Archive

Posts Tagged ‘лесбиянки’

Nov
04

В один из вечеров Олег пришел поздно домой сильно пьяным,через день повторилось и он устроил скандал…На работе несколько дней я была не в лучшем настроении и это заметила Юля Николаевна.В конце рабочего дня она меня вызвала в свой кабинет и спрося о том о сём предложила мне сходить вместе с ней в кафэшку. Я согласилась.

Read more…

, , , ,

Feb
25

Прогуливаясь по весеннему городу Вика с наслаждением вдыхала ароматы весны. Ветер заигрывая трепал ее рыжие волосы, а солнце слепило россыпью солнечных зайчиков от которых (ох чуяла она!), вскоре полезут по ее носику противные веснушки. В самую пору стоило подумать о солнцезащитных очках. Read more…

,

Feb
02

Привет всем! Меня зовут Катя! Мне 24 года! Хочу рассказать свою историю, которая произошла примерно месяц назад. Моя подружка Ленка позвала к себе в гости на ночь, объяснив это тем, что её родители отправились на выходные на базу отдыха кататься на лыжах! Я сразу же согласилась: мы часто так собирались у неё дома, трепались о чём-нибудь, смотрели порнушку (я очень люблю мастурбировать), ласкали друг друга. Read more…

,

Jul
21

Хоть бы один трамвайчик ещё ездил по городу! — думала я идя от друзей поздним вечером. Было 23:30, на улице темно и прохладно. Я шла одетая в лёгкие джинсы, топик и джинсовую коротенькую курточку. «Ну вот, завтра в институт, а если я упустила последний трамвай, то придётся идти пешком. Приду очень поздно и завтра опоздаю!»- думала я. Как вдруг на горизонте появились жёлтые круглые огоньки! Ура! Это и был тот самый последний, спасающий меня, трамвайчик! Read more…

Mar
03

Таня и Катя отдыхали в санатории. Они были лесбиянками и искали себе девушку, над которой они могли бы поиздеваться. Но вседевушки, отдыхающие здесь были заняты и им не удавалось подцепить себе девочку для наслаждения. Наконец подругам повезло и к ним в номер Read more…

, ,

Feb
08

Была у меня неожиданно возникшая и страстная любовь с юной дамой. Зовут её — Оксана. Мне было 30, ей — 23. Удивительно нежное существо. Красивое лицо, идеальная фигура и постоянное желание заниматься сексом делало ее идеальной любовницей.  Read more…

, ,

Feb
08

Случилась эта история, когда я еще учился в школе, классе эдак в девятом, вроде. Учились со мной две офигенные телки Лена и Лера, грудь, попа все было при них. Но они были жуткие заучки и никого из парней вообще к себе не подпускали, все считали их лесбиянками, но это оказалось совсем не так… Read more…

Feb
03
— Фух, жара, — сказал Андрюха. – Долго они еще там?
Я пожал безразлично плечами, погруженный в свои собственные мысли. Несмотря на раннее время было действительно душно, июльское солнце начинало раскаляться и стало понятно — суббота будет под стать всей неделе. Жених все не выходил, он всегда копался как девка собираясь куда-то, над чем мы часто смеялись.
— Че с тобой? – продолжал надоедать мне мой друган. – Как на похороны пришел.
— Андрюх отъебись. – настроения разговаривать не было, а тем более не было настроения что-то объяснять.
-Понял, понял. – он поднял руки с видом сдающегося человека, и смеясь начал отходить от меня.Он был отличным другом, мы вместе учились в школе, вместе тренировались, потом и в институт поступили на один факультет, вместе получали по ебалу, вместе весело раздавали пиздюли своим должникам чуть позже, вместе лишили девственности наших любимых тогда девочек (стоит отметить что и сами лишились ее тогда). Не знаю как так получалось, но Андрюха всегда оказывался там где он был нужен. Вечно смеющийся, никогда неунывающий, хохол родившийся в России, стал мне настоящим братом.

Андрей подошел к остальным, и сразу влился в разговор, а я остался стоять в одиночестве со своими черными мыслями. Сегодня решили соединить свои сердца мои товарищи – Вадим и Алиса. Не могу сказать, что наши отношения были очень уж крепкими, но на свадьбу приглашение я получил, совершенно для себя неожиданно. Вернусь ненадолго в историю.. С Вадимом я познакомился на первом курсе института, спокойный уравновешенный парень, спортивный, на почве спорта мы с ним и подружились тогда. Часто бывали на совместных вечеринках наших друзей, на одной из них в моей жизни и появилась она – Алиса.

— Дамы и господа, экватор пройден, поздравляю всех с успешным завершением зимней сессии., — сказал Женька поднимая рюмку, все встретили его тост с ликованием и под звон рюмок спиртное отправилось по назначению.

Я не любил пить, не люблю и сейчас, не нравится мне состояние организма на тренировке после алкоголя. И тогда сидел со стаканом сока, символически подняв его в знак солидарности с остальной компанией. «Экватор.» — думал я про себя. – «хорошо сказал, и середина учебного года, и середина всего нашего обучения, третий курс как никак». Время текло, народ пьянел, из ванной доносились приглушенные стоны, Натаха никогда неумела сдерживаться, с улыбкой подумал я. Андрюха втирал мне что-то про футбол резко переключаясь на машины и обратно, меня забавляла его пьяная интонация и вид профессора на лице тертого боями боксера и я делал вид, что понимаю его, хотя уже давно потерял нить разговора. Светка обнимала меня сзади, водила руками по груди и животу, и тоже делала вид, что слушает Андрюху, хотя я чувствовал как ее движения становились напряженнее, а дыхание стало неровным.

Хорошая девчонка, простая и без лишних заморочек в голове, мы дружили с ней уже два года, причем первые полтора дружили мы в самом что ни на есть прямом смысле – гуляли по городу, шатались по музеям и кино, часто сидели у меня или у нее дома просматривая фильмы или копаясь в интернете. Меня забавлял ее маленький рост, эти длинные светло русые волосы и та россыпь веснушек, которыми наградила ее природа, я мог часами смотреть в ее серо-голубые глаза, и особенно мне нравилось смотреть на ее губы, когда она что-то рассказывала. Я испытывал странные чувства к ней, это нельзя назвать любовью, но у меня появилась какая-то просто физическая потребность защищать ее.

Я никогда не отличался какими-то чертами рыцаря, и был, как мне казалось, все таки довольно циничным человеком, никогда не испытывал никаких противоречивых чувств когда в школе другие задирали слабых. Так первое время я смотрел как цепляются к этому мышонку (так я прозвал ее про себя когда впервые ее увидел перед аудиторией, маленький рост, скромная одежда и большие испуганные глаза). Мы несколько раз перебросились парой словечек по учебе, и из разговоров преподавателей я уже знал , что Свету воспитывала мама, папа же их – пожарный, погиб при выполнении своего служебного долга. Когда случился тот переломный момент в моей голове я так и не заметил, и не могу вспомнить и сейчас, но отчего-то она вдруг стала мне не чужой. Я смотрел на нее теперь по другому, может и она это замечала, и иногда грустное выражение ее лица озаряла легкая улыбка, когда наши взгляды встречались.

В тот день последней парой была лабораторная работа по химии, на улице уже стемнело, декабрь вступал в свои права. Леха Ковров шутил свои похабные шутки, отвлекая остальных, народ подхихикивал, девчонки смущенно улыбались, ботаны не отвлекались, а я смотрел уже минут 15 на Свету, как она аккуратно пишет в своей тетрадке, и переодически смотрит в микроскоп забавно прищуривая второй глаз. Препод ушел еще в начале пары, оставив нас под присмотром молодого лаборанта, который тоже подсмеивался над шутками Лехи. Мне с первого дня не понравился этот парень, слишком развязный, слишком наглый, хамоватый, но меня он никогда не трогал, при встрече уважительно первым тянул руку, и поэтому я просто старался не обращать на него внимание. Ковров встал с места, взял указку и расхаживая по аудитории дурным голосом показывал преподавателя. Он тыкал указкой в тех кто послабее, те глупо улыбались, другие ржали. Мышонок стояла согнувшись над микроскопом, я не обращая внимание на всеобщее веселье любовался ею. Ковров обходя аудиторию в который раз, начинал уже надоедать людям, ботаны все так же глупо услужливо улыбались в ответ на его тычки, и проходя мимо смачно шлепнул по заду Свету. Та моментально выпрямилась в струну и повернулась к нему, лицо ее горело пунцовой краской, в глазах заблестели слезы, губы предательски дрожали, она пыталась что-то сказать но видно было что ей не хватает воздуха. Аудитория взорвалась от смеха, внутри у меня тоже что-то взорвалось, адреналин бахнул в голову и мир замер. Встать со стула, два шага вперед, за плечо разворачиваю Коврова, вижу довольную ухмылку, два коротких удара левой в солнце и печень, тот падает, лицо его искажено гримасой, хочется бить еще, но что-то мешает, вдох-выдох, жажда крови спадает, слышу слова Андрюхи который держит меня, аудитория молчит, вижу испуганного лаборанта, вижу всхлипывающего мышонка. Сказал Андрюхе чтобы отпустил, тот увидев, что я успокаиваюсь ослабил хватку. Подошел к Свете взял за руку и вывел из помещения, запомнились стоны боли Коврова в абсолютной тишине класса. Я отвел ее к окошку, коридоры уже опустели, она посмотрела мне в глаза и тыкнув своим носом мне в грудь зарыдала. Тот момент был почему-то трогательным для меня, я стоял не дыша и боялся прикоснуться к Свете, казавшейся мне такой хрупкой, что прикоснись я к ней – в миг рассыпется. В тот вечер я проводил ее домой, она молчала всю дорогу, смешно пиная комочки снега и не смотря в мою сторону. У подъезда отдал ей сумку и она не прощаясь ушла домой.

На следующий день мы болтали с Андрюхой на перемене, он как всегда что-то бодро рассказывал, потом осекся и начал смотреть куда-то за меня, я проследил за его взглядом и увидел Свету. Она выглядела как всегда мило, аккуратно и скромно. Глядя в глаза она очень серьезным тоном сказала: «Спасибо» и развернувшись ушла. В глазах мелькнула улыбка, но может быть мне показалось. Больше мышонка никто не старался зацепить. Ковров дебил все так же шутил свои глупые шутки, еще подобострастнее тянул лапу при встрече и старался не смотреть на Свету вообще. А мы с ней стали общаться все больше, постепенно привязываясь друг к другу. Через полтора года она подарила мне свою девственность, но это возможно уже другая история..

Сейчас хочу вернуться к той вечеринке. Прошло полчаса, Андрюха ушел на балкон споря с кем-то из не очень знакомых людей о спорте и здоровой жизни, Саня Антипов золотой голос нашего института взял в руки гитару и периодически смачивая горло глотком пива пел какую-то романтическую лабуду. Светка прижалась ко мне сзади и затихла наслаждаясь музыкой, мне тоже Санины песни нравились. Идилию прервал звонок в дверь, спустя полминуты в дверях появился мой дружок Вадим с какой то девушкой.
— Алиса. – коротко представил он. Все покивали головами, кто-то назвал имя в ответ.
Я молчал, даже во рту кажется тогда пересохло. Если коротко описать Алису, то это ГЛАЗА. Огромные глаза из тончайшего голубого льда. Длинные черные волосы были зачесаны назад, чувственные пухлые губки ярко накрашены, и завершая образ над глазами красовались домиком брови. Самая короткая в мире юбка подчеркивала красоту ее худых стройных ног. Я тупо смотрел ей в глаза, она смотрела в ответ. Болезненный тычок в бок отвлек меня. Света, черт, забыл про нее. В глазах ярость и кажется ревность. Странно, она знала что во время нашей дружбы у меня были девушки, но никогда не показывала своих эмоций, а тут на тебе, тигрица. Смотрю на нее и чувствую член каменеет, а перед глазами то Светка, то эта Алиса, будь она не ладна. Шепчу ей в ухо – «я хочу тебя», она целует меня страстно и быстро, ударяясь зубами о мои зубы. «Бог мой девочка, что с тобой твориться?» — думаю я предвкушая последующие события.

Взяв за руку Свету веду ее в ванную, знаменитый траходром в Пашкиной квартире, если бы эта ванная могла писать мемуары, то стала бы миллионером. Дверь на замок. Светка не может оторваться от губ, мои руки гуляют по ее телу – худая маленькая спинка, аккуратный упругий задок. А какой запах, обожаю ее духи.. раздеваемся быстро, сил терпеть уже нету, стягиваю с нее джинсы, теплые колготки (всегда любил то, что она заботилась о своем здоровье), она поднимает руки и футболка отправляется следом, полные упругие груди призывно колыхнулись, беру в рот ее сосок, тихий стон мышонка, стягиваю ее трусики, хороша. Скорее освобождаюсь от своей одежды, прижимаю Свету к себе, кайфую от этого прекрасного тела в своих руках. Сажаю ее на стиральную машинку и развожу ножки, розовая щелка истекающая влагой призывно смотрит на меня, Светка закрыла глаза, больше сил ждать нет, вхожу в нее аккуратно, я знаю что сначала ей бывает немного больно. Глубокий стон моей девочки кажется разошелся по всему моему телу и остался там вибрирующей сладостью. постепенно ускоряю темп, Светка тихо стонет кусая губы, не хочет чтобы другие услышали. Скоро ее накрывает первый оргазм, я ставлю ее раком, она оперевшись руками о край ванной выпячивает попку, вхожу в ее влагалище сзади, моя любимая позиция. Больше сдерживать себя она не может, своей попой с силой ударяется об меня, я закрыл глаза, и перед глазами стояли льдинки глаз Алисы. Открыл, образ Алисы не пропал, возбужденный казалось бы до предела почувствовал еще больший прилив. Так я трахал мою Свету представляя что это Алиса, с удвоенной силой, та орала как ненормальная и я почувствовал как заряд моей спермы уже готов дать новую жизнь или погибнуть смертью храбрых на Светкиной спине и заднице, я выбрал второе. Еще несколько секунд она по инерции подавала попку назад, и наконец без сил опустилась на пол. Я взял ее на руки и поставил в ванну, включил теплый душ и залез к ней. Счастливые отстраненные глаза Светы сказали мне обо всем и мы мыли друг друга без слов. Когда мы вышли из ванной Саня по прежнему пел свои песни, Андрюха так же спорил, правда уже с другим человеком, а Алиса сидевшая ближе всех к двери посмотрела на меня с какой-то кривой улыбкой.

Минуту спустя, оставив Светку в комнате пошел на кухню, дико хотелось пить. Следом пришла Алиса, все так же загадочно улыбаясь и глядя в глаза.
— Мне понравилось, — сказала она, и улыбка стала еще шире.
— Не понял. – действительно не понял я, о чем говорила девушка.
— Звуки. В ванной. Мне понравилось.
Так неуютно и глупо я себя не чувствовал никогда, не смотря на то, что прекрасно знал что Светкины крики могли слышать все соседи, но та бессовестная откровенность с которой мне незнакомая девушка говорила об этом и огонек в ледяных глазах меня смущали.
— Мне тоже.
Она рассмеялась, непринужденно и легко. Я допил свой стакан воды и вышел.

С тех пор мы постоянно общались с ней в аське и по телефону, виделись на вечеринках, и постоянно между нами висела какая-то недосказанность, но этот барьер не могли переступить ни я ни она. Я потому что она была девушкой товарища, а почему она? Возможно потому что она девушка, и ждала первого шага от меня, а может просто играла. Наше общение всегда было наполнено кучей пошлых намеков, но ни одна пошлость не произносилась вслух. Отношения со Светкой сошли на нет после того как в один из наших прекрасных вечеров страсти я назвал ее Алисой. Долгая ссора, короткое примирение, секс, снова долгая ссора, и вот наши отношения превратились в привет-пока. Я скучал по ней как по другу, но видел, что стал для нее неприятен, и все попытки вернуть старые отношения бились как волны о скалы, превращаясь в морскую пыль.

— Наконец-то, — сказал снова подошедший ко мне Андрюха. – Явление христа народу.
Из подъезда выходил жених со свидетелем и родителями. «Заебись костюм» — подумал я про себя. Выглядел Вадим действительно достойно слова «жених». Уставших от жары нас принял прохладный салон тойоты. Андрюха сел со мной на заднем сиденье, а на переднем сидел какой-то Вадимов родственник с добродушной улыбчивой харей. Я сразу еще подумал, что они с Андрюхой точно подружатся. так и вышло, первая бутылка коньяка открылась еще до выкупа. Немного проехались по городу, погудели, и вот уже въезжаем во двор невесты. У подъезда уже встречают, балабол Андрюха и наш певец Саня Антипов тут же бросились атаковать их рассыпаясь в шутках, реакцией на что был постоянный смех окружающих. В окне третьего этажа мелькнул силуэт в белом платье и сердце мое бешено застучало. Алиса..

Загс, роспись, поездка по памятным местам и фотографирование, все стандартно. Два новоиспеченных друга в нашей машине не затыкались ни на минуту, я пересел на переднее пассажирское кресло, и с кислой миной смотрел в окно. Наконец приехали к окончательному месту торжества. Нет это был не ресторан, а заводская столовка, где работала мать Вадима, ну в принципе не важно совсем. Опять бурная встреча новобрачных, дождь из пшена, монет и конфет, и конечно же каравай. Вадим выкусил такой кусок, что по-моему в руках осталось меньше, короче ясно кто у них главным будет.

Подарки решили дарить вначале, красивая процедура с музыкой, наверное так думали другие, я тупо смотрел на Алису не отрываясь, на ее модное свадебное платье с открытыми спереди ногами, и маленькую диадемку в черных как смоль волосах. Она же смотрела на меня, почему-то подумал, что если бы была рядом Светка обязательно ткнула бы в бок. Сразу вспомнилась моя простая добрая девчонка, тот секс в ванной, встреча с Алисой на кухне. Первый раз за вечер я улыбнулся. Подошла моя очередь вручать подарок. Сказав какую-то стандартную чепуху пожал руку Вадиму вручив ему конверт с деньгами, подарил букет Алисе, не сводя с нее глаз, приблизился чтобы поцеловать ее в щеку и услышал «Я хочу тебя». Послышалось. Отхожу. Смотрю на Алису, та на меня. А послышалось ли?

Спустя четыре часа банкет был в разгаре, гости пьяные, жених пьяный, сижу рядом с мамой Алисы, которая щебечет пташкой, я киваю головой и постоянно смотрю на невесту. Жену, черт побери. Мама Алисы постоянно пытается мне подать рюмочку, и я все так же тактично отказываюсь, мне нужна трезвая голова. В штанах как назло стоит колом, хорошо в зале свет неяркий и шторы на окнах плотные. Вот Алиса подмигнув мне поднимается и что-то ответив на вопрос Вадима выходит из зала. Считаю до 10.. Раз… время остановилось. Два.. Вдох… Три.. Выдох… Четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Прошла вечность. Выскальзываю из общества тети Марины, Марины, как просила называть себя она, я направляюсь на первый этаж, к туалетам. Никого. Из двери женского отделения показалось лицо с двумя затуманенными от желания льдинками глаз, и призывный жест пальчиком. Меня не нужно просить дважды сегодня.

Закрываемся в дальней кабинке, довольно просторно, хорошо. Целую ее долго, не могу оторваться, полтора года ждал этого момента. Рукой залезаю под платье, трусики насквозь, сдвигаю в сторону, пальцем глажу ее губки, приятная гладкая кожа промежности, все волосы удалены, залезаю пальцем внутрь, Алиска сжимает бедра, и открывает рот. Языком провожу по ее губам и улыбаюсь. Задираю платье невесты и стягиваю трусики, расстегиваю свои брюки и спускаю их, трусы туда же, вниз. Беру Алису под попу и поднимаю, она обхватывает мой живот своими ногами и смотрит в глаза. За полтора года я понял, что это одно из самых ее любимых занятий, смотреть мне в глаза. Может не только мне, но этого я не замечал. Вот и сейчас, мой хуй уже готов проткнуть ее, а она смотрит в глаза. опускаю ее ниже, чувствую как входит головка, смотрю в глаза, взгляд поплыл, насаживаю полностю, смотрю в глаза – закрыты. «Наконец-то» с улыбкой думаю я. Раскачиваю ее медленно, никуда не спешу. Алиса глубоко и сексуально дышит, ее пухлые губки приоткрыты, и я уже знаю какую крепость сегодня возьмет армия моих сперматозоидов. За дверью послышался стук женских каблучков, а после и журчание струи, снова стук и тишина. Я продолжаю трахать свою чужую невесту которая уже совсем забыла про игру в гляделки и только тихо постанывает, обняв мою шею. Я прислоняю ее к каменной стене и почувствовав опору начинаю вставлять быстрее, вижу как ей нравится этот напор, и закрываю глаза сам. А перед глазами стоит Света, моя Светочка. мышонок с веснушками. И так вдруг стало мне за себя противно, и за себя, и за Вадима, и за Свету, и за вот эту самую кончающую на мне невесту, я посадил ее на стульчак унитаза, и заправил член ей в рот, уже без нежности, а с какой-то можно даже сказать неприязнью и отвращением к ней. шлюхе в белом платье которая сосет мне сейчас в туалете на собственной свадьбе. Снова вспомнил Светочку, отдавшуюся мне первому, первому мужчине за свои 19 лет, и начал обильно спускать Алисе в рот. Закончив я вытер член об ее платье, и подняв с пола трусы вставил их ей в наполненный спермой рот. Застегнув штаны вышел я не глядя на нее. Никого не встретив по пути вернулся за стол в общество обрадовавшейся Марины, налил полный стакан водки и залпом выпил его.

Спустя минуту вернулась Алиса, с любовью глядя мне в глаза, но увидев кривую ухмылку отвернулась и села за стол. Мне опять стало противно и гадко, я налил еще водки и встав громко крикнул: «Горько!»

Заключение: Этот рассказ является сплошным нахлынувшим воспоминанием, возможно когда-то я разберу его на эпизоды и опишу подробно, но не сегодня. Берегите себя и своих близких.

Все отзывы, предложения и пожелания присылайте на почту ass.teacher@mail.ru.
С уважением, Диего Холмс.

, ,

Feb
02

Было все это в те времена, когда «у нас в стране секса не было», хотя дети как-то рождались. Однако, должен заметить, что это, не самая сексуальная история моего детства. И случилась она со мной в тринадцатилетнем возрасте.

Произошло все это в летнем городском пионерском (тогда еще) лагере. В то лето он располагался в нашем Доме Культуры. Хотя обычно его размещали в школе. Впрочем, к самой истории это имеет косвенное отношение. Как и в любом лагере, у нас был предусмотрен после обеда тихий час. Общая спальня находилась в спортивном зале и там были кровати и мальчиков, и девочек, расставленные в три ряда вдоль зала. Не помню как так получилось, но моя кровать была как раз в центре зала последней в центральном ряду со стороны мальчиков. Далее через небольшое расстояние между кроватями была территория девочек.

Моей «соседкой» была девочка из многодетной семьи. У нее были и сестры, и братья, как старшие, так и младшие. Хотя это не поощрялось, но мы помногу беседовали шепотом во время тихого часа вместо сна. Она рассказывала много интересных, с моей точки зрения, вещей о своей семье. Например, что их родители часто мыли своих детей вместе, невзирая на различие полов: «так быстрее». Я лежал и тихонько завидовал ее братьям, имевшим возможность видеть формирующиеся округлости ее двенадцатилетнего тела без одежды. Хотя, если подумать, то ведь и она видела их в таком же виде. Чуть не забыл сказать, что ее звали Оля.

Разумеется, эти беседы не могли остаться незамеченными для наших сверстников. Но на любые намеки, типа «жених и невеста», я всегда как-то отшучивался. Я не был очень смелым мальчиком, вероятно поэтому, как и все не очень смелые, я старался не показывать признаков трусости и даже застенчивости — острил, немного хамил и даже пошлил при удобном случае — «знай наших!». Довольно болезненно относился к возможности быть пойманным на «слабо» или как мы, тогдашние пацаны, говорили «а-а — зассал!»

Не знаю кто это придумал и почему, но нас два раза за смену водили в баню. Это несмотря на то, что мы каждый день вечером возвращались в свои квартиры. Естественно, никаких мочалок у нас при себе не было, да и с мылом была напряженка. Но надо — значит надо.

Водили нас мыться не в общую залу, чтоб видимо не мешали, а в душевые кабинки. Они располагались как в женской половине бани, так и в мужской. Мы мылись по двое в кабинке. Но из-за того, что в лагере было больше девочек, кабинок в их половине на всех не хватало и часть из них привели на нашу сторону. Однако, из-за шума воды множества душей мы узнали об этом уже после мытья. Почему это так важно ? Дело в том, что в кабинках для мытья стенки не доходят до пола. Вероятно, чтоб воде легче было стекать в канализацию, а уборщицам легче мыть полы. И если лечь на пол и заглянуть из-под стенки к соседям, то можно увидеть: кто моется. А небольшие детские тела могли и пролезть под этими стенками.

И вот между банными днями случилось так, что я оказался перед проблемой: «слабо с девчонкой вымыться?». Детский изворотливый ум моего оппонента продумал все! И то, что девочек опять приведут на нашу половину; и то, что по своей комплекции я вполне могу пролезть в соседнюю душевую; и даже то, что девочек в нашем отряде нечетное число — можно подстроить так, что какая-то из них окажется одна. Сейчас даже не могу вспомнить — на что же мы поспорили?

Деваться было некуда. Оставалось решить: с кем? После недолгих раздумий мой выбор пал на Олю. Однако, уговаривать ее пришлось довольно долго, что было для меня большой неожиданностью.

Банный день. Все складывалось как нельзя лучше — и вот мы с моим спорщиком в одной кабинке, а Оля (оставшаяся одна после распределения девочек) в другой. Зашумела везде вода, и выждав пару минут я начинаю свое путешествие по скользкому мокрому полу. Проскользнув на животе половину пути я вдруг вижу перед глазами не совсем детские ноги. Задрав голову обнаруживаю, что на меня сверху с некоторым испугом и недоумением смотрит наша вожатая — Марина, девушка лет 19, с приятной глазу фигурой (что мы, пацаны, не раз отмечали в узком кругу). От неожиданности она даже не успевает прикрыться и я снизу вижу такую картину!.. Наконец, заметив мой взгляд и не успев еще опомниться, она, вместо того чтобы заставить меня лезть обратно, почему-то шепчет:

— Влезай быстрее, пока не заметили.

Я находился в таком состоянии, что как зомби готов был выполнить любой приказ. Поэтому, даже не соображая: «что она сказала?», уже делал что велено. И только встав на ноги в тесной душевой кабинке между двумя обнаженными женскими телами я подумал: «Что же теперь будет?» Первый, вполне логичный, вопрос который задала Марина, придя в себя, был:

— Зачем ты сюда залез?

Но я не успел и рта открыть, как Оля уже пересказывала мою историю о споре. При этом Марина даже не пыталась как-то прикрываться, считая что я уже все равно все видел. Я действительно старался не терять времени даром, практически не обращая внимания на сверстницу, в упор разглядывал то, что было разглядывать куда приятнее. Близость тел в кабинке давала приятную возможность видеть не только все то, на что я смотрел лежа на полу, но и на верхней части тела было на что посмотреть. Сочные груди не висели как спущенные воздушные шары, а упруго торчали примерно на уровне моей шеи. Я мог бы положить свою голову на них, если бы сделал пол-шага вперед. Они были не очень большие, но сам их вид завораживал.

— Ну что ж, раз уж ты выполнил свою миссию, можешь лезть обратно, — сказала Марина. Я и не заметил, что Оля уже закончила свой рассказ.

— Не могу, — осмелел я — мы поспорили, что я буду мыться с девочкой.

Мне почему-то не хотелось уходить, кроме того внизу живота появлялись уже знакомые ощущения. Яички как будто кто-то сжимал рукой. Но на что я мог надеяться?

— Хорошо. Оля, потри ему спинку.

Зажав в ладошке кусок мыла, Оля привычными и деловитыми движениями начала водить по моей спине и бокам, изредка попадая на мою попу или живот. Я стоял боком к Марине и она не могла не видеть подергивания моего члена в такие мгновения. Я старался сдерживать свою эрекцию, которая практически не увеличивала всерьез размеры моего пениса.

— Повернись. — скомандовала Оля. Я повиновался. Такими же привычными движениями она продолжила свое дело. Для нее это все действительно было настолько обыденно, что она не знала о том, что при этом можно получать удовольствие! Она просто делала привычную работу. Но для меня то это все было впервые! И по реакции моего члена Марина поняла это.

— Он слишком грязный, а ты слишком торопишься. Давай покажу.

И она взяла мыло в свою руку. Первое же нежное женское прикосновение заставило моего петуха встрепенуться так, что это заметила даже Оля.

— Что это с тобой? — несколько испуганно проговорила она. Я прикрылся рукой, но Марина властно убрала ее.

— Нет уж. Мы то не закрываемся от тебя.

От ее движений по моему телу я снова впал в какое-то полуобморочное состояние. Но оно уже сильно отличалось от того, какое было в первый момент моего пребывания рядом с ними. Это было какое-то блаженство.

Мой член уже не опускался, несмотря ни на какие мои умственные усилия. Он мне уже не подчинялся. Оля стояла с широко раскрытыми глазами. А Марина, между тем, уже водила руками по моему паху.

— Его тоже надо помыть.

Она обхватила рукой мой член, слегка сжала его и затем ослабила хватку. Не знаю, увеличилась ли при этом его длина, но что он стал несколько толще после этой процедуры, я был готов поклясться. Снова плотно обхватив его, она начала водить рукой вдоль его ствола. Поскольку я уже к этому моменту был «на подходе», мне нужно было всего несколько таких движений и несколько секунд, чтобы выделить первые капли. К счастью, за мыльной пеной их было практически незаметно. Но Марина по каким-то признакам поняла — что со мной происходит.

Буквально одним движением она подставила меня под струю воды, смыла с моего петушка мыло и снова отодвинула обратно. Душевого потока воды оказалось достаточно, чтобы ослабить эрекцию, но Марина уже знала, что она хочет. Продолжив свои движения на моем органе, она вскоре вернула все в исходное положение и теперь уже ждала нужного момента. Он снова не заставил себя ждать, и вновь выплеснул струйки перламутровой жидкости. Не давая упасть ни одной капле мимо подставленной руки, она продолжала другой свое дело, давно забыв о мытье и об Оле, которая как завороженная смотрела на происходящее.

Собрав достаточно спермы на ладонь, она поднесла ее ко рту и слизнула. Один вид этого заставил меня выпустить целую струю такой же жидкости.

— Не трать напрасно. — попросила она.

Сев на корточки, Марина направила мой член себе в рот и начала работать не рукой, а языком. Я не успевал сглатывать слюну, почему-то заполнившую мой рот. Оля вдруг ойкнула и начала быстро тереть руками свою промежность. Тут уж не выдержал я. Пользуясь ограниченностью пространства, я протянул к Оле руку, взял ее за локоть и довольно жестко придвинул к себе, даже задев ей Марину. Я убрал ее руку и стал сам работать с ее непокрытой волосами киской. Она уже была влажная. Помня о том, как поступила Марина, я поднес ко рту влажную руку и лизнул ее. Не могу сказать, что я умер от восторга, но что такого вкуса я еще не пробовал — это уж точно.

Желая повторения, я снова достал своей рукой ее нижние губы и стал просовывать палец внутрь.

— Ты что? Нельзя. Ведь я еще девочка. Мне мама запрещает туда совать все. И о мальчиках она тоже мне говорила. — Оля обеими руками убрала от себя мою руку.

Но тут меня выручила Марина, к тому моменту добившись и проглотив еще порцию спермы, опустошив меня внизу.

— Я тебя уже помыла, если хочешь, можешь намылить меня.

Меня не надо было дважды упрашивать. Ее тело практически не имело лишней массы. Достаточно загорелое, с белыми полосками от бикини, оно упруго подпружинивало под моей рукой. Я, следуя ее примеру, тоже не стал быстро намыливать его. Я наслаждался своими первыми прикосновениями к такому соблазнительному предмету как женское тело.

Пройдясь по верху спереди, я не стал прикасаться к ее лобку, решив оставить его напоследок. Повернувшись, она встала ко мне спиной.

Первую секунду я не мог ничего делать, только глядел на ее попку, похожую на сердечко, каким его обычно рисуют на бумаге.

— Наклонись и упрись руками. — схитрил я.

Получив перед глазами еще более восхитительный вид, я принялся за намыливание. Доставая рукой ее шею я случайно задел восхитительную попку своим членом. От этого он снова стал возвращаться в «боевое» положение. Я теперь уже всеми своими мыслями ускорял этот процесс. Пользуясь тем, что она этого не видит, я время от времени повторял свои задевания. Очень скоро это дало свои плоды. Я был готов к тому, что задумал.

Приставив торчащий конец к ее попке, я обнял ее чуть выше талии так, чтобы мои руки достали спереди ее груди, и воткнул все, чем был богат куда-то вперед. Опираясь руками о стену Марина стояла довольно твердо, и я осуществил что хотел раньше, чем она поняла это.

— А ты, оказывается, насильник. — засмеялась она. — Только должна тебя огорчить: ты попал не туда.

Я действительно находился своим членом лишь между ее ягодиц, попав головкой в ее анальное отверстие. При этом моя головка легко вошла в анус Марины, такт как размер ее задней дырочки не мог всерьез воспрепятствовать напору моего не развитого карандаша. Вогнать туда весь член мне не удалось — никакой практики у меня пока не было и как правильно это делается я еще не знал, но я успел почувствовать, как кружок ее попки сжимает мою головку. Марина наклонилась ниже, и прижалась ягодицами книзу моего живота, отчего мой напряженный член полностью вошел в женскую попку. Колечко ануса плотно обхватило мой ствол, а Марина слегка покрутила бедрами, чтобы полностью почувствовать в себе мой член, после чего отодвинулась. Оля по моему, так и не поняла , что произошло. Я разжал руки и отступил. Она обернулась.

— Ты сам сказал, что залез сюда мыться, а не насиловать девочек. Поэтому оставь свои желания на потом.

Но в этот момент свои права на меня неожиданно предъявила Оля.

— Это он из-за меня спорил, и я тоже хочу попробовать, что у него вытекает из писи безапелляционно заявила она.

— Ты действительно этого хочешь? – усмехнулась вожатая.

Марина ожесточенно закивала головой. Я был оглушен такой бесцеремонностью девочки, и поэтому ничего не мог сказать, позволив воспользоваться мною двум девицам по своему желанию. Марина немного отодвинулась, пропуская Олю поближе ко мне, и сказала ей, чтобы она взяла мой перец в руку. Мой стручок в этот момент уже опал, и весь спрятался в кулачке Оли.

— Подожди – сказала Марина, — попробуй сначала пальчиками подрочить его.

Оля неумело двумя пальцами стала водить по моему стручку, без особого в общем-то эффекта. Марина отодвинула ее руку, и взяла мой конец своими тремя пальцами, сведя их щепоткой. Почувствовав умелую женскую руку мой жеребенок тут же вскинулся и стал подниматься.

-Теперь ты – подтолкнула вожатая Олю.

Недолго думая, девочка учитывая пройденный урок стала довольно шустро будоражить мой ствол, отчего член встал столбиком. Удовлетворенная произведенным эффектом, Оля довольно сказала:

— И руке приятно!

— Теперь попробуй взять в рот, как я делала – сказала Марина.

Оля наклонилась, и воткнув мой член в свой рот, обхватив губами головку, замерла. Моей головке стало тепло и уютно во рту девочки, но особых чувств я не испытал, т.к. никаких действий она не предпринимала.

— Пусти – вздохнула вожатая, и присела рядом с Олей – смотри за моими движениями и постарайся не стесняться.

Она пальцами обнажила мою головку, и стала язычком нежно ласкать ее, облизывая весь ствол, и иногда теребя языком яички. Несколько раз она полностью забрала член ртом, с чмоканьем выпуская его. Одной рукой она ласкала себя между ног, раздвигая, потирая и теребя нежные розовые губки, порой засовывая палец во влагалище, и слегка постанывая при этом. Оля в упор следила за ее движениями, завороженная действиями Марины. Ее губы находились рядом с лицом Марины, и постепенно она тоже, следуя примеру вожатой, стала прикасаться язычком к моей головке, все активнее облизывая ее. Два девичьих языка упорно работали над моим жеребчиком, но прикосновения были настолько нежные, что я был еще далек до облегчения.

— Пососи его как ириску – сказала Марина ученице, и та, полностью завладев инициативой, забрала моего петушка в рот начав сосать его. Увидев, что урок усвоен, Марина занялась собой всерьез. Она оперлась плечом на одну стену, и подняв ногу уперлась ею в другую стену душевой, продемонстрировав завидную растяжку. Голова Оли оказалась ниже ее разведенных ног, а мне предстала непередаваемая по своей художественной силе картина возбужденной женской плоти. Большие губки ее цветочка были полностью раздвинуты обнажая розовые складочки самой женской сути. Губки поменьше также разошлись, не оставляя закрытыми дырочку ее влагалища, под которой ясно было видно коричневатое сморщенное пятнышко ануса.

Пальцами одной руки Марина раздвинула свои складочки, а пальцы второй руки запорхали по ее губкам то сильно, то нежно потирая их, теребя бугорок в верху складок, проникая двумя пальцами сразу в дырочку влажного влагалища. Эта чудная картина происходила прямо перед моим лицом, и не выдержав я протянул руку, и воспользовавшись кратким перерывом в движениях Марины, с ходу засунул два пальца своей руки прямо во влагалище. Возбужденное и мокрое, оно легко поддалось, и неожиданно вся моя кисть погрузилась в ее сочащуюся киску. Марина хрипло застонала, выгнулась на встречу моей руке, и стала делать попкой поступательные и круговые движения так, что я испугался за свою руку. Моя худая рука почти до предплечья погружалась в ее плоть, и выходила обратно.

Сжав зубы и закрыв глаза, закинув голову, Марина одной рукой схватила мою руку, чтобы она не выскользнула из ее тела, а второй рукой обхватила меня за затылок, и притянула мою голову к своей бархатной промежности. Я был вне себя от возбуждения, т.к. Олин рот не прекращал работу над моим перчиком, а вид вздрагивающей плоти Марины возбуждал меня еще больше, поэтому я с готовностью наклонился к промежности вожатой, и мое лицо погрузилось в ее влажную вагину. Сначала я чуть не захлебнулся от облившего меня сока, обильно истекавшего из влагалища Марины, уже не задумываясь о его вкусе, и закашлялся, но Марина не отпускала мою голову, и я стал губами и языком водить по затвердевшей головке клитора, прятавшемуся до этого в розовых складочках тела Марины, порой заглатывая его так, что ее плоть заполняла весь мой рот, не давая дышать. Внезапно Марина задышала глубже, отпустила мою руку, которая по прежнему была погружена в ее влагалище, и отодвинула освободившейся рукой ягодицу поднятой ноги.

Я обалдел от открывшейся мне картины. Оля, оставив на время мой перчик приникла губами к анусу вожатой, решив, видимо, не оставлять свободной ни одной дырочки своей взрослой подруги. Пальцами она пыталась раздвинуть сжатую дырочку попки Марины, и проникнуть туда языком. Под ее напором попка вожатой расслаблялась все больше, и вскоре пальчики Оли, мокрые от выделений влагалища Марины, проникли в заветную дырочку, совсем для этого не предназначенную. Но Марина была нисколько не против такого двойного напора, и вскоре два пальца Оли оказались в ее чудной попке, а анус раскрылся и легко давал быстрым пальцам Оли полностью погружаться в него. Тут девочка вынула пальчики, и прижалась к открывшемуся анусу вожатой губами, продолжая язычком работу игривых пальчиков, растягивая руками легко поддающуюся расслабленную плоть попки Марины.

Видимо от неземного, никогда не испытанного блаженства, сфинктер Марины расслабился, и из ее ануса на лицо девочки полилась желтая жидкая кашица, а из влагалища ударила горячая струя, чуть не обжигая, как мне показалось, мою руку. В тоже время Марина застонала и ее тело стало страстно содрогаться от объявшего ее всецело приступа сладострастия. Я, испугавшись ее экстаза выдернул из влагалища руку, а из раскрытой дырочки Марины продолжали изливаться на лицо Оли потоки мочи вперемежку с тягучими струями влагалищных выделений. Оля, растерявшись, не отстранилась, не убрала лица, только зажмурилась и плотно сжала губы, а на ее лицо продолжали течь как горный поток, неудержимыми струями золотые излияния из влагалища Марины, смывая со щек девочки желтую массу попавшую на ее лицо из попки вожатой. Все это лилось так обильно, что я испугался, что Оля захлебнется, но Марина уже опустила ногу, и сползла спиной по стене на пол душевой.

Марина открыла глаза, туманным взглядом посмотрела на Ольгу, дрожащей рукой смыла с ее лица остатки своих выделений, привлекла ее к себе, поцеловала в губы, шепнула: «Извини», и вновь привалилась к стене, впав в какое-то оцепенение. Мы с Олей растерянно смотрели на вожатую, не зная, что делать дальше. Марина опять открыла глаза, и посмотрев на нас уже более осмысленным взглядом, со смешком, чуть севшим голосом сказала: « Ну, вы, пионеры, даете!», после чего рассмеялась. Я почувствовал восторг, все мое напряжение спало, и я засмеялся вместе с ней. Оля тоже поддержала нас залившись тонким прерывистым смехом. Марина по прежнему сидя на полу привлекла нас к себе, и прижала к своему телу.

— Далеко пойдете, пионеры – сквозь смех сказала она.

Мой упавший перчик случайно прижался к твердому горячему соску Марины, и от схлынувшего напряжение он опять вздыбился, уперевшись в мягкую податливую грудь вожатой.

— Ого, пацан, ты никак не успокоишься – удивленно сказала Марина, а я не знал что ответить и как себя вести, опасаясь насмешки со стороны девушек. Обстановку опять разрядила Оля. Эта девочка удивляла меня все больше и больше.

— Все правильно, — сказала она – ведь я так и не попробовала его киселька из писи.

— Это называется спермой – устало сказала вожатая.

— Хорошо, я хочу попробовать его спермы – упрямо ответила Оля.

— Сегодня тебе ни в чем нельзя отказать, — сказала Марина. — Только и у меня есть перед тобой небольшой должок – продолжала она. – Давай так, ты Оля наклонись и возьми в ротик его петушок, а я повторю то, что ты делала со мной.

Подчинившись вожатой, Оля наклонилась, взяла в рот мой торчащий член, и стала все более уверенно и сладострастно посасывать его, насаживаясь ртом на всю длину ствола, а руками держась за мои бедра.. Марина в это время расположилась на полу сзади Оли, и раздвинув руками ее маленькие худые ягодицы, приникла губами к промежности девочки. Мне сверху было хорошо видно, что вытворяла Марина с писей Оли.

Сначала она вобрала всю промежность девочки в рот, и по движению щек было видно, что она усиленно работает языком, проникая во все закоулочки ее щелочки. Затем она оторвалась от Олиного влагалища, и стала пропихивать язык в ее дырочку, раздвинув пальчиками розовые еще не развитые складочки ее щелочки. Потом она стала длинно проводить я зыком от начала щелочки до розового ануса Оли, и в конечной точке быстро- быстро щекотала розовую дырочку попки. Затем Марина постаралась всунуть язык в попку девочки, и после некоторых усилий ей это удалось. Я видел как напряженный язык вожатой наполовину скрывался в заднем отверстии Оли, делая при этом поступательные движения, то показываясь полностью, то вновь погружаясь в девичью задницу.

Было видно, что анус девочки полностью раскрылся на встречу лицу вожатой, и, наконец, язык на всю длину погрузился в попу Оли, продолжая свою непрекращающуюся работу уже в теле девочки. Марина подняла на меня томные глаза, и увидев, что я наблюдаю за ней, оторвала рот от промежности Оли, чтобы мне было лучше видно работу ее языка над попкой девочки. От ее напора Оля покачивалась, забирая в рот мой член на всю длину, и доставляя мне неописуемое удовольствие, сама при этом постанывая. А вожатая по прежнему полностью всовывала и доставала язык из дырочки Олиной попки.

Когда язык освобождался , я видел на нем крапинки желтоватых выделений Олиного ануса, и Марина, очищая язык, иногда проводила им по Олиным ягодицам, оставляя на них мокрый коричневатый след слюны. Наверняка ей нравился вкус Олиной задницы, потому, что она тихо постанывала, и в ее глазах, неотрывно смотревших на меня, видна была страсть. В какой-то момент Марина оторвалась от промежности Оли, и поманила меня пальцем.

— Хочешь засунуть ей в попку? – спросила она. Я с готовностью закивал, и, вынув член изо рта Оли, отчего та протестующе замычала, подошел к ней сзади. Оля повернула голову, взглянув на Марину, и та сказала:

— Не бойся, маленькая, тебе будет хорошо, я об этом позабочусь.

Затем Марина поставила меня перед Олиной задницей так, что мой член оказался вровень с ее анусом, и почти уперся в него, а сама расположилась сзади меня, прижавшись мягкими грудями к мои ягодицам. Немножко развернув меня, она облизала головку моего члена, выпустив на нее струйку слюны, и равномерно размазала ее языком по стволу. Взяв мой член пальцами возле корня, она направила головку в дырочку Олиной попки. Я попытался проникнуть в нее, но анус сжался, и головка соскользнула вниз.

Вожатая вновь приставила его к попке, и крепко удерживая, стала подталкивать меня грудью ближе к Оле. Тихонько раскачиваясь, она разработала моей головкой анус Оли, и когда половина головки погрузилась в шоколадную дырочку, Марина взяла руками Олю за бедра, и потянув на себя, буквально насадила ее зад на мой дыбящийся член. Я полностью вошел в жопку, а вожатая стала руками раскачивать Олю, всаживая в ее задницу мой член. Оленька, вначале притихшая, вновь страстно застонала, от приближающейся эйфории. Вспоминая это позже, я понял, что развратная девица просто трахнула мною Олю, удовлетворяя свою страсть.

Быстро, очень быстро, я почувствовал, как мои яички и промежность сжимаются в предвкушении сладкого облегчения, и я застонал. Первую струю я выпустил внутрь попки девочки. Почувствовав горячую жидкость, Оля застонала еще громче, и сама прижала попку к моему животу. Почувствоав, как мое тело забилось в конвульсиях, и поняв, что я кончаю, Марина быстро вынула мой член из Оли, и моментально направила его себе в рот, пересев ближе к Олиной попке. Вторая тягучая струя ударила ей в язык, и она продолжала принимать в рот мою сперму, пока я не иссяк. Губы, язык и внутренность рта Марины были покрыты перламутровой жидкостью, но она ее почему-то не глотала. Выдавив из головки последнюю каплю, и приняв ее в распахнутый рот, она выпустив мой начинающий увядать член изо рта. Отодвинув меня от Оли, Марина легла на пол душевой под попку девочки, и потянула ее руками к себе, отчего девочка присела над лицом Марины

— Ну же, – шепнула Марина – отдай мне все что он в тебя вылил.

Из раскрывшегося ануса Оли потекли первые тягучие капли окрашенные в желтоватый цвет содержимым Олиной задницы. Тут же Марина подставила открытый рот, и остатки спермы потекли на ее губы и язык. Оля напряглась, стараясь выдавить из себя все мое семя, и неожиданно для себя вылила из ануса желтую жидкую кашицу на лицо, шею и грудь вожатой. Какая-то часть ее выделений попала, как мне показалось, и в рот Марины. В лагере мы ели много зеленых яблок из соседних садов, поэтому почти у всех был понос, и испражнения почти не имели запаха. От неожиданности Оля отпрянула от тела вожатой, и растерянно, выпучив глаза, смотрела на Марину.

— Ничего-ничего, маленькая – страстно шептала Марина, — я хочу чтобы ты еще пописяла на меня.

Оленька вся зажалась, но Марина стала пальчиками поглаживать ее влажную киску, раздвигая пальчиками маленькие губки, и наконец добилась, что из Олиной писи по ее рукам и на лицо потек слабенький желтый ручеек. Оля все еще стеснялась, и этот ручеек вскоре иссяк. Последние струйки Марина поймала открытым ртом.

— Не волнуйся, девочка, — улыбнулась Марина. – Ну что, ты по прежнему хочешь попробовать вкус спермы? Оля утвердительно кивнула.

— Ну тогда дай мне свой ротик.

Девушка, встав над Олей, наклонилась над ее лицом, и языком вытолкнула из своего рта комок перламутровой, окрашенной в желтоватый цвет жидкости в послушно раскрытый рот девочки. Густая тягучая струйка на минуту соединила их языки, пока последние капли не растеклись во рту Оли.

— На как? – с любопытством спросила она, наблюдая за реакцией девочки. Та сначала сморщила носик, а потом задумчиво покатал жидкость во рту. Наконец Оля сделала два глотка, проглотив мои излияния перемешанные с ее испражнениями, мочой и слюной Марины, и задорно заявила:

— А мне понравилось! Только жаль, что все уже закончилось.

— Подожди еще немного –проговорила Марина, и вновь нагнув Олю, переместилась к попке девочки. Она вновь стала страстно лизать промежность девочки, сосредоточившись теперь на том месте, откуда начинались розовые половые губки Оли. За ее быстрым язычком, когда она на секунду отрывалась от розовой писи Оли, переводя дыхание, тянулись тонкие прозрачные ниточки спермы и слюны. Оля раскачивалась под неутомимым напором вожатой, все сильнее постанывая, и я вынужден был придержать ее за плечи, чтобы она не упала, т.к. тонкие ножки Оли стали подгибаться. Тут Оля задрожала всем тело, замычала сдерживая рвущийся крик, и точно упала бы, если бы Марина удерживая не обхватила ее руками за попку. Все время, пока тело Оли содрогалось в конвульсиях первого в ее жизни оргазма, Марина не выпускала изо рта ее розовую щелочку, охватив губами промежность девочки. Когда Оля перестала дрожать, Марина отпустила ее, и девочка обессиленная села на пол рядом с Мариной. Марина сделал большой глоток, наконец освободив рот от Олиных и моих выделений.

— Теперь мы в расчете, — сказала Марина глядя на Олю каким-то таинственно-нежным взглядом. – Ну а ты, пионер, собирайся, думаю свой спор ты перевыполнил, — сказала он, обращаясь ко мне.

Вся наша дикая оргия заняла уже достаточно времени, и пора было возвращаться. Мы смылись под душем, смеясь и помогая друг другу руками и я полез в обратный путь. На последок Оля шепнула мне:

— Если хочешь, вечером приходи в сад. Знаешь скамейку за кустами? Я могу еще пососать у тебя.

Второго спорщика в соседней кабинке уже не было. Оказывется, он смылся, как только услышал, что я попал на вожатую. После бани мы пошли в столовую. Кстати, я вспомнил, на что мы спорили. На песочное пирожное за 22 копейки, которое давали нам к чаю на полдник.

, , ,