую–то тему, болтали – ничего существенного, но по ходу разговора у меня в голове стала рождаться идея. Она должна была понравиться Марине. Она ведь такая любительница экспериментов над собой, над своей… натурой…

Маринка сразу согласилась и подготовка пошла полным ходом, в быстром темпе. Я сбегал в магазин, купил двухлитровую бутылку спрайта – подружке был интересен эффект от газированной воды. Бутылка взял не охлаждённую – мне не безразлично здоровье девушки. Пошарили на кухне, нашли приличного размера воронку и прозрачный стакан, резко сужающийся в нижней части. Как следует их вымыли. Кажется, всё было готово. Нас распирало. Не знаю, как Маринка, а меня просто колбасило от мысли о предстоящем. Внутри зажёгся огонь желаний, что-то давило на грудь, тяжестью опускаясь вниз, передавая этот огонь в колбаску находящуюся между ног, отчего она начала наливаться кровью. Я постарался унять разгорающийся пожар, отвлекаясь на другие мысли, на подготовку…

— Вроде всё готово? — сама себя спросила Марина.

— Вроде всё, — оглядывая предметы, сглотнув ком стоящий в пересохшем горле, ответил я.

— Раздеваемся, — приказным тоном сказала она.

Мы быстро скинули, что на нас было. А было то практически ничего. На Марине был только один легкий коротенький домашний халатик, под ним ничего. Впрочем, и этого было много, обычно по дому она бегает голышом и не только при родителях и родне, но и перед некоторыми очень близкими знакомыми. А вот, когда прихожу я, она обычно что-нибудь накидывает на своё изящное молодое тело, видимо понимает, что мне нелегко смотреть на её открытые прелести. Честно говоря, я благодарен ей за это.

Я тоже быстро разделся – лето, одежды мало и она слетела с меня в одно мгновение. Для того, чтобы то, что мы затеяли прошло успешно, надо было немного возбудить Маринку, вернее её… аленький цветочек, что пламенел между стройными ножками. Как я это делал, описывать не буду, не о том рассказ. Скажу лишь, что уже в процессе подготовки, моя подружка начала заводиться. Когда я приступил к первой части плана – возбуждению, писечка её уже была влажненькой, на губках прелестной вагины поблёскивали капельки живительных выделений…

Мне почти ничего не пришлось делать, разве что… несколько раз погрузиться в самую-самую глубину прекрасного, желанного влагалища… Чем и как, вы уж и сами надеюсь догадались… Да ещё не удержался, присосавшись к половым губкам, выпил все вытекшие соки и языком начисто вылизал их, не забыв поцеловать клитор…

Марина была на верху блаженства. Всё предыдущее я проделывал, когда девушка лежала на спине на своей широкой кровати. Окончив, я встал на пол на ноги. Марина переместилась так, что прелестная попочка её оказалась на самом краю. Она подогнула колени к себе, держа их руками, и широко развела. От этого подготовленная вульва, смотревшая вертикально вверх, раскрыла все свои тайны – лепестки половых губок разлепились, призывно открылась дырочка. Вагина вновь стала влажной, по желобку между ножек, к попке стекали капельки…

Я взял стакан, раздвинул пальцами одной руки вход и начал донышком вставлять этот самый стакан во влагалище, стараясь погрузить глубже. По мере введения, предмета, из Маринкиной писи хлюпая накопившимися влагалищными соками вытеснялся воздух. Сильно я не напирал, следя за реакцией девушки. Она вела себя спокойно, если не считать вздохов свидетельствующих о том, что ей вовсе не плохо… Стакан погрузился, конечно же, не весь, с середины его диаметр резко увеличивался. И хотя у меня создалось впечатление, что надави я посильней, он утонул бы весь, рисковать я не стал. Через его донышко преломлённое неровной поверхностью стекла, просматривалось таинственное содержимое Маринкиной утробы, восхитительной и желанной.

«А ведь я имею возможность видеть свою подружку не только с внешний стороны, но и изнутри» — промелькнула у меня мысль. Отпустил руку, стакан чуть вышел, сдавливаемый скользкими стенками влагалища и остановился. Я открыл бутылку спрайта и почти до самых краев наполнил стакан. Маринка замерла в ожидании. Я встал на колени между её ножек, придерживая их за нежные ляжки своими руками, тем самым освобождая уставшие руки девушки, пригнулся к промежности, припал губами к краю стакана и начал пить… По мере опустошения стакана, я ниже и ниже опускал её ноги, пися вместе со стаканам всё ближе опускалась к краю постели, изменяя свой наклон, давая мне возможность выпить всё до конца. Стакан был выпит залпом – к тому моменту меня мучила сильная жажда, да и не хотелось прерывать процесс, хотя и изогнуться пришлось изрядно.

Я опустил ноги девушки на пол, стакан выскользнул как пробка из бутылки, даже с небольшим хлопком, впуская внутрь воздух. Я успел подхватить его. Марина расслаблено лежала, поглядывая в потолок. Я нагнулся над ней.

— Продолжим или передохнёшь? – спросил я.

— Да, давай, а то ноги устали, — ответила она.

— Да и мне надо сделать паузу, а то я сразу столько не выпью, — улыбаясь согласился я.

С этими словами она села на краю кровати, а я разместился на полу между ножек подружки, повернувшись к ней спиной. Она не замедлила воспользоваться положением и игриво закинула свои ноги мне на плечи, беря меня ими в «плен». Я тоже будь не дурак, извлёк из получившегося положения максимальное удовольствие – поймал, не крепко ухватив, гладенькие голени девушки и повернув голову сначала налево, потом направо, поцеловал ей коленочки и нежно погладил восхитительные ляжки. В поцелуи я вложил всю страсть, которая подогревалась ощущением плотного прикосновения к моей спине ближе к шее её мокренькой горячей писечки… От чувственных поцелуев Маринка заёрзала, потераясь вагиной о мою шею, словно начиная мастурбировать. По мне пробежала дрожь, напрягая все нервы, поднимая и без того набухший член…

Она увидела метаморфозы случившиеся со мной и хитреньким голоском сказала:

— Давай помогу тебе. Ложись на спину, закрывай глаза.

Я с неохотой, но послушно покинул волшебный «плен», лег на кровать и закрыл глаза. Но писюн мой держался молодцом – хоть и хлопнул меня по животу, когда я откидывался на спину, но тут же, пружинясь, приподнялся. Я услышал шипенье газа из открываемой бутылки и наливание воды в только что использованный стакан, но честно не открывал глаза.

Марина решительно взяла рукой мой член, поставила его вертикально, полностью оголила головку, немного сдавила пальцами так, чтобы вход в канал максимально открылся. Я ждал… И вдруг почувствовал, что внутрь пениса потекла жидкость… было немного больно – мало того, что инородные тела внутри канала у мужчины всегда вызывают неприятные ощущения, а тут ещё сладкая, газированная вода! Член непроизвольно запульсировал, словно пытался вырваться из руки девушки, но она крепко держала его. Через несколько секунд, не веря себе, я почувствовал, как Маринка погрузила в свой ротик головку члена, немного наклонила его и высасывающими движениями выпила всё, что налила в меня. Потом облизала набухший конец пениса, как леденец и причмокнув сказала:

— Мало… Повторим!

Я не дёргался. Ерундовые пощипывания, что я испытывал вначале, ни в какое сравнение не шли с тем восторгом, которое последовало потом. Поэтому, я даже с нетерпением ждал продолжения. Надо сказать, второе наполнение канала писюна прошло не так болезненно. А потом было и третье, и четвёртое и пятое… Я изнемогал от наслаждения, член разрывался, когда нежные Маринкины губки касались его. Она там что-то ещё аккуратно делала зубками –я чуть с ума не сходил.

— Мариночка! – взмолился я, — Не могу больше, сейчас кончу!

— Хорошо, конечно кончай… — тихо и спокойно ответила она.

И не выпуская пенис из руки, принялась дрочить его. Какое же блаженство, когда онанировать приходится не самому, а делает это нежная рука милой девушки! Я не открывал глаза, а полностью отдался ощущения, начал даже покачиваться в такт Маринкиным движениям. Наконец перевозбуждённый член выстрелил мощной струёй вертикально вверх и сперма громкими шлепками шлепнулась на мой живот и грудь, пачкая меня и руку девушки, всё ещё не выпускающую мой пульсирующий писюн. Вот это был кайф!!! Я открыл глаза и увидел, что моя девушка лежит рядом, запустив вторую свою руку себе между ног, пытаясь доставить удовольствие и себе. Мне так захотелось ей помочь!

Я быстро высвободил пенис, перевернулся, уложив не сопротивляющуюся Марину, у которой по моему уже начало мутиться сознание, на спину и навис над ней в позе 69… Руками подхватил её ножки под соблазнительные ляжки, подогнул ноги в коленях, развел их в стороны и припал жаждущим ртом к разбухшей вульве. Стоило мне совсем немного поиграть языком с половыми губками, всосать их в рот и там языком разобраться с клитором, как девушку начало трясти. Она извивалась, вскрикивая от удовольствия, металась подо мной, но я никак не мог оторваться от живительного источника – пил и пил влагу истекающую из него. Наконец я почувствовал легкое прикосновение ко мне – это Маринка, не способная говорить пыталась отпихивающими движениями дать мне понять, что хватит…

Я отпрянул, всё ещё держа её ножки в руках, мы застыли на некоторое время и тут я только заметил, как тягучая сперма стекает с меня из расслабившегося члена прямо на девичье тело… теперь мы оба были перепачканы в семени. Я несколько раз опускался, прижимаясь всем своим телом к Маринкиному. Получалось прикольно – мы сначала прилипали друг к другу, а потом с чмоканьем отлеплялись… Девушка захихикала…

Мы встали и пошли отмываться в ванную. На наше удивление, мы умудрились не запачкать постель ни одной каплей спермы. Она только была несколько влажной от наших вспотевших тел. После передышки от полученного наслаждения, по времени достаточной, чтобы мне восстановиться, так как мои мужские возможности были нужны в начале последнего акта пьесы, мы приступили к задуманному… Задумать то мы задумали, а сможем ли осуществить, вот это был вопрос! Но мы не привыкли отступать и с уверенностью вдрызг пьяных ёжиков начали действовать…

Первым был выход Маринки – её задачей было оживить мой писюн, привести его в боевое состояние, с чем она успешно справилась, нежности рук и ротика… Дальше была моя реплика. Девушка легла на кровать, как бы подготавливаясь к сексу. Я сначала не долго «поиграл» ртом с её розочкой, возбуждая и добавляя к выделяемой ею смазке свою слюну. Потом навис над ней и ввёл головку между половых губок… Хорошо, что не за долго до этого я кончил. Теперь я мог спокойно выполнить свою миссию – сделал несколько фрикций, полностью входя в стонущую от удовольствия Маринку. Это надо было, чтобы немного растянуть её влагалище. Ну не огурцом же это делать, когда рядом есть преданный и нежный мужчина (как я про себя?).

Член был выведен, когда я начал чувствовать, что продолжение чревато прохождением точки невозврата и дело могло закончиться совсем не так, как мы планировали. Маринка переместилась в позу, как в первый раз – на самый край кровати, до небольшого свисания попки, ножки поджаты и раздвинуты, от недавних моих движений в ней не закрывшаяся писечка, смотрит вверх. Ну как оставаться равнодушным к такой прелести? И я чмокнул в самую дырочку…

— Ну хватит тебе, — жеманно запротестовала Маринка, хотя по интонации было понятно, что она не прочь продолжить.

Я взял себя в руки и в дело пошли предметы. Прежде всего, в открытую дырочку зияющую между губок вагины я осторожно вставил воронку… надо сказать, это была не слабая воронка, только горлышко в диаметре было сантиметра три… Может чуть меньше, мы не мерили… «И что они им делают?» — подумал я… Потом взял бутылку и принялся по возможности тонкой струйкой, чтобы давать выходить наружу воздуху, наливать через раструб сладкий напиток.

— Ух! – выпалила девушка, — Такое ощущение, что я сейчас опИсаюсь, — добавила она.

Я лил пока уровень воды не сравнялся половыми губками. Очень осторожненько вынул из влагалища воронку, оно чуть сжалось, выдавливая излишки жидкости, которые тонкой струйкой стекли по промежности, через попку на пол. Он (пол) не был покрыт ковром или ещё чем-то подобным. Под нами был открытый линолеум и мы не боялись пролить, потом вытрем. Теперь было самое ответственное и трудное…

Я подвёл ладони под Маринкину попку, припал ртом к вагине и присосавшись, немного отпил. Она начала вставать, жидкость, до этого находившаяся в ней, начала вытекать, я же, не давая пролиться ни одной капле, пил напиток смешанный с внутренними соками молодой женщины. Постепенно она встала на очень широко расставленные ноги, я же руками держа её под попочку, плотно прижимался к сладкой писечке, при этом моя голова была задрана вверх, я весь выгнулся назад. Хорошо, что влаги было не много, примерно с кружку, долго бы я так не выдержал. Но я честно исполнил свою роль в этом спектакле наслаждений – выпил Маринку до конца и когда отпрянул, с половых губок и открытого входа во влагалище выпало только несколько капель…

— Молодец! – сказала восхищенная девушка.

Но мы не пошли сразу мыться. Мы ждали, когда мне захочется… пи-пи… До этого я выпил достаточно воды – из стакана, что был в писечке, из неё самой, да в промежутке, пока отдыхали, пропустил несколько стаканчиков, причём намеренно, чтобы выполнить ещё одну просьбу Марины.

Минут через десять, пока мы сидели, отдыхая расслабленные, облитые сладким напитком на полу, мне подпёрло. Желание навалилось как-то сразу и сильно. Я даже ничего не стал говорить, а сразу встал и потянул за руку девушку в ванную. Она конечно же сразу всё поняла.

— Нет, давай прямо здесь, — сказала она.

С этими словами Марина высвободила свою руку, сползла с кровати и легла на пол. Я понял её желание, встал у неё между ног и начал пИсать прямо на неё… Первые, самые крупные капли горячей солёной струи шлёпнулись точно на её лбу, разбившись на совсем мелкие брызги, орошая всё лицо и волосы девушки.

Я пошевелил пенисом, поливая золотым дождиком её лицо. Марина старалась во все глаза смотреть на происходящее, слизывая солёную влагу со своих губ, но солёные капли попадающие в глаза, заставляли её жмуриться… Я изливал и изливал содержимое мочевого пузыря, боясь его опустошения раньше времени, поспешил полить соблазнительную грудь, стараясь попасть в сосочки, пробежался по животику, лобочку… Струя особым звуком зашлепала поп половым губкам, а потом, ослабевая, пробежалась по правой ноге.

— Вот теперь можно и в ванну, — смеясь сказала Марина, протягивая мне руку.

Я помог ей, с неё потекло на пол, где образовалась приличная лужа. Чтобы не делать по квартире мокрую дорожку до ванной, я подхватил подружку на руки и понёс, поставив на ноги лишь в белую купель. Ну, а затем мы конечно же помылись, помогая друг другу, убрались, отдохнули немного, перекусили и, поскольку солнечные лучи на улице перестали злиться на людей, как и планировали, отправились гулять…

, , , , ,

Feb
02

У нас с Таней часто был секс, до объявления помолвки, но мы были очень хорошо воспитаны, и угрызение совести, не давало нам покоя каждый раз, когда мы занимались им. Мы твердо решили, что когда помолвка будет объявлена, мы испытаем свои чувства на прочность, и на год воздержимся от физического контакта.

Как бы легко и непринужденно это не звучало, но мы действительно выстояли, и за целый год не только друг с другом ни разу не переспали и были верны друг другу, но даже сами себя не удовлетворяли при этом.

Казалось этот момент никогда не наступит, я ждал целую вечность, каждый день представляя как это будет в реальности. Но вот я лежу на кровати в своей квартире, и жду когда она выйдет ко мне. Фантазии не дают мне собраться и настроится, предвкушение того, что сейчас произойдет возбуждает настолько, что я готов взорваться уже прямо сейчас, но я решительно настроен сделать все качественно и изо всех сил стараюсь ни о чем не думать.

Она вышла ко мне в бесподобном наряде и выглядела сногсшибательно. Ее стройные ножки, были обуты в изящную обувь на высоком каблуке и обтянуты черными чулками в крупную сетку, а ее киску прикрывали тоненькие шелковые трусики, которые в свою очередь пыталась прикрыть коротенькая клетчатая юбка, едва достающая до середины ее упругой попки. Ее животик за время моего ожидания стал настолько красивым и подтянутым, что я не мог отвести от него глаз, а на груди было подобие лифчика, через который было видно набухшые от возбуждения соски.

Таня была очаровательна. Она была самой красивой девушкой, которую я когда-либо встречал. Кожа ее была чистая и гладкая как шелк, а за время проведенном на севере, стала белоснежной, придавая ей аристократичный и величественный вид. Большие коричневые глаза на ее румяном, от небольшого смущения лице, были сильно подведены черной тушью, а ресницами она порхала, словно беззаботная бабочка.

За год мы с ней неплохо подготовились к этому моменту. Рядом со мной на кровати лежали игрушки: повязка на глаза, наручники, анальный стимулятор и множество разнообразных масел и смазок. В комнате горели два светильника с красным абажуром, обдавая ее интимным цветом, местами горели свечи, а в воздухе летал запах благоуханий.

Моя девочка посмотрела на меня своим похотливым взглядом, ведь она тоже ждала целый год, но не смотря на это держалась очень сдержанно, хотя я знал, что она готова накинуться и разорвать меня. Я лежал, а Таня тем временем приближалась ко мне медленной и уверенной, красивой походкой.

Ждать больше не было сил, я встал с кровати и пошел к ней на встречу, обнял ее за талию, а Таня положила свои руки мне на плечи. Когда я попытался поцеловать ее, она начала играть со мной, отодвинув голову немножко назад, подразнивая меня и покусывая свои пухлые, налившиеся кровью губки, глаза ее были словно у кошки. Я горел… я настолько хотел овладеть ею, что у меня кружилась голова, и ничего больше не существовало вокруг, но я принял ее игру и мы вместе начали подразнивать друг друга, но долго так продолжаться не могло, я резко схватил ее за волосы и мы наконец страстно слились в горячем поцелуе.

Я принялся целовать ее ушки, шею, время от времени возвращаясь к ее неповторимым сочным губкам. Я принялся спускаться в низ, медленно двигаясь к груди. Таня начинала все громче дышать, немного постанывая от удовольствия. Мой язык оставлял мокрые следы на ее теле, а я все ближе спускался к цели. И наконец, вот они, эти два бесподобных бугорка, упругие и красивые, самой потрясающей формы, которую только можно представить. Я начал осторожно покусывать сосочки через ткань лифчика, начиная с одного и переходя на другой, а моя рука тем временем, очень осторожно ласкала ее киску, отодвинув трусики в сторону.

Вдруг я вспомнил, что у нас очень много разнообразных игрушек, и про то, что обычный секс был не для нас. Раньше мы все время что-то придумывали, изощрялись и фантазировали. Я вернулся к ее губкам, еще раз поцеловал, а потом прошептал ей на ушко: «пора начинать». Я сильно схватил Таню за волосы, и швырнул в сторону кровати, шлепнув ее при этом по заднице. Таня упала на кровать и посмотрела на меня своим восторженным взглядом, она знала, что я сейчас буду ее наказывать.

Я подошел к ней и схватил ее за руки, она крутилась и пыталась вырваться. Мне нужно было утихомирить Танин нрав, и я шлепнул ее по лицу. Когда она немного успокоилась, я одел ей на руки наручники, схватил за волосы и повел на середину комнаты, там с потолка свисала крепкая веревка с карабином. Я скомандовал ей: «подними руки», но Таня не хотела меня слушаться, тогда я одной рукой схватил ее за горло, а второй сильно потянул за волосы и повторил команду.

Таня подчинилась. Я отрегулировал высоту веревки так, что ее кисти слегка касались волос. Я подошел к ней сзади, сильно шлепнул по заднице, и своей ногой раздвинул ее. Наконец я закончил, теперь она вся в моем распоряжении. Я отошел немного в сторону и начал любоваться проделанной работой. Моя девочка выглядела потрясающе, я не мог оторвать от нее взгляд. Я подошел к кровати и взял повязку, и масло. Одел повязку на глаза, и открыл бутылку с маслом, от туда пошел великолепный аромат. Я взял бутылку и начал лить ей на голову, масло быстро намочило ее волосы и начало стекать по лицу, шее, плечам, груди… Я принялся втирать масло в ее тело, лаская своими руками повсюду. Когда закончил, я снял с нее трусики и засунул их ей в рот.

Я медленно начал обходить вокруг нее, тихонько проводя пальчиком по ее прелестям. Я подошел к ней, поднял повязку на лоб, вытащил трусики, схватил за лицо и плюнул в открытый рот, вернул трусики назад и снова плюнул в ее лицо. Вместе со слюной по ее лицу стекала тушь, я вытер ее рукой и засунул ей в рот, проникая прямо в горло через трусики. Другой рукой я схватил ее за волосы и тихо прошептал на ухо: «сейчас я тебя трахну». Я отрегулировал веревку таким образом, что бы Таня могла нагнуться. Я дал ей стул, что бы она могла опереться на него и пошел за смазкой, и анальным стимулятором.

Когда я раздвинул ее попку, я был приятно удивлен, процедуры которые она делала по удалению волос, пошли ей на пользу. Пока была чистенькой и гладкой. Я начал целовать ее там, лаская ее сфинктер своим языком, делая круговые движения, и пытаясь проникнуть внутрь, но попка не давалась. Я обильно смазал, ее дырочку и свой палец смазкой, и тихонько, стимулируя начал вводить свой палец ей внутрь. Таня застонала, я видел, что она получает огромное удовольствие т.к. с ее киски так обильно стекало, что выделения достигли уровня колен.

Я засунул второй палец, медленно проникая туда и обратно. Когда я понял, что Таня достаточно расслаблена, я взял игрушку, она напоминала маленького снеговика, сантиметра четыре в диаметре и восемнадцать в длину, и начал медленно вводить, пытаясь засунуть его на всю длину. Когда я уперся, я так же медленно начал выводить игрушку обратно. Постепенно я начал увеличивать скорость, Таня начала кричать. Я резко вытащил игрушку, и перед моими глазами открылся потрясающий вид, дырочка была открыта. Наконец я мог проникнуть туда языком, я стал вылизывать ее и внутри и снаружи, двигая языков взад и вперед, мне доставляло это ужасное удовольствие. Я снова засунул игрушку в не до самого конца, и подошел к ней спереди, вытащил кляп, она с облегчением задышала, и засунул свой член ей в рот, сил сдерживать оргазм у меня больше не было и я обильно кончил ей в рот и на лицо.

Развязав ее, мы улеглись на кровати, я наконец сбросил тот стресс, который так долго во мне сидел. Я знал, что должен еще удовлетворить свою партнершу, по этому повернулся к ней и начал целовать. Таня снова начала возбуждаться, а я задался новой целью, ласкать ее киску. Я пальцем убрал с ее лица остатки спермы, засунул его ей в рот, и дал его облизать. Она выглядела потрясающе, растекшаяся от слюны и спермы, тушь придавала ей еще более похотливый и развратный вид. Я поцеловал ее, и отправился путешествовать своим языком по ее телу. Когда я дошел до груди, то ее соски торчали из под ткани лифчика так сильно, что ими можно было резать стекло.

На этот раз довольствоваться сосками через ткань, мне было недостаточно, я сорвал лифчик и начал с невероятной страстью ласкать ее потрясающую грудь, облизывая и пытаясь проглотить ее всю целиком, покусывая и посасывая. Но меня ждала моя кисочка, и я направился в ее направлении. И вот наконец перед моим лицом долгожданная цель, набухшая, приоткрывшаяся от возбуждения, мокренькая щелочка.

Но я хотел отомстить, за то, что Таня меня дразнила в самом начале, и не набросился на нее сразу, начал ласкать ее вокруг ее губок, слизывая накопившиеся на ней соки, иногда, как бы нечаянно касаясь языком клитора. Таня, изнемогая от желания начала подаваться вперед, но я не торопился, и продолжал дразнить, ее изредка дотрагиваясь до ее киски. Таня стонала, все сильнее, и я решил что пора. Я жадно накинулся на киску, изо всех сил лаская ее. И тут я вспомнил, что не достал из Таниного анала игрушку, и очень обрадовался, потому что знал, какое наслаждение она получит, когда я начну ее вытаскивать. Я медленно потянул за нее, и Таня вскрикнула от удовольствия, было видно, что она сходит с ума от проделанного с ней.

Я полностью вытащил стимулятор, и засунул Тане в рот, а сам снова принялся играть с ее попкой, лаская ее языком, но при этом теперь не забывал про ее киску. Теперь я снова был готов войти в нее, но увидев как она играет с игрушкой, решил сначала трахнуть ее в ротик. Я встал, а ее поставил на колени, и засунул ей свой член в рот, Таня с жадностью принялась его сосать. Теперь мое возбуждение снова переросло в дикую страсть, я схватил ее за волосы, и начал в сумасшедшем темпе насаживать на свой член, время от времени засовывая его в горло до самого конца, и держал так, пока она не начинала задыхаться. Теперь к смеси на ее лице добавились слезы, а по ее подбородку стекали слюни.

Я встал на колени, подобрал своим языком скопившиеся на ее подбородке соки, выплюнул их ей обратно в рот, и снова насадил до самого конца. Когда она снова уже больше не могла держать его в себе, я вытащил его и влепил ей пощечину. Я скомандовал: «а теперь повернись ко мне задом», Таня послушно выполнила указания. Я еще раз прошелся своим язычком по ее влагалищу, высушив его от соков, и с силой вошел в нее. Киска была очень упругой и теплой, и я с силой и ужасной скоростью начал двигаться, время от времени делая небольшие перерывы, что бы не кончить, а что бы доставить своей девочке еще больше удовольствия, время от времени ее пошлепывал.

Когда сил сдерживать оргазм больше не было, я повернул Таню к себе лицом, и снова кончил, забрызгав ей все лицо и грудь.

Не в силах добраться до ванны, мы увалились в обнимку на кровати и уснули.

Проснувшись утром, я сквозь сон начал вспоминать вчерашний вечер, и сразу же начал от этого возбуждаться, мне очень нравилось, что Таня позволяла делать с собой все что угодно. Я был счастлив от того, что теперь она моя любимая жена, моя любимая девочка. Я лежал и мечтал, сколько всего еще могу проделать с ней. Я захотел повернуться на бок что бы обнять и поцеловать ее, но что то не давало мне это сделать. Я открыл глаза и с удивлением увидел, что мои руки привязаны к кровати. Ох и развратница подумал я и улыбнулся.

В комнату вошла она, на этот раз она была вся в белом. Ее ножки были обуты в прозрачную обувью на высоком каблуке, и одеты в белые чулки с кружевами. На ее киске были белые, тоненькие, легкие трусики с поясом, от которого к чулкам спускались изящные шелковые ленточки. А на груди была белая прозрачная повязка, очень похожая на тот купальник, в котором она была со мной в Египте полтора года назад.

Таня подошла ко мне, села рядом и начала водить руками по моей груди, мне было очень приятно, она немного поиграла с моими сосками, пощипывая и поглаживая их, и начала медленно, своим наманикюренным пальчиком спускаться вниз. К моменту, когда она добралась до моего члена, он уже во всю пульсировал и был готов к бою. Таня очень страстно посмотрела на меня, взяла член в руки и тихонько поцеловала мою головку. Я приготовился к минету, но Таня почему то передумала, она начала приближаться к моему лицу и еле дотрагиваясь моих губ, поцеловала, она села мне на живот, и со всего размаху влепила мне пощечину.

Моя щека горела огнем, мне ужасно хотелось сбросить ее с себя, схватить и отлупить как грязную суку, издеваться над ней за это так долго и так сильно, как только можно. Но Таня славно потрудилась и привязала меня как следует, у меня не было шансов. Она схватила меня за оба соска и начала выкручивать их. То что происходило со мной, для меня было большой неожиданностью, потому что я всегда доминировал, над Таней, и не ожидал от нее такого. Она снова тихонько поцеловала меня, а потом резко схватила за волосы одной рукой, а другой открыла мне рот, засунув ее туда, повторяя то, что только вчера я проделывал с ней.

Собрав побольше слюней, она медленно начала выплевывать скопившуюся во рту жидкость. Тоненькая ниточка потянулась из ее рта в мой, и продолжала висеть, даже когда Таня выпленлуа все без остатка. Я попытался ее поцеловать, но Таня отстранилась и снова шлепнула меня по лицу. Она повернула мне голову, с силой лизнула ухо, и тихонечко прошептала: «сегодня ты будешь моей сучкой, и я буду делать с тобой все что захочу». От сказанного у меня пересохло в горле, я был просто шокирован, она снова посмотрела на меня, и лизнула мое лицо, начиная с подбородка, проводя по губам и заканчивая где то в районе глаз. Я решил, что пусть делает все что хочет, тем более у меня все равно не было другого выбора.

Она встала, повернулась ко мне задом и стала медленно снимать свои трусики. Перед моими глазами показался ее прекрасный цветок. Таня резко села мне на лицо, и с силой начала давить, как будто хотела своей киской заглотить мой рот, она двигалась в зад и вперед, размазывая по моему лицу свой нектар. Я сходил с ума от этого божественного аромата. А Таня тем временем начала заглатывать мой набухший до предела член, изнемогающий от желаня. Ее ласки были великолепны. Сначала она слегка дотрагивалась до моей головке своим языком, подразнивая меня, потом полностью заглотила и с жадность начала сосать, начиная постепенно все больше и больше заглатывать.

Делала она это очень медленно и красиво, с каждым мгновением набирая темп. Я продолжал изо всех сил ласкать ее, посасывая клитор, облизывая губки и время от времени проникая внутрь ее влагалища. Ее соки продолжали обильно стекать мне в рот. Таня набрала максимальную скорость, полностью засовывая член в горло, и жадничая вдавливалась в меня все сильнее. Она прекратила движения, повернула голову и произнесла: «это утро, будет утром твоих желаний», и из ее киски с сумасшедшим напором полилась горячая соленая струя, брызгая мне в лицо, волосы и рот, это было потрясающее ощущение и великолепное зрелище.

Золотые капельки стекали у меня по лицу, а уровень моего возбуждения зашкаливал до предела. Но вскоре напор уменьшился, и спустя мгновение вовсе прекратился и лишь изредка мне в рот капали оставшиеся золотые капельки. Я хотел слизать остатки, стекающие с ее губок, но из за того что был привязан, не мог до них дотянуться, Таня увидела это подвинулась ближе, и я со страстью начал вылизывать соленую влагу с ее киски.

Когда Таня закончила она встала, снова уселась мне на живот, схватила за волосы, резко рванула вперед, шлепок, рывок назад, и набросилась с жарким поцелуем, как будто хотела высосать меня до дна. Она целовала и облизывала меня страстно и горячо, незаметно взяла свои трусики засунула их мне в рот, и прошептала: «это только начало котеночек». Одела повязку на глаза, и куда то пошла. Я ждал, что она будет делать дальше. Таня отвязала одну мою руку, и начала к ней что то привязывать, потом сделала то же самое со второй. Я сначала хотел наброситься на нее, и беспощадно трахнуть, но интерес, что она будет делать дальше, возымел надо мной верх, я решил отдаться ей, и продолжил эксперимент.

Я сидел, а мои связанные руки что то начало тянуть сначала вперед, а потом вверх. Теперь я все понял, Таня освоила снаряд, на котором я так славно вчера поиграл с ней. Она сняла повязку, вытащила из моего рта свои трусики, и в очередной раз плюнула мне в рот. Я не мог поверить, что это происходит со мной, настолько это было не похоже на Таню. Она раздвинула мне ноги, встала на колени и принялась заглатывать мой член, ей почему то особенно нравилось, проглатывать его, и держать его в себе пока не потекут слезы. Я не мешал ей, т.к. получал от этого неземное удовольствие.

После того, как член выходил из ее рта, Таня судорожно глотала воздух готовясь снова принять в себя мою твердую плоть, казалось она не в силах была остановится. От ее слез, на лице снова начала растекаться тушь, а по подбородку уже почти до самой груди свисала слюна. Таня встала, и достала из шкафа новую игрушку, это был страпон. Она вставила его в себя, и демонстративно прошлась передо мной, обошла меня, сильно шлепнула по заднице, прижалась своими набухшими сосками к моей спине и тихонько сказала: «сейчас я трахну тебя этой штукой в твой зад». Я попытался сглотнуть оставшиеся слюни в своем пересохшем горле, но у меня ничего не получилось.

Я ждал, полностью доверяя Тане. Она ослабила веревку, что бы я мог нагнуться, и дала мне стул, который вчера давал ей я. Она встала на колени, и начала обильно смазывать свои пальчики, и мою дырочку анальной смазкой, начиная постепенно вводить туда их, медленно двигаясь в зад и вперед. Ощущение было невероятным, уже во второй день супружеской жизни меня трахала в зад моя жена. Мне не было больно, скорее даже очень приятно, я громко дышал и тихонько постанывал. Таня встала с колен, дырочка была готова к введению тяжелой артиллерии, и аккуратно начала засовывать в меня приросшый к ней член. Я глубоко вздохнул, и почувствовал как в меня проникает штуковина огромного размера, было немного больно, но больше наверное приятно, я закрыл глаза и получал удовольствие.

Таня двигалась все быстрее, а я хотел кричать, но молча сжимал зубы и тихо постанывал. Это продолжалось минуты три, казалось я нахожусь в другой реальности. Таня продолжала двигаться в сумасшедшем темпе, и при этом царапала мне спину. Вдруг она резко вытащила фаллос, и левой рукой засунула в дырочку два пальца, а правой принялась дрочить мне. Опустилась на колени и начала сосать мой член. Теперь мои руки доставали до ее головы, я вытащил изо рта трусики, схватил ее с сумасшедшей силой за волосы, сел на корточки и сказал: «неужели ты, сука, думала, что я оставлю тебя за это безнаказанной?» Таня улыбалась. Я скомандовал: «соси».

А сам принялся развязывать свои руки. Когда они наконец были свободны, я с силой прижал Таню к себе так, что носом она упиралась мне в лобок. Я закрыл нос пальцами, что бы она не могла дышать, и ждал когда у нее начнутся судороги. Она уперлась руками мне в ноги, пытаясь освободится, но я не давал ей этого сделать. Я видел как она задыхается, но продолжал держать, она изо всех сил пыталась вырваться, но их было недостаточно, что бы справится со мной. Я схватил ее за волосы, и резко дернул, Таня жадно принялась глотать воздух, от моего члена до ее рта висело множество ниточек из слюны, я дал ей пощечину по лицу с такой силой, что Таня чуть не упала, я взял трусики, засунул ей в рот, и сказал, и кто теперь сучка?

Я изо всех сил швырнул ее на кровать, Таня не долетела до нее, а упала рядом. Облокатив ее на нее, я поставил ее спиной к себе, подобрал член, который только что был во мне, и без предварительной смазки вставил его в Таню до самого конца. Сделал это с такой силой, что она завизжала. Я принялся с сумасшедшей скоростью двигать его в ее попке, она не могла больше стоять и упала на колени, а я продолжал. Таня кричала, а я не останавливался, постоянно шлепая ее по заднице, и по киске. Наконец я резко вытащил его, ее попка была открыта.

Я не смог устоять, что бы не приласкать ее, и с жадностью начал вводить свой язык в дырочку. Таня задыхалась от удовольствия, а я продолжал ласкать ее, время от времени переключаясь на наполнившуюся соками киску. Я встал, взял резиновый член, который только что трахала Таню в ее упругую попку, вытащил изо рта трусики, и засунул игрушку насколько можно глубоко, резко вытащил, и с огромной силой плюнул накопившуюся от ласк массу прямо в самое горло. Я снова подошел к ней сзади, и засунул трусики прямо в ее открытую попку, а сам ввел свой набухший член в ее горячее влагалище.

Таня, положила ладони себе на грудь, и принялась ласкала свои соски. Она визжала как ненормальная, извиваясь на мне. Хорошо, что Таня, перед свадьбой начала принимать контрацептивы и я мог не боясь кончить в нее. Я больше не мог терпеть, сделав еще несколько движений, моя горячая сперма выстреливала ей во влагалище раз за разом наполняя ее все больше. Я вытащил свой член, и из киске полилось мое семя, я подобрал его пальцем засунул его Тане в рот, скомандовал: «лижи». Таня подчинилась. Такого сильного оргазма я еще не получал. Таня увалилась на кровати, а я прошептал ей на ушко: «я люблю тебя котеночек».

, , ,

Feb
02

Была поздняя весна. В тот день я крупно, и как мне тогда казалось, навсегда поссорился со своей девчонкой. На душе было тошно, и трудно было понять, что мне больше хотелось сейчас секса или напиться. Было около 12 часов вечера, в гости идти поздно и я не придумал ни чего лучшего, чем зайти в ночное кафе рядом с домом. Просидев там часов до 3-х, кафе стало пустеть, мои случайные собеседники за столом стали расходиться, я тоже собирался домой изрядно подвыпив. Но не успел я дождаться расчета с официантом, как в кафе залетели 3 девчонки лет по 25, явно навеселе. Оценив обстановку уселись ко мне за столик. Они заказали пиво, постоянно хохотали, в общем сразу как-то расположили к себе. Разговор быстро получился, познакомились. Оказалось, что у одной из них, звали ее Лида, похожая проблема — ушла от своего мужа, как объяснила — достал. На эту тему мы в основном и болтали. Девчонки выпив по 2 кружки пива побежали в туалет, Лида отказалась, хотя я уже давно обратил внимание, что ей это тоже не помешало бы — она то ритмично сжимала, то скрещивала 8-кой ноги и покачивалась, потирала колено о колено, ерзала на стуле, иногда отвлекалась от разговора и сосредоточено смотрела куда-то вниз. Все это было не так явно, но я обратил внимание, и мне пришла в голову мысль, что ей просто нравится такое состояние. Скажу честно, это меня слегка завело.
Давно известно (у меня информация от подруг, из разных статей и интернета), что некоторых девчонок возбуждает чувство переполненного мочевого пузыря (там что-то связано с напряжением мышц, давлением его на какие-то зоны) Интересно, оказывается некоторых даже может возбудить такая ситуация… если они случайно очутились в людном месте, не могут не скрыться от глаз ни сдерживаться больше. Есть те, кто проделывают это специально и т.д. и т.п.
Одна моя подруга (всегда веселила меня своей откровенностью) призналась, что раньше могла кончить только если сильно хотела в туалет и когда напрягала мышцы, до последнего сдерживаясь чтобы не описаться. Иногда она нарочно проделывала это с собой в ванной прямо в одежде (с ее слов… «так дольше можно терпеть и ловить кайф») и говорила что мастурбация при помощи сжатия ног с переполненным мочевым пузырем, если случайно не кончишь до того как описаешься и это потом происходит одновременно по длительности и силе оргазма не заменит ни одного мужика.
Так вот, «возвращаясь в кафе», должен сказать, что Лида была очень красивая девушка — не высокого роста, большие карие глаза, каштановые волосы, короткая стрижка, макияж в меру. Через светло-бежевый легкий свитер на голое тело были заметны плотные и слегка торчащие вверх соски ее небольшой груди. Черная короткая юбка из плотного материала типа джинс, колготки телесного цвета, обтягивающие ее красивые ноги на которых были босоножки с тремя тонкими кожаными ремнями.
Мы были уже прилично выпивши, когда собрались выходить из кафе. Помню только момент, когда Лида встала, и я увидел на ее стуле едва заметное влажное пятнышко и небольшой темный след на ее юбке. Есть вещи, которые трудно объяснить, но почему-то меня это тоже немного возбудило. Мы вышли на улицу и собирались уже идти домой, но тут получилось как у М.Задорнова… русскому человеку 1 бутылка — много, 2 — нормально, а 3 — мало. Так и у нас… зашли в ночной магазин, взяли еще по бутылке трёшки. Сели на ограждение (трубу) у магазина пить пиво. Тут девчонкам и мне, к стати сказать, опять «приспичило», так как пива выпили не меряно. И опять как и в первый раз Лида вдруг заявляет — вы идите, я пока не хочу.
Ну тут у меня ни каких сомнений больше не осталось, что ей действительно нравится терпеть. Пока мы справляли свою нужду (девочки налево, мальчики направо), слава богу ночь и темно, прохожих нет, я поглядывал на Лиду. Лида сидела наклонившись вперед и крепко сжав ноги в коленях, ступни ног были расставлены широко, задняя часть юбки свисала с трубы, т.е. Лида сидела на трубе не подстелив юбку, хотя труба была достаточно холодная. И вы мне не поверите, она смотрела вниз под ноги, где начала образовываться маленькая лужица легко заметная из-за отражения фонаря. Пока две ее подружки возились в кустах, я сделал свое дело и незаметно для Лиды подошел к ней. Сделав вид, что ни чего не заметил, я громко сказал — чего грустишь? Видно я сильно напугал ее, т.к. мое появление было для нее неожиданностью. Она вздрогнула, сразу вскочила на ноги тут же сначала крепко сжав, а потом скрестив их. Через несколько секунд я увидел едва заметные следы от струек на ее колготках. Не подав виду я начал нести какую-то чушь, она поддерживала разговор. Но из головы не выходила мысль — почему она не пошла в туалет вместе с девчонками а предпочла пустить струйку прямо в одежде. Короче, все это меня все больше и больше заводило.
Тут подоспели девчонки, мы еще о чем-то болтали пили пиво, хотя уже и не лезло, честно говоря. В конце концов, я предложил Лиде пойти ко мне домой, она отказалась, но попросила проводить ее до дома. Слава богу, ее подружкам надо было идти в другую стороны и мы наконец остались вдвоем. Она жила недалеко в 9-ти этажном панельном доме. Я предложил пойти к ней, но она сказала, что дома мама и к ней нельзя. Мы поднялись на второй этаж, у нас еще оставалось пиво и я предложил покурить на площадке. Была ночь, в подъезде тихо. Не помню как получилось, но мы начали целоваться.
Поцелуем дело, конечно, не закончилось — я начал ласкать ее грудь, опускался все ниже и ниже, пока не добрался до края ее юбочки. Тут я почувствовал ее влажные колготки и потом приподняв юбку коснулся до самого заветного места такого теплого и влажного. На ощупь я понял, что помимо всего прочего она вся истекала смазкой, которая просачивалась через ее трусики и колготки, я даже ощущал ее запах. Это было что-то. Я продолжал ее целовать, ласкать ее грудь и влажную киску через колготки. И тут задал глупый и несвоевременный вопрос… ты хочешь писать? Я боялся, что она ответит что-нибудь грубое (в другой ситуации и если бы мы были трезвые наверное так бы и произошло), но она продолжая целоваться тихо сказала — ДА. Если хочешь отойди, я отвернусь? — НЕТ. Тебе нравится терпеть? — ДА, тебя заводит ощущение мокрых трусиков? — молчание. Я был уже на взводе, она тоже отрывисто дышала и дрожала, была вся как огонь. Я пытался снять с нее одежду, но она сказала — нет, не сегодня. Мне ни чего не оставалось как продолжать ласкать ее. Я ощущал, как через ее колготки на мою руку как-то импульсно попадает ее влага. Тут она сказала- я больше не могу терпеть, положила свою руку на верх моей и начала тереть себе киску моей рукой все быстрее и быстрее. Тут она прекратила дышать, потом отпустила мою руку и я почувствовал как по ее телу прошла волна оргазма, потом (не знаю сколько это длилось) одновременно с ритмичными вздрагиваниями ее живота я ощутил струю бьющую через ее трусики, колготки на мою руку и стекающую вниз между ее широко расставленных ног. Сколько мы так и потом стояли, я не знаю, и не знаю как удержался, что бы не кончить вместе с ней….
Из оцепенения нас вывела хлопнувшая дверь в подъезде. Мы посмотрели на часы было около 7 часов утра. Я сошла с ума, сказала Лида и добавила… пойдем скорей на верх, сейчас мать на работу будет выходить. И действительно, стоило нам добежать до 5-го этажа, как ниже этажом открылась дверь из которой вышла Лидина мама и быстрыми шагами стала спускаться вниз по лестнице. Да, представляю что было бы, если она нас застукала, сказала Лида смотря вниз на свои влажные колготки и расхохоталась. Ладно, пойдем ко мне, сказала она, только быстро пока соседи не проснулись.
А потом…, потом были часы незабываемого секса…..
Когда вечером этого же дня я опять зашел к Лиде, дверь открыла ее мать и сказала, что Лида здесь не живет, а живет у мужа и просила ни кому не давать свой телефон. Во так неожиданно и прозаично кончился этот удивительный и один из самых незабываемых для меня дней прошлой весны.

, ,

Feb
02

— Ну что дорогая, привет, как погуляли?
— Да нормально, Ирку потрахали слегка, а я скучала. Так трахнуться хотелось, но я ведь верная жена и мужу не изменяю. Еле до дома дотерпела. Можешь мне вставить прямо сейчас? Я потом тебе посмокчу класно, а то на Ирку насмотрелась че она вытворяла аж самой хочется.
Я повернул жену раком, сходу вставил уже встающий член и через минуту она орала от дикого оргазма. Потом поползла на кровать и свалилась, широко раскинув ноги.
— Иди ко мне, — шептала она тихо и нежно.
Я подошел и лег рядом. Жена сползла по моему плечу вниз, по животу, взяла в рот, стала нежно сосать.
— Слушай Лена, ну как это, Ирку обычно ебут все кому не лень, а ты мне рассказываешь, что ты только целуешься иногда и трогать свою грудь разрешаешь во время танца.
— Ты не врешь мне, а?
— Честно
— А что такое, ты не веришь мне? — Прошептала она и продолжила сосать и лизать мне яйца.
— Лен, я просто недавно с пацанами тер одними, они говорили, что веселились как-то с Вами на хате. Ирку драли, как только хотели, ну это меня и не удивило. Но и про тебя кое-что новое услышал.
— Говори, — сказала нежно жена, почти не отрываясь от моего члена.
— Пацанов звали Олег и Сэм, кликуха похоже. Короче Олег мне рассказал, что вы расселись на диване и стали играть в карты на раздевание. Точнее они с Иркой, а ты села телевизор смотреть. Через час Ирка была уже совсем голая и пьяная. Тогда пацаны растянули её на кровати, один стал тыкать член ей в рот а второй в пизду. И это продолжалось недолго, потому что пацаны тупо не могли на неё завестись. Было?
— Было, — ответила жена не выпуская член изо рта, — продолжай.
— Тогда они попросили тебя развернуться в кресле, приподнять юбку так, чтоб было видны трусы и раздвинуть ноги. И ты это сделала. Правда?
— Да, правда, просто Ирку жалко стало. Ну и что тут такого. Это всё, что они тебе рассказали? — Спросила она и продолжила сосать.
— Они говорят, что таскали Ирку твою по кровати минут сорок так и сяк, а смотрели при этом тебе между ног, и говорят, что ты уже не смотрела в телевизор, а только на них да на Ирку, и руку себе запустила в трусы и мастурбировать стала.
— Ну, стала и что.
— А то, что один из них говорит, что вынул член из Иркиного рта, подошел к тебе, оттянул твои трусы и стал лизать тебя, и тот второй это тоже подтвердил. А потом вообще трусы с тебя сняли, и ноги растянули вдвоем в стороны и стали целовать и лапать, как и где хотели. А Ирку спать на кровати оставили. Лен, слушай я всё до конца знаю, и чтоб я тебе дальше верить мог, расскажи мне всё сама, как будто я ничего не знаю. Только честно, как было там, без вранья, я сердиться не буду.
Жена легла рядом, и стала тихо и слегка устало рассказывать, не переставая при этом дрочить мой торчащий от возбуждения член.
— Вообще, дело слегка иначе было. Понимаешь, смотрела я телевизор, а Олег с Сэмом Ирку трахали, а она уставшая, пьяная, а они её один в пизду снизу, а другой в зад вдувают. Ну, Ирка мне и говорит, подержи их чуть-чуть в возбужденном состоянии, я отдохнуть хочу немного, а то устала. Ну ладно говорю, чуть-чуть разве что. И тогда пацаны её оставили и ко мне подошли. Они сразу знали, что я трахаться не буду, ну а трусы сняла, а что тут такого, ты ведь мне разрешаешь немного повеселиться иногда, ну я и подумала что ничего такого, пусть полижут да полюбуются. Короче я ноги раскинула, юбку, блузку тоже сняла, лежу в кресле голая, один пизду мне лижет, а другой членом об ногу трется, и целоваться лезет. Ну ладно думаю, стала целоваться с ним, а рукой стала ему дрочить, и так классно стало мне, а он не растерялся, приподнялся слегка, короче сама не заметила, как членом его стала себе груди ласкать

,

Feb
02

Всё когда-то случается в первый раз. У подавляющего большинства мужчин первая женщина оставляет лишь смутные воспоминания да чувство неловкости. Тем не менее, опыт этот трудно переоценить, так как, зачастую, он разворачивает всю последующую сексуальную жизнь в то или иное русло. Read more…

,