Archive

Posts Tagged ‘оргии’

Feb
02

Был один случай и мы ходили в лес с ребятами и девчонками. Так получилось, что мы с Ирой (так ее звали) отошли в лес дальше, просто погулять, разговорились на разные темы, потом сели на траву, она была в красных спортивных брюках, плотно облегающих ее ноги на попе. Ира вдруг захотела меня расчесать, подошла ко мне, так что ее пах был прямо около моего лица, и начала расчесывать. Затем вдруг она обняла мою голову и крепко прижала к себе; я не ожидал этого, возражал. Ира приказала: «Помолчи пять минут»; я подчинялся. Через некоторое время она отошла и села рядом, спросила меня, хочу ли я исполнить ее желание. Я, естественно, согласился, она сказала, что будет говорить в приказном тоне. Мне было все равно; Ирка дала свой первый приказ: стать на колени, я стал, и поцеловать в трусики, я не хотел, но подчинился. После этого мы вернулись к своим и разошлись по домам. Read more…

,

Feb
02

Так уж получилось, что один год мне пришлось проработать учителем математики в своей бывшей школе. Мне дали 8-е и 9-е классы – самый проблемный возраст. Ученики по большей части были пустые, туповатые и совсем не заинтересованные в учёбе. Но, признаться честно, среди них было довольно много симпатичных мальчиков, некоторые выглядели старше своих лет. Особенно мне нравился Герман из 9-го «А»: высокий, широкого сложения, голубоглазый, светлые волосы собраны в маленький хвостик (как выяснилось позже, он начал отращивать волосы только в этом году). На лице у него уже пробивалась рыжеватая щетина, голос был очень низким. В общем, в 14 лет половое созревание у этого мальчика, похоже, уже было на стадии завершения.

Герман был из тех, кого называют «обаятельными двоечниками», «обаятельными хулиганами»: он мог натворить что угодно, не выучить урока, однако ни у одной учительницы, даже у самой строгой, не хватало духа наказать его. Выигрышная внешность, светлые волосы, прекрасная улыбка делали своё дело. И Герман привык к такому отношению, расслабился, ни во что не ставил преподавательниц. С учителями-мужчинами он, правда, ничего подобного не позволял себе делать – видимо, уважал – но их в школе было только трое, и поэтому простора для хулиганства и ничегонеделания у Германа было предостаточно.

Однако я не собиралась потакать этому пусть и красивому, но наглому мальчишке. Во-первых, потому что у меня характер не слишком мягок, и, во-вторых, в отличие от коллег, которые просто умилялись его противоречивым выходкам, у меня были особые виды на Германа. Мне хотелось совратить его.

Конечно, думалось мне, вряд ли Герман был девственником. Я постоянно видела его в окружении самых «крутых» девчонок, славящихся своей блядовитостью и постоянными пьянками и гулянками. Он и сам ежедневно вращался в тусовке малолетних пьянчуг – наверное, поэтому у него никогда не хватало времени, чтобы выучить уроки. Однако наверняка ни одна из этих соплячек даже не догадывалась о том, что, помимо неумелого минета и быстрого перепихона в подъезде, может преподнести женщина мужчине.

А ещё мне хотелось впервые опробовать на мальчике его возраста своё любимое предпочтение в сексе. Меня безумно заводило и заводит наблюдать за парнем, который нестерпимо хочет в туалет по-маленькому, и не разрешать ему опорожнять мочевой пузырь. Власть, элементы садизма (обожаю в такие моменты надавливать парню на живот) – вот что мне больше всего нравится. Однако я не знала, как вовлечь в это Германа и как, если всё получится, заставить его сохранить произошедшее в тайне.

Возможность неожиданно представилась мне в начале декабря. Проходя мимо раздевалки на первом этаже, я увидела, как Герман допивает там литровую бутылку пива. В голове мгновенно созрел хитроумный план. Через несколько минут прозвенит звонок, и парень, если не решит прогулять, побежит в класс. А сейчас у него мой урок – математика. В расписании он и у меня, и у 9-го «А» последний. Я попрошу Германа задержаться и наконец-то помучаю своего любимого ученика всласть…

Главной задачей сейчас выступало затащить Германа на урок. Я дождалась, пока он спрячет пустую бутылку, и как будто случайно вошла в раздевалку…

— Герман? Как хорошо, что я тебя встретила. Помоги мне, пожалуйста…

Я как раз собиралась перенести из библиотечного хранилища в класс пособия по алгебре – надо было потихоньку начинать готовить девятиклассников к экзамену. Мы поднялись на третий этаж и взяли каждый по стопке тоненьких белых книжечек. В тот момент, когда мы вошли в кабинет, прозвенел звонок. Я улыбнулась про себя.

— Спасибо тебе большое. Садись.

Герман занял своё место на «камчатке». В класс торопливо вошли несколько опоздавших. Я начала урок с того, что объявила 9-му «А» о самостоятельной работе, которую собиралась провести на следующем уроке. По классу пронёсся стон.

— Ну-ну, я и так вас жалела, давно уже ничего не писали. И к экзамену пора начинать готовиться.

Я стала вызывать ребят по одному к доске и разбирать примеры из последних двух тем. Соображали они еле-еле, и я в очередной раз подумала о том, какие сейчас тупые дети. Хотя, в моё время из всего класса нормально учились тоже человека два-три, в том числе я… Остальные прожигали жизнь. Если честно, я всегда им завидовала…

Примерно в середине урока я заметила, что Герман стал ёрзать на стуле – видимо, как минимум пол-литра пива уже «перебазировалось» в его мочевой пузырь. Подумав об этом, я почувствовала, что трусики мои намокли. Однако я собрала волю в кулак и продолжила разбирать пример вместе с самой красивой (но при этом ужасно глупой и вульгарной) девочкой 9-го «А».

Когда до конца урока осталось минут пять-семь, я вызвала Германа. К тому моменту он окончательно извертелся, однако разрешения выйти почему-то не попросил. Что-то мешало. Я дала ему нарочито сложное задание. У доски он вёл себя очень рассеянно, постоянно пытался сжать или скрестить ноги. Тело его била едва заметная дрожь. Я тоже едва ли не дрожала – от возбуждения. Наконец прозвенел звонок. В глазах Германа вспыхнула радость, однако я мигом остудила его пыл:

— Задержись. Надо закончить этот пример, а не то опять на «двойку» напишешь. Домашнее задание – повторять пройденное. Можете идти, — это уже классу.

Поняв, что в ближайшее время поссать не получится, Герман сник, глаза у него потухли, однако противиться он не посмел – знал, что спорить со мной бесполезно. Вздохнув, он снова повернулся к доске и невидящим взглядом уставился на написанное. Я стала объяснять ему решение, но нарочито медленно и многословно, чтобы протянуть время.

— Вера Дмитриевна, можно я на минутку отлучусь? – во взгляде явно читалась мольба.

— Да ведь немного уже осталось. Потерпи…

Последнюю фразу, не удержавшись, я произнесла с таинственной нотой. Герман втянул в себя воздух и снова скрестил подрагивающие ноги. Я представила, как он сейчас сдерживается изо всех сил, как раздут и переполнен его мочевой пузырь… Внизу у меня всё уже пылало. Я взглянула исподлобья на живот Германа. Форму его хорошо было видно – сегодня парень заправил футболку в джинсы. Обычно идеально плоский, сейчас живот моего любимого ученика сильно выпирал. Наверное, в его мочевом пузыре был уже почти литр. Литр пива!.. «Пивную» мочу всегда труднее сдержать, чем «обычную». Удивительно, что Герман до сих пор терпел. Я не без удовольствия заметила, что его живот был сильно затянут ремнём с «рокерской» пряжкой. Кстати, одевался этот парень очень красиво, так, как мне нравилось — в «неформальском» стиле. Сегодня на нём были светло-голубые джинсы, в которые, как уже упоминалось, была заправлена футболка (чёрная, с изображением какой-то группы), просторная чёрная рубашка с рукавами ¾ и «Гриндерсы».

Прозвенел звонок, ученики разбрелись по классам. В коридоре стало тихо. Герман честно пытался сосредоточиться на примере, однако у него не получалось. То, что говорила ему я, он явно не слышал. Внезапно он согнулся чуть ли не пополам, во взгляде у него промелькнуло отчаяние. Рука метнулась к ширинке.

— Всё, Вера Дмитриевна, больше не могу!

Джинсовая ткань между его пальцами намокла и потемнела. Я метнулась к двери, захлопнула её и повернула ключ. К тому моменту, когда я снова взглянула на Германа, его джинсы стали мокрыми уже до колен.

Не обращая более на меня внимания, парень подскочил к раковине, вытащил член и пустил с трудом удержанную струю. При этом с его губ сорвался стон. Я подглядывала ему через плечо и с трудом подавляла желание запустить руку в трусы. Наверное, если бы я только дотронулась до клитора, то сразу бы испытала оргазм.

Тем временем Герман закончил писать, застегнул мокрые джинсы и повернулся ко мне с каким-то затравленным видом. Наверное, ожидал, что я наброшусь на него с руганью. Вместо этого я нежно привлекла его в себе и поцеловала. Обалдевший парень даже не сразу ответил на мой поцелуй. Однако через несколько секунд он сориентировался, и его руки сомкнулись на моей талии. Он потерял всякий стыд, его не смущали уже даже собственные обоссанные джинсы!..

Мы целовались очень долго, и при этом руки Германа скользили по моим бёдрам, попе, мяли грудь. Я запустила ему руку под футболку и с удивлением отметила, что у него уже в 14 лет достаточно много волос на теле.

— Пойдём ко мне. Тебе нельзя в таком виде домой. А у меня есть похожие джинсы… — прошептала я Герману на ухо.

— А после займёмся чем-нибудь интересным… Да? – шепнул в ответ этот малолетний нахал.

— Да, — улыбнулась я.

— Только как я такой пойду? У меня штаны до колен мокрые.

— Сейчас уже начался урок, и в коридорах, надеюсь, никого нет. Ещё я дам тебе пакет с тетрадями на проверку, ты вроде как помогаешь мне его нести, — прикроешься им. А сама пойду сзади, хотя сзади, кстати, меньше видно, — сказала я, крутанув Германа на 180 градусов.

— О’кей.

Мы благополучно добрались до раздевалки, Герман забрал свою косуху и присел на скамеечку, ожидая меня. При этом он сильно сжал ноги.

Я жила в доме, который было видно из окон школы, и поэтому мой любимый ученик не успел замёрзнуть, пока мы шли. По пути я всё время озиралась, но никто из знакомых и, самое главное, учеников, к счастью, не увидел, как мы идём вместе ко мне в подъезд.

Дома я сразу забросила джинсы и трусы Германа в стиральную машину и отправилась наливать ему горячую ванну. Пока я хлопотала, мальчишка несколько раз успел ухватить меня за попу и за другие места. Я диву давалась его наглости. Всё-таки я его учительница, пусть и «расколовшаяся», плюс на десять лет старше… Однако всё это мне безумно нравилось и возбуждало.

Наконец Герман разделся и залез в ванну. Сделал он это очень быстро – наверное, всё-таки немного стеснялся – но я успела заметить, какие у него красивые бёдра и попка. Из пены он выглянул уже с искрящимся и хитрым взглядом.

— Можно теперь на «ты»? – улыбаясь, спросил он.

— Когда наедине – да. И, надеюсь, ты сохранишь в тайне всё, что сегодня произошло и… должно произойти. – я откупорила и подала ему бутылку пива. Надо, чтобы мочевой пузырь у него снова наполнился.

— Конечно-конечно, — захихикал этот наглец. Однако я не испугалась. Всё равно ему никто не поверит: репутация у меня идеальная.

Я стала на колени и поцеловала Германа в мокрые губы. Он обнял меня мыльной рукой и, не отрываясь от поцелуя, потянул к себе. Меня, конечно, подмывало залезть к нему в ванну, однако я всё-таки уже составила совсем другой план.

Я пошла в комнату, чтобы не смущать его. Минут через двадцать Герман пришёл ко мне, завёрнутый в полотенце. Он распустил свои светлые волосы (оказалось, они отросли у него уже почти до плеч, в школе Герман никогда не развязывал хвост) и выглядел безумно соблазнительно. Полотенце пониже пояса выразительно оттопыривалось. Неожиданно парень скинул его и предстал передо мной во всей своей юной красе. Прежде чем он завалил меня на кровать, я отметила, что тело у него почти такое же волосатое, как у взрослого мужчины…

… Герман оказался просто неутомимым. Я испытала несколько оргазмов, а он запачкал своей спермой всю простыню. Через полчаса после того, как мы оказались в постели, Герман снова захотел писать, и я оторвалась, изо всех сил нажимая ему на мочевой пузырь. Парень стонал, корчился (чем ещё сильнее раззадоривал меня), однако не пошёл в туалет, пока я ему не разрешила.

Ушёл он от меня часов в шесть, когда за окнами уже стояла темень. Я дала ему свои голубые джинсы, в которые он еле влез, и пообещала завтра вернуть его одежду. На прощание Герман поцеловал меня глубоким поцелуем (от которого подкашивались ноги) и прихватил за писю. Я чуть было не крикнула, что не хочу его отпускать…

Мы встречались с ним до конца года (и иногда я мучила его мочевой пузырь), а летом, после окончания экзаменов, я нашла себе другую работу. Германа встречаю на улице частенько. Он всё время таинственно улыбается мне…

, ,

Feb
02

Один раз, сидя вдвоем дома, когда еще я служил в части, мы в очередной раз разболтались с женой о ее блядстве. Мы и сейчас частенько болтаем об этом и мне безумно нравится слушать как ее ебут и наполняют спермой. Я спросил ее как проходит обычный ее рабочий день. Наташа решила рассказать мне на примере того дня, уточнив, что бывают дни как спокойнее так и активнее.

«Мы с девочками пришли на работу как всегда к без пятнадцати девять. Пока весь штаб «утекал» на плац для развода, мы поставили чайник и стали проверять свой внешний вид. Я оделась в свободную юбку выше колена и белую блузку. Лифчик одела, а трусики не стала, так как было тепло, а идти от дома до работы пять минут. Я как раз крутилась возле зеркала, рассматривая, как сидит юбка, рассматривая себя сзади, когда из своего кабинета вышел Николай Анатольевич (это начфин, начальник моей жены тогда).

— Смотришь на сколько твоя задница сегодня хороша? – спросил он с ухмылкой, нагло залезая мне под юбкой.

Я только улыбнулась в ответ и слегка выгнулась, когда он ввел мне в анальное отверстие палец. Конечно я понимала, что еще до обеда он вдует мне в задницу, как делал это уже несколько месяцев, с тех пор как я устроилась на работу в часть. Начфин был вторым, кто натянул меня в части, сразу после командира, когда я вся растерзанная его огромным хуем вернулась в бухгалтерию. С тех пор он трахал меня практически каждый день, так как предпочитал ебать в очко, так что даже в месячные я ходила в кабинет, чтобы принять в свою прелестную попку его член.

После развода к нам заглянул командир. Он был как всегда весел и просто светился оптимизмом. Он пошутил там что-то и ушел. Минут через 50 после окончания развода мои ожидания оправдались, и меня позвал начальник. Я встала и оправив юбку пошла к нему в кабинет. Шеф был не один, в кабинете сидел солдат писарь… Николай Анатольевич сделал вид, что показывает мне что-то, а сам стал лапать мою попку под юбкой. Я слегка виляла попкой, показывая, что мне нравится, как он меня гладит. В конце концов он не выдержал и сказал солдату выйти. Потом на давая мне разогнуться, а наоборот кладя меня грудью на стол, он встал и зашел ко мне сзади.

Я слегка приподнялась и уперлась на локти, а в это время он уже задрал мне юбку и уперся своим хуем мне в задницу. Он только вставил свой член до конца, полностью заполняя собой мою дырку, когда я услышала твой голос за дверью и что ты спрашиваешь где я. Девочки сказали, что я у шефа. Мне понравилась пикантность ситуации — ты стоишь за дверью и думаешь, что мы работаем, а на самом деле Николай Анатольевич накачивает мое очко.

Его поршень ходит туда сюда в моей заднице, которую я ему подставляю каждый день. Я даже подумала «интересно, а слышно ли за дверью как со шлепками его хуй проникает в жопу твоей жены и если да, то с чем ты связываешь эти звуки и как их себе объясняешь». Я слышу, что ты говоришь, что подождешь и начинаешь болтать ни о чем с девчонками, совершенно не догадываясь, что сейчас делают с твоей женой (вообще таких случаев, чтобы меня ебали рядом с тобой и ты не догадывался, что я рядом. было много, но о них потом). Чтобы хоть как-то ускорить дело, я начинаю активно подмахивать своему начальнику, так как он уже довольно долго меня имеет, а ты там стоишь и ждешь.

И вот наконец-то я чувствую как моя жопа наполняется теплом и как маленькими фонтанчиками в нее выплескивается сперма моего шефа. Приподнявшись я сама слазаю с его члена и поправив юбочку быстро выскакиваю в наш офис, где стоишь ты. Я подбегаю и целую тебя, при этом чувствуя, как попка маленькими порциями исторгает из себя только что принятую сперму, которая тонкими струйками стекает по моим голым ножкам. Я так быстро к тебе подбежала, что ты не заметил этих блестящих дорожек, а вот девочки разумеется видели как во время нашего поцелую у меня из под юбки вытекает сперма нашего начальника. И конечно они все знают, что меня имели в очко, так как каждая из них с той или иной степенью часто позволяет себя ебать туда Николаю Анатольевичу.

Мы договариваемся с тобой пойти в обеденный перерыв в магазин, и ты уходишь. Я же салфетками стираю следы моего анального падения с ножек и вытираю очко.

Уже ближе к обеду, когда я относила документы в архив и спускалась со второго этажа, меня подловил тот писарь, что был у начфина с одним из своих дружком-писарей (писарь начальника штаба). После непродолжительного тихого спора я сдалась и решила уступить им, но взяла слово, что они не будут звать остальных писарей (как обычно это происходит), а выебут только сами, так как я очень спешу. Мы спустились как обычно под лестницу возле закрытого входа в штаб. Я уперлась руками в стену, даже не собираясь как-то готовить солдатиков, так как они всегда были готовы мне вдуть.

Насколько мне известно я была единственная, кто давала не только офицерам, но и солдатам. Надеюсь ты не обижаешься, что твоя женушка была не просто блядью и давалкой, а ее мог иметь любой. Ну так вот, я встала спиной к ним, моя юбка как всегда перекочекала на пояс и я позволила себя ебать. Они стали по очереди меня трахать в пизду. Разумеется слово они свое не сдержали и тот, что имел меня первым сбегал за товарищами. Так что в результате я пропустила через свою пизденку таким образом шестерых ребят. Приняв в себя сперму последнего из солдат и на отрез отказавшись обслужить их по второму кругу, я пошла в туалет, где вытерла туалетной бумагой вытекающую сперму, а потом слегка подмылась в раковине.

Так прошел день твоей бляди до обеда. Во время обеденного перерыва мы с тобой сходили в магазин, а потом дома ты меня поимел в ротик и пизду… хи хи хи… знал бы ты тогда, что чуть больше часа назад эта пизда обслуживала шестерых солдатиков, при чем двое из них были из твоей роты.

После обеденного развода нас (меня, Кристину, Олю и Ирину) пригласил к себе командир, чтобы попить кофейку. Мы пришли к нему. Пока пили кофе командир шутил и балагурил, периодически намекая нам, что скоро придут важные гости. Потом он попросил закрыть дверь, а сам спустив по колени штаны лег на стол для совещаний и сказал, что хочет, чтобы каждая из нас сама села своей попкой на его член… так сказать для тренировки, так как гости кавказцы, а значит основной рабочей дыркой будет задница.

, , ,

Feb
02

То, что я хочу рассказать может показаться вымыслом, но это абсолютная правда. Поэтому некоторые имена я изменил, свое в том числе.
Идя с работы я познакомился с девушкой по абсолютно банальному поводу — она спросила, который час. Ей было лет 18-19, тонкая, стройная, с полной невинностью на лице. Я ответил.
— А Вы не поцелуете меня? — спросила она. Я поцеловал.
-Может, мы пройдем в парк? Поговорим?
Мы зашли в наш, довольно глухой парк, присели на скамейку.
-Поцелуйте меня еще раз, только не так, — попросила она.
-А как?
-Поцелуйте меня между ног!
Я опешил, но в этой девочке было столько непосредственности, что я, как завороженный, стал опускаться перед ней на колени. Она раздвинула ноги и приподняла юбку ( под юбкой не было нижнего белья). Я начал сначала тихонько, а потом все смелее и смелее лизать ей влагалище.
-Здесь не совсем удобно, может, пойдем ко мне домой? — спросила она- Меня зовут Оксана. Я живу со своими друзьями, но их сейчас нет дома. Это в двух минутах ходьбы.
Это действительно было в двух минутах ходьбы. Мы пришли в двухкомнатную квартиру. Оксана разделась и велела раздеться мне.
-Вылижи мне пизду, вылижи мне жопу. Проткни мне жопу своим ебаным языком.
Я начал лизать ей анус, захватывая влагалище.
-Дурак, не так. Ляг на кровать.
Я лег, с ее помощью задрал ноги к переладине, хотя не представлял, зачем это надо, Оксана привязала их к кровати по разные стороны.
-Заходите — Услышал я. — И в комнату вошли люди… двое девушек и четверо парней, они были голые.
-Слушай сюда, дурачок. Ты попал. Мы будем тебя пользовать так, как мы этого захотим.
Один из парней подошел ко мне сзади и сразу всадил свой стоящий член мне в зад — от дикой боли я заорал, но тут же другой вставил свой член мне в рот. Краем глаза я увидел, что это все снимаю на камеру.
-Значит так, — сказала Оксана,- если ты не хочешь, чтобы кассета со всем этим попала к твоим знакомым, ты будешь делать то, что мы тебе скажем. Ты будешь нашим рабом. А для начала отсоси парням.
Я стоял на коленях, комне подошел один из парней ия сначала несмело, а потом все смелее и смелее сосал его член. Вдруг он начал кончать в меня.
-Глотай, сука. Все до капельки. И быстро вставай раком.
Странно, но это мне начинало нравиться. Я встал раком и мне в зад вошел еще один парень.
-Стоп. Это, что пацаны его будт ебать, а мы как бы ни при чем? Ложись на спину, шлюха, я буду сцать тебе в рот, а потом выебу твою задницу тем, что подвернется мне под руку.
Я, захлебываясь пил ее мочу. Горячая струя не полностью попадала мне в рот, текло по лицу.
-Стань раком, проститутка. Я буду ебать тебя в жопу. -Мне в зад вошло что-то огромное- А ты пока соси, лижи всем, кому можешь.
Все это говорила Оксана.
-В самое ближайшее время ты узнаешь, как классно, когда тебя ебут подряд много мужиков, ты будешь вылизывать все пизды , какие мы только найдем. Тебя, шлюха будут ебать все кому не лень… от малолетки до собаки…

,

Feb
02

Это сексуальная история произошла со мной три года назад,тогда мне было 16 лет. Мой рассказ не вымысел,единственное,что я придумал-это имена. Я пишу это лишь для того,что бы поделиться тем как происходил мой самы классный секс в жизни.

Из выше написанного вы поняли,что на тот момент мне было 16,я имел не большие сексуальные контакты с ровесницами, и мне этого хватало,пока я не почуствовал всю прелесть настоящего взрослого секса. Все начиналось,теплым летним вечером, я мыл отцовскую машину, мы живем в котеджном поселке,где все друг друга знают, напротив нашего дома жила семья: жена, муж, дочь и родители мужа из всего этого сброда мне нравилась жена,ее звали Кариной,ей было 37, она была просто божественна,у нее были красивые волосы,изумитильные немного полноватые ножки,потрясающая грудь,превосходные губки…

Продолжу,я мыл машину как вышла Карина,выгуливать своего пса Артэмона, она была надета в белые коротенькие шортики,и черненькую обтягивающию футболку,она шла я смотрел на нее,понимал,что я очень хочу эту женщину,но знал,что у нас ничего не получиться,и я тогда сильно ошибался,она прошла мимо меня я с ней поздоровался,она сказала мне,чтоя молодец,что помогаю отцу,и прошла дальше. Я все пялился на нее,она повернулась и шла в обратную сторону,и тут она встретила мой взгляд,я неловко отвел глаза,она пршла мимо.

На следущей день я возращался домой с магазина, подойдя к дому я услышал,что меня позвали.это была Кариночка,я подошел к ней,поздоровался она сказала,что у нее сломался спутник, но его некому починить,так как дома никого не было,а у нее начинался ее любимый сериал,я ничего не подозревая пошел в дом,на ней был коротенький мохровый халатик,она отвелла меня в зал,и показала телевизор,объяснив суть проблемы,а сама пошла ставить чайник.

На самом деле ни какой серьезной поломки не было,надо было всего вкрутить на место провод. Она пригласила,меня попить чай,я согласился,мы сели на диван в зале,и попивали чаек,с конфетами, пока мы сидели она показывала свои прелести,ничайно. Я возбуждлался,а мой член вставал,я выпил кружку с чаем,а олна все подливала.Чуть поголдя я понял,чтоя очень хочу сать,спросив у нее где у них туалет,в ответ получил лишь,что туалет у них не работает,я сказал,что пойду домой,но она встала на колени и открыла ротик,я не поначалу не понял,но потом сообразил,расстегнул ширинку,вытащил стоящий кол сунул ей в рот и пустил струю,

она глотала с каким то удовольствием,но не успевала,и моча лилась по ее телу,и вот я закончил,она встала облизала свои губы,снялла халат кинула на пол,на ней были красивые трусики от них она тоже избавилась, и велела ждать ее,сама направилась в душ,я сел на диван со спущенными штанами и представил,что здесь будет происходить через каких то десять минут,мой не большой пенис,встал в ту же секунду,я начал дрочить,кончил через несколько мгновений,взял трусики Кариночки обтер свои руки,и свой юный член.

Вот она явилась передо мной обсолютно голая с мокрыми волосами,боже как ей шли мокрые волосы,у нее была гладко выбритая пися,соски торчали,ее грудь была просто неописуема красива, для ее не юного возраста, она увидела,что я сижу сол спущеными джинсами,в моих руках ее трусики,все в сперме.

Она села рядом и начала меня целовать в засос,я потерял голову,и мне было по барабану,что пятнадцать минут назад я излился в этот ротик,мы целовались несколько минут,я ласкал ее грудь спускался ниже,а она тем временем дрочила мне мой агрегат,вскоре я сказал,что кончу,и ожидал,что она возьмет мой член в ротик,но она сунула его себе во влагалище я вылил столько спермы в нее,что даже испугался,что она меня кончится,тогда я даже не думал о том для чего она это сделала,

потом я вытащил из нее,и повалился на диван,а она тем временем работала с моим членом,так мне никто и никогда не сосал,она заглатывала его,отягивала головку и лизала ее,ласкала языком мои яйца,после всего этого у меня моментально встал,она улеглась и сказала мне,что бы я приступил к вылизыванию ее кисы,но начал с ее ног,я с удовольствием сосал ее пальчики,поднимался выше,приступил к ласкам ее киски,у меня это довольно хорошо получалось,и она довольно быстро кончила теперь была моя очередь выпить ее соки,я испил все до последней капли,она лежала не подвижно в течение нескольких минут,я лег с ней рядом целовал ее,но ту мне позвонила моя сестра и сказла,что бы я быстрее шел домой,так как нам надо было ехать,я с не охотой встал,был весь потный,в соках моей шлюшки соседки,и в своей сперме.

Через две недели она и ее муж подошли ко мне и он начал меня благодарить,ясначала не понял за,что но потом они объяснили,сказали,что он после аварии не может иметь детей,но им хотелось еще одного ребенка,и они воспользовались мною,меня переполняли смешаные чувства,но я был даже рад,они мне сказали,что в благодарность я могу приходить к ним и заниматься сексом с ней,потом я действительно приходил раз шесть,и даже имел ее за несколько дней до родов,мне стукнулу 17 я закончил школу и уехал в другой город,и пока не разу не был дома.когда приеду обязательно зайду в гости навестить свою соседочку-мамочку,и даже может потом напишу вам.

, ,

Feb
02

Мы с Маринкой запланировали погулять, подышать свежим воздухом. Никаких конкретных планов не было, но мы знали, что по ходу пьесы нам обязательно в голову придёт что-нибудь эдакое… День выдался очень жаркий. Солнце ещё не вошло в зенит, но шпарило нещадно. Я зашёл за подружкой. Родители её были на работе.

— Давай сейчас не пойдём, — предложила она. – Жарко очень, переждём немного.

Я без сопротивления согласился, потому что только что на себе испытал всю тяжесть солнечных лучей. Тем более, что дома у неё работал сплит, создавая комфортные условия жизни. Возвращаться в раскалённую печку, что пылала на улице, не очень хотелось.

Под сплитом хорошо, но чем заняться то? Включили телевизор, пощелкали каналами – смотреть нечего, среди DVD не было ничего нового, всё пересмотрено по нескольку раз. Скукотища… Мы оставили включённым телевизор на канале, где шла неназойливая передача. Сами же зацепившись за какую–то тему, болтали – ничего существенного, но по ходу разговора у меня в голове стала рождаться идея. Она должна была понравиться Марине. Она ведь такая любительница экспериментов над собой, над своей… натурой…

Маринка сразу согласилась и подготовка пошла полным ходом, в быстром темпе. Я сбегал в магазин, купил двухлитровую бутылку спрайта – подружке был интересен эффект от газированной воды. Бутылка взял не охлаждённую – мне не безразлично здоровье девушки. Пошарили на кухне, нашли приличного размера воронку и прозрачный стакан, резко сужающийся в нижней части. Как следует их вымыли. Кажется, всё было готово. Нас распирало. Не знаю, как Маринка, а меня просто колбасило от мысли о предстоящем. Внутри зажёгся огонь желаний, что-то давило на грудь, тяжестью опускаясь вниз, передавая этот огонь в колбаску находящуюся между ног, отчего она начала наливаться кровью. Я постарался унять разгорающийся пожар, отвлекаясь на другие мысли, на подготовку…

— Вроде всё готово? — сама себя спросила Марина.

— Вроде всё, — оглядывая предметы, сглотнув ком стоящий в пересохшем горле, ответил я.

— Раздеваемся, — приказным тоном сказала она.

Мы быстро скинули, что на нас было. А было то практически ничего. На Марине был только один легкий коротенький домашний халатик, под ним ничего. Впрочем, и этого было много, обычно по дому она бегает голышом и не только при родителях и родне, но и перед некоторыми очень близкими знакомыми. А вот, когда прихожу я, она обычно что-нибудь накидывает на своё изящное молодое тело, видимо понимает, что мне нелегко смотреть на её открытые прелести. Честно говоря, я благодарен ей за это.

Я тоже быстро разделся – лето, одежды мало и она слетела с меня в одно мгновение. Для того, чтобы то, что мы затеяли прошло успешно, надо было немного возбудить Маринку, вернее её… аленький цветочек, что пламенел между стройными ножками. Как я это делал, описывать не буду, не о том рассказ. Скажу лишь, что уже в процессе подготовки, моя подружка начала заводиться. Когда я приступил к первой части плана – возбуждению, писечка её уже была влажненькой, на губках прелестной вагины поблёскивали капельки живительных выделений…

Мне почти ничего не пришлось делать, разве что… несколько раз погрузиться в самую-самую глубину прекрасного, желанного влагалища… Чем и как, вы уж и сами надеюсь догадались… Да ещё не удержался, присосавшись к половым губкам, выпил все вытекшие соки и языком начисто вылизал их, не забыв поцеловать клитор…

Марина была на верху блаженства. Всё предыдущее я проделывал, когда девушка лежала на спине на своей широкой кровати. Окончив, я встал на пол на ноги. Марина переместилась так, что прелестная попочка её оказалась на самом краю. Она подогнула колени к себе, держа их руками, и широко развела. От этого подготовленная вульва, смотревшая вертикально вверх, раскрыла все свои тайны – лепестки половых губок разлепились, призывно открылась дырочка. Вагина вновь стала влажной, по желобку между ножек, к попке стекали капельки…

Я взял стакан, раздвинул пальцами одной руки вход и начал донышком вставлять этот самый стакан во влагалище, стараясь погрузить глубже. По мере введения, предмета, из Маринкиной писи хлюпая накопившимися влагалищными соками вытеснялся воздух. Сильно я не напирал, следя за реакцией девушки. Она вела себя спокойно, если не считать вздохов свидетельствующих о том, что ей вовсе не плохо… Стакан погрузился, конечно же, не весь, с середины его диаметр резко увеличивался. И хотя у меня создалось впечатление, что надави я посильней, он утонул бы весь, рисковать я не стал. Через его донышко преломлённое неровной поверхностью стекла, просматривалось таинственное содержимое Маринкиной утробы, восхитительной и желанной.

«А ведь я имею возможность видеть свою подружку не только с внешний стороны, но и изнутри» — промелькнула у меня мысль. Отпустил руку, стакан чуть вышел, сдавливаемый скользкими стенками влагалища и остановился. Я открыл бутылку спрайта и почти до самых краев наполнил стакан. Маринка замерла в ожидании. Я встал на колени между её ножек, придерживая их за нежные ляжки своими руками, тем самым освобождая уставшие руки девушки, пригнулся к промежности, припал губами к краю стакана и начал пить… По мере опустошения стакана, я ниже и ниже опускал её ноги, пися вместе со стаканам всё ближе опускалась к краю постели, изменяя свой наклон, давая мне возможность выпить всё до конца. Стакан был выпит залпом – к тому моменту меня мучила сильная жажда, да и не хотелось прерывать процесс, хотя и изогнуться пришлось изрядно.

Я опустил ноги девушки на пол, стакан выскользнул как пробка из бутылки, даже с небольшим хлопком, впуская внутрь воздух. Я успел подхватить его. Марина расслаблено лежала, поглядывая в потолок. Я нагнулся над ней.

— Продолжим или передохнёшь? – спросил я.

— Да, давай, а то ноги устали, — ответила она.

— Да и мне надо сделать паузу, а то я сразу столько не выпью, — улыбаясь согласился я.

С этими словами она села на краю кровати, а я разместился на полу между ножек подружки, повернувшись к ней спиной. Она не замедлила воспользоваться положением и игриво закинула свои ноги мне на плечи, беря меня ими в «плен». Я тоже будь не дурак, извлёк из получившегося положения максимальное удовольствие – поймал, не крепко ухватив, гладенькие голени девушки и повернув голову сначала налево, потом направо, поцеловал ей коленочки и нежно погладил восхитительные ляжки. В поцелуи я вложил всю страсть, которая подогревалась ощущением плотного прикосновения к моей спине ближе к шее её мокренькой горячей писечки… От чувственных поцелуев Маринка заёрзала, потераясь вагиной о мою шею, словно начиная мастурбировать. По мне пробежала дрожь, напрягая все нервы, поднимая и без того набухший член…

Она увидела метаморфозы случившиеся со мной и хитреньким голоском сказала:

— Давай помогу тебе. Ложись на спину, закрывай глаза.

Я с неохотой, но послушно покинул волшебный «плен», лег на кровать и закрыл глаза. Но писюн мой держался молодцом – хоть и хлопнул меня по животу, когда я откидывался на спину, но тут же, пружинясь, приподнялся. Я услышал шипенье газа из открываемой бутылки и наливание воды в только что использованный стакан, но честно не открывал глаза.

Марина решительно взяла рукой мой член, поставила его вертикально, полностью оголила головку, немного сдавила пальцами так, чтобы вход в канал максимально открылся. Я ждал… И вдруг почувствовал, что внутрь пениса потекла жидкость… было немного больно – мало того, что инородные тела внутри канала у мужчины всегда вызывают неприятные ощущения, а тут ещё сладкая, газированная вода! Член непроизвольно запульсировал, словно пытался вырваться из руки девушки, но она крепко держала его. Через несколько секунд, не веря себе, я почувствовал, как Маринка погрузила в свой ротик головку члена, немного наклонила его и высасывающими движениями выпила всё, что налила в меня. Потом облизала набухший конец пениса, как леденец и причмокнув сказала:

— Мало… Повторим!

Я не дёргался. Ерундовые пощипывания, что я испытывал вначале, ни в какое сравнение не шли с тем восторгом, которое последовало потом. Поэтому, я даже с нетерпением ждал продолжения. Надо сказать, второе наполнение канала писюна прошло не так болезненно. А потом было и третье, и четвёртое и пятое… Я изнемогал от наслаждения, член разрывался, когда нежные Маринкины губки касались его. Она там что-то ещё аккуратно делала зубками –я чуть с ума не сходил.

— Мариночка! – взмолился я, — Не могу больше, сейчас кончу!

— Хорошо, конечно кончай… — тихо и спокойно ответила она.

И не выпуская пенис из руки, принялась дрочить его. Какое же блаженство, когда онанировать приходится не самому, а делает это нежная рука милой девушки! Я не открывал глаза, а полностью отдался ощущения, начал даже покачиваться в такт Маринкиным движениям. Наконец перевозбуждённый член выстрелил мощной струёй вертикально вверх и сперма громкими шлепками шлепнулась на мой живот и грудь, пачкая меня и руку девушки, всё ещё не выпускающую мой пульсирующий писюн. Вот это был кайф!!! Я открыл глаза и увидел, что моя девушка лежит рядом, запустив вторую свою руку себе между ног, пытаясь доставить удовольствие и себе. Мне так захотелось ей помочь!

Я быстро высвободил пенис, перевернулся, уложив не сопротивляющуюся Марину, у которой по моему уже начало мутиться сознание, на спину и навис над ней в позе 69… Руками подхватил её ножки под соблазнительные ляжки, подогнул ноги в коленях, развел их в стороны и припал жаждущим ртом к разбухшей вульве. Стоило мне совсем немного поиграть языком с половыми губками, всосать их в рот и там языком разобраться с клитором, как девушку начало трясти. Она извивалась, вскрикивая от удовольствия, металась подо мной, но я никак не мог оторваться от живительного источника – пил и пил влагу истекающую из него. Наконец я почувствовал легкое прикосновение ко мне – это Маринка, не способная говорить пыталась отпихивающими движениями дать мне понять, что хватит…

Я отпрянул, всё ещё держа её ножки в руках, мы застыли на некоторое время и тут я только заметил, как тягучая сперма стекает с меня из расслабившегося члена прямо на девичье тело… теперь мы оба были перепачканы в семени. Я несколько раз опускался, прижимаясь всем своим телом к Маринкиному. Получалось прикольно – мы сначала прилипали друг к другу, а потом с чмоканьем отлеплялись… Девушка захихикала…

Мы встали и пошли отмываться в ванную. На наше удивление, мы умудрились не запачкать постель ни одной каплей спермы. Она только была несколько влажной от наших вспотевших тел. После передышки от полученного наслаждения, по времени достаточной, чтобы мне восстановиться, так как мои мужские возможности были нужны в начале последнего акта пьесы, мы приступили к задуманному… Задумать то мы задумали, а сможем ли осуществить, вот это был вопрос! Но мы не привыкли отступать и с уверенностью вдрызг пьяных ёжиков начали действовать…

Первым был выход Маринки – её задачей было оживить мой писюн, привести его в боевое состояние, с чем она успешно справилась, нежности рук и ротика… Дальше была моя реплика. Девушка легла на кровать, как бы подготавливаясь к сексу. Я сначала не долго «поиграл» ртом с её розочкой, возбуждая и добавляя к выделяемой ею смазке свою слюну. Потом навис над ней и ввёл головку между половых губок… Хорошо, что не за долго до этого я кончил. Теперь я мог спокойно выполнить свою миссию – сделал несколько фрикций, полностью входя в стонущую от удовольствия Маринку. Это надо было, чтобы немного растянуть её влагалище. Ну не огурцом же это делать, когда рядом есть преданный и нежный мужчина (как я про себя?).

Член был выведен, когда я начал чувствовать, что продолжение чревато прохождением точки невозврата и дело могло закончиться совсем не так, как мы планировали. Маринка переместилась в позу, как в первый раз – на самый край кровати, до небольшого свисания попки, ножки поджаты и раздвинуты, от недавних моих движений в ней не закрывшаяся писечка, смотрит вверх. Ну как оставаться равнодушным к такой прелести? И я чмокнул в самую дырочку…

— Ну хватит тебе, — жеманно запротестовала Маринка, хотя по интонации было понятно, что она не прочь продолжить.

Я взял себя в руки и в дело пошли предметы. Прежде всего, в открытую дырочку зияющую между губок вагины я осторожно вставил воронку… надо сказать, это была не слабая воронка, только горлышко в диаметре было сантиметра три… Может чуть меньше, мы не мерили… «И что они им делают?» — подумал я… Потом взял бутылку и принялся по возможности тонкой струйкой, чтобы давать выходить наружу воздуху, наливать через раструб сладкий напиток.

— Ух! – выпалила девушка, — Такое ощущение, что я сейчас опИсаюсь, — добавила она.

Я лил пока уровень воды не сравнялся половыми губками. Очень осторожненько вынул из влагалища воронку, оно чуть сжалось, выдавливая излишки жидкости, которые тонкой струйкой стекли по промежности, через попку на пол. Он (пол) не был покрыт ковром или ещё чем-то подобным. Под нами был открытый линолеум и мы не боялись пролить, потом вытрем. Теперь было самое ответственное и трудное…

Я подвёл ладони под Маринкину попку, припал ртом к вагине и присосавшись, немного отпил. Она начала вставать, жидкость, до этого находившаяся в ней, начала вытекать, я же, не давая пролиться ни одной капле, пил напиток смешанный с внутренними соками молодой женщины. Постепенно она встала на очень широко расставленные ноги, я же руками держа её под попочку, плотно прижимался к сладкой писечке, при этом моя голова была задрана вверх, я весь выгнулся назад. Хорошо, что влаги было не много, примерно с кружку, долго бы я так не выдержал. Но я честно исполнил свою роль в этом спектакле наслаждений – выпил Маринку до конца и когда отпрянул, с половых губок и открытого входа во влагалище выпало только несколько капель…

— Молодец! – сказала восхищенная девушка.

Но мы не пошли сразу мыться. Мы ждали, когда мне захочется… пи-пи… До этого я выпил достаточно воды – из стакана, что был в писечке, из неё самой, да в промежутке, пока отдыхали, пропустил несколько стаканчиков, причём намеренно, чтобы выполнить ещё одну просьбу Марины.

Минут через десять, пока мы сидели, отдыхая расслабленные, облитые сладким напитком на полу, мне подпёрло. Желание навалилось как-то сразу и сильно. Я даже ничего не стал говорить, а сразу встал и потянул за руку девушку в ванную. Она конечно же сразу всё поняла.

— Нет, давай прямо здесь, — сказала она.

С этими словами Марина высвободила свою руку, сползла с кровати и легла на пол. Я понял её желание, встал у неё между ног и начал пИсать прямо на неё… Первые, самые крупные капли горячей солёной струи шлёпнулись точно на её лбу, разбившись на совсем мелкие брызги, орошая всё лицо и волосы девушки.

Я пошевелил пенисом, поливая золотым дождиком её лицо. Марина старалась во все глаза смотреть на происходящее, слизывая солёную влагу со своих губ, но солёные капли попадающие в глаза, заставляли её жмуриться… Я изливал и изливал содержимое мочевого пузыря, боясь его опустошения раньше времени, поспешил полить соблазнительную грудь, стараясь попасть в сосочки, пробежался по животику, лобочку… Струя особым звуком зашлепала поп половым губкам, а потом, ослабевая, пробежалась по правой ноге.

— Вот теперь можно и в ванну, — смеясь сказала Марина, протягивая мне руку.

Я помог ей, с неё потекло на пол, где образовалась приличная лужа. Чтобы не делать по квартире мокрую дорожку до ванной, я подхватил подружку на руки и понёс, поставив на ноги лишь в белую купель. Ну, а затем мы конечно же помылись, помогая друг другу, убрались, отдохнули немного, перекусили и, поскольку солнечные лучи на улице перестали злиться на людей, как и планировали, отправились гулять…

, , , , ,

Feb
02

Эсфат, схватил меня за волосы и потащил к дивану, уперев меня затылком в подушки и уже сам начал трахать меня в рот, да так, что член доставал аж до аорты, я давилась, но терпела, краем глаза поглядывая на Ирку, она уже не всхлипывала, а только жалобно стонала — охранник Нурик на всю глубину своего огромного красного члена трахал ее задницу, и сзади была уже очередь из желающих туда же…

Давясь членом Эсфата я не разглядела кто схватил мои ноги, силой их раздвинул и очень грубо засунул пальцы в мою киску, сначала два, потом все четыре, большой палец я почувствовала в своей маленькой дырке и дико задергалась, пытаясь освободиться, но получив две пощечины от Эсфата сама с готовностью раздвинула ножки и даже подалась вперед насаживаясь на невидимый, но толстый член турка – быть битой мне не хотелось вовсе.. Следующие два часа я помню плохо, помню что мой ротик постоянно был занят, что стонать уже сил не было и я тихонько выла в очередной раз принимая в свою бедную попку чей-то член а то и два, тк через какое-то время им показалось, что мое очко уже слишком сильно растянуто и трахать его по одному уже не интересно.

Иринке доставалось не меньше и я даже не решалась взглянуть в ее заплаканное лицо, залитое спермой. Думаю эти шестеро трахнули каждую из нас в тот вечер раз 30 в общей сложности, такого марафона в моей жизни еще не было и мне даже стало любопытно, откуда у них столько сил. Но и эти герои все-таки выдохнись и жутко довольные развалились на диванных подушках, с сигаретами в руках. Мы уже обрадовались, что на этом все закончилось, и жалобно стали просить отпустить нас, но Али, огромный турок, который все же надорвал мою бедную попочку, сказал «Куда же вы красавицы в таком виде, это приличная страна, ну-ка оближите ка друг-друга, а мы посмотрим какие вы бываете нежными и чистыми»

Остальные заржали, а нам с Ирой ничего не оставалось как начать слизывать друг с друга турецкую сперму, я действительно старалась быть нежной, так мне было жалко бедную Ирку, но и она видимо чувствовала то же самое, потому что ее язычок скользил по моей маленькой груди и опухшим дырочкам так ласково, что я сама того не ожидая, жутко потекла и начала постанывать. Иринка видимо всем назло разошлась не на шутку и запустила свои пальчики в мои дырочки а я схватив ее руку начала посасывать тонкие пальчик5и с французским маникюром. Эта сцена так понравилась нашим мучителям, что они снова потянулись к своим отдыхавшим членам. Но нам с Ирой было уже все равно, мы даже хотели что бы нас опять оттрахали, так сумели завестись друг от друга.

Правда, ребята решили по-другому – сначала они поставили нас обеих раком и стали запихивать каждой в попку по пивной бутылке из-под Эфеса, благо их тут было выпито не мало. Нурик выкрутил мне руки за спиной и стянул своим ремнем, так что упираться на них я не могла и уткнулась лицом в ковер – та еще поза, выглядела я наверное исключительно жалко – на коленях, лицом в пол, с пивной бутылкой в заднице, потом снял со стены тугой конский хлыст ( прямо по Чехову) и несколько раз хлестанул меня по заднице, я взвыла… но тут же получила такой пинок под зад, что пропахала носом по ковру полметра и сжавшись затихла, стараясь только как можно больше оттопырить свои половинки на потеху мучителям – пусть меня лучше выпорют, только бы не били по голове.

Иру заставили встать на ноги, не вынимая бутылку, и вручили хлыст со славами «Ты видела, что надо делать». Иринка растерялась, но легонько ударила меня. Ребятам такая жалость не понравилась и она получив несколько ударов кулаком заработала надо мной гораздо активнее, била хлыстом на отмашь так, что после каждого удара я визжала как резанная а на моей толстенькой загорелой попе проступали красные пухлые следы – турки были в восторге.

Приговаривая « так ее, русская шлюха» один из них, что имя я так и не запомнила, подошел ко мне спереди, схватил за волосы и уткнул в свои волосатые ноги «лижи, умаляй, шлюха» Мне было уже все равно — я неистово стала сосать и облизывать его пальцы на ногах и повторяла « мой господин, я буду послушной, хорошей девочкой, твоей рабыней, только не наказывай меня, я буду твоей шлюшкой, делай что хочешь со мной» , ему это очень понравилось, он остановил Ирку, и за волосы потащил меня во двор, на земле вытащил из моей попки бутылку , приблизил к разорванному отверстию свой член и я почувствовала запах мочи наполнявшей мой кишечник Следом уже тащили Ирку, но она получила свою долю сразу в рот – ни один ни отказался от удовольствия унизить нас.

Так мы и стояли во дворе турецкого дома на коленях с разорванными задницами и мокрыми от мочи и спермы волосами, не знаю, пожалели ли нас, или просто побрезговали к нам таким прикасаться, но Эсфат хорошенько облил нас из автомобильного шланга и велел возвращаться в дом. Мы вернулись сами и еще полночи развлекали наших хозяев целуя их ноги и руки, трахая друг-друга и сами себя.. А утром, после того, как все присунули нам еще по паре раз, Нурик как ни в чем не бывало посадил нас в машину и отвез в отель. Наше счастье, что мы на следующий день уезжали, потому что каждый турок из обслуживающего персонала уже через час знал о наших послушных попках и норовил заловить нас вдвоем или поодиночке в каждом темном углу отеля да и на людях тоже. Мне даже пару раз пришлось поддаться на уговоры и дать кому-то в свою раненную попочку, испытывая адовы муки, но только что бы отстали, а уж сосать пришлось вообще без счета, но мы свалили оттуда и все померкло.

Вот такая история! Вспомнишь вздрогнешь… хотя… С Иркой мы теперь лучшие подруги, так как она меня никто никогда не облизывал и я частенько наливаю ей лишнего, что бы развести на это. А иногда, ну пару раз было точно, правда по совсем уж большой дринке, Ирка меня выпорола, той самой плеткой, которую я подарила ей на ДР в память о нашем турецком отпуске. Слава Богу мужья ничего не узнали

, ,